Чаю воскресение мертвых

kaminec

Среди флагов и символов, которые традиционно использовались русскими воинами и олицетворяли воинскую доблесть и презрение к смерти, особое место занимает стяг чёрного цвета и изображение Адамовой головы («тотенкопф»). Ранее мы говорили о том, что русский национальный флаг — бело-сине-красный триколор был подло украден вчерашними деятелями цк кпсс ссср, ныне обозвавшими себя «демократами». Та же история и чёрными флагами, имеющими глубокую и древнюю русскую историю. Но их в наше время скоммуниздили другие противники национальной России и возрождения русской расовой аристократии — всевозможные анархисты. Надо сказать, что начало этой тенденции положили их духовные вдохновители — батька Махно и кронштадские моряки, которые так же использовали «пиратскую» символику. Откуда они её взяли будет сказано ниже. Не вдаваясь в анализ абсолютно идиотских идей анархистов начала 20-го века, отметим лишь то, чем эти пособники жидобольшевиков кончили. Моряки Кронштадта, одни из самых ярых и кровавых установителей «советской власти», приведя к власти бланка, бронштейна и свердлова, поняв что таки представляет из себя эта «власть пролетариата», в 1921 году подняли антибольшевистское Кронштадское восстание, о котором в этом жж уже писалось. Восстание кронштадских моряков было безжалостно подавлено Красной армией, а Кронштадт зачищен от жителей, как потенциальных «контрреволюционеров». Оставшиеся в живых кронштадцы по льду ушли в Финляндию, страну, где победили местные Белогвардейцы во главе с бывшим царским генералом Маннергеймом, то есть «буржуи» по терминологии революционной матросни. «Буржуи и белогвардейцы» приняли беженцев, простили своих вчерашних преследователей и представители русской эмиграции, помогая им устраивать нормальную жизнь в нормальной стране, пусть уже и не являющейся частью Российской Империи.
Активный пособник красной банды батька Махно, когда стал не нужен бронштейну и бланку, так же вместе со своими ватагами безпредельщиков был разбит армией верных ленинцев и бежал в буржуазную Францию, где в нищете и забвении тихо помер от туберкулёза. А ведь предлагал ему генерал Врангель союз против красных. Предлагал…
Говорить о символе Мёртвой головы здесь сейчас не буду. На эту тему есть подробная статья Голова Адама как символ православного воинства.
А вот на Чёрных знамёнах остановимся подробно.
Впервые черное знамя с головой Адама в русской армии появляется в начале 19 века в частях грозного атамана — покорителя Кавказа, Якова Петровича Бакланова. Это был настоящий воин, двухметровый казак, который шашкой разрубал противника до пояса. В 1851 году в полк на имя Бакланова пришла посылка в которой оказался большой кусок чёрной ткани с изображением «мертвой головы» и надписью из «Символа веры»: «Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века. Аминь». Отправитель не был указан, но считается, что ткань была вышита руками монахинь Старочеркасского девичьего монастыря. Атаман Бакланов превратил подарок в знамя своего полка.
Горцы испытывали от баклановского символа суеверный ужас. Один из очевидцев писал: «Где бы неприятель ни узрел это страшное знамя, высоко развевающееся в руках великана-донца, как тень следующего за своим командиром,— там же являлась и чудовищная образина Бакланова, а нераздельно с нею неизбежное поражение и смерть всякому попавшему на пути».
17-й Донской казачий генерала Бакланова полк имел такой же флаг, присвоенный ему ПВВ №285 от 1909 года.
В разгар Великой (первой мировой) войны символ Мёртвой головы, только немного измененный (кости заменяют на мечи) задумывают внедрить и в войсковых частях. И пионерами здесь становятся наиболее дисциплинированные подразделения под командованием русского патриота, будущего героя белого движения Лавра Георгиевича Корнилова. Но, как мы знаем, для России Великая война превратилась в гражданскую и новый воинский символ стал непосредственной атрибутикой одной из лучших частей Белого движения — «корниловцев». Равно как головные уборы — «богатырки», разработанные и пошитые еще для русской армии, активно использовались их красными оппонентами, получив название «буденовки».
Корниловское знамя, как и знамёна других ударных отрядов, или, как их ещё называли — «батальонов смерти», имело не чисто чёрный цвет, а равнозначно сочетающиеся красную и чёрную полосы. Эта цветовая гамма так же впоследствии была украдена и присвоена себе анархокоммунистами, но об этом речь пойдёт в другой части.
В середине осени 1915 года на стол командующего Юго-Западным фронтом лег рапорт есаула Шкуро с предложением «отрядить его с партией казаков терзать тылы и коммуникации противника». Идея понравилась командованию и вскоре был сформирован «Кубанский конный отряд особого назначения» из казаков ККВ — спецподразделение для проведения диверсионных и разведывательных операций, прообраз современного спецназа. Сформировав его из самых отчаянных сорви-голов, каждый из которых был под стать своему командиру, есаул Шкуро самолично ввел для отряда и необычные отличительные знаки: к черным кубанкам его казаков был приторочен волчий хвост, а на самоучрежденном черном отрядном знамени красовалась оскаленная волчья пасть. Потому за «Кубанским особого назначения…» сразу же закрепилось и неофициальное название – «волчья сотня». Отряд Шкуро совершал рейды по вражеским тылам, взрывал мосты, артиллерийские склады, громил обозы. Этот отряд получил на фронте широкую известность. Немцы оценили голову Шкуро в 60 тысяч рублей.
Стяг «Волчьей сотни» был разработан лично А.Г.Шкуро и представлял собой черное поле с изображением на ней повернутой в профиль, оскаленной волчьей головы белого цвета,с налитыми кровью глазами и оскаленными белыми клыками. Носилось это знамя на древке, украшенном несколькими волчьими хвостами и было похоже на старый казачий бунчук.

  • «Волки Шкуро» на фронте
  • Стяг Четвёртой сотни волчьего полка

Под чёрным флагом с оскаленной волчьей головой казаки Шкуро, во время гражданской войны произведённого в генералы, били красных и освобождали от них русские города. Но не только с коммунистами сражались славные волчьи сотни в те годы — 20 января (2 февраля) 1919 г. дивизия Шкуро сбила противника у Минеральных Вод и подошла к Владикавказу. Здесь она столкнулась с ингушами, оказывавшими белым упорное сопротивление. Начались серьезные бои с рукопашными схватками — вплоть до кинжалов, принявшие затяжной характер. Тогда Шкуро нанес удар по горным ингушским аулам, и 27 января (9 февраля) делегация ингушей договорилась со Шкуро об отходе ингушских красных частей от Владикавказа. На следующий день вечером в город вошли части Шкуро. Владикавказ пал, и территория, занятая Добровольческой армией, распространилась на весь Северный Кавказ — от Черного до Каспийского моря…
«Волчьи сотни» вновь появляются уже на Восточном фронте II Мировой войны в начале 1944 г. Первая сотня была сформирована 26 декабря 1943 г. «…название Волчьей сотни — особых отрядов генерала Шкуро в годы Гражданской войны было грозой и смертью для большевиков. Пусть оно и в наши дни борьбы с ними страшит их…»(«Казачья Лава». 1944 г. 12 окт. №29). Вторая Волчья сотня была сформирована в феврале 1944 г. и отправлена во Францию. Третья получила почетное имя «Волчьей сотни» за январские бои под Ровно. Знамена — черные,с белой волчьей головой.

  • Казаки 6-го терского полка со знаменем «Волчьей сотни» готовяться встретить генерала Шкуро. 1944 год.

Во время гражданской войны, чёрный стяг с адамовой головой служил знаменем и Особой партизанской дивизии атамана Анненкова. В годы Первой мировой войны Анненков командовал партизанским отрядом, который занимался диверсионной деятельностью в тылу противника. Его солдаты и офицеры носили на левом рукаве нашивку — черно-красный угол с черепом и надписью «С нами Бог». Позже советские историки стали называть Анненкова первым фашистом и даже договорились до того, что войска СС, дескать, специально переняли девиз его партизанского отряда. Действительно, глядя на чёрное знамя белых партизан-анненковцев, воникают ассоциации и с вермахтом, и с Чёрным Орденом, но это и не удивительно, ведь русские и немцы — братские народы одной расы.
Анненков в период гражданской войны был одним из самых популярных вождей белых армий в Сибири. Многим импонировало в атамане то, что Борис Владимирович презирал азартные игры, не курил и не пил, не был замешан в скандальных любовных похождениях. В дивизии Анненкова было запрещено употребление спиртного. Замеченные в пристрастии к алкоголю надолго в рядах его «черных гусаров» не задерживались.
Барон А.П. Будберг, управляющий Военным министерством. Колчака в Омске, редко отзывавшийся о ком-то хорошо и особенно не любивший сибирскую «атаманщину», об Анненкове, тем не менее, писал в своём «Дневнике белогвардейца» так: «Этот атаман представляет собой редкое исключение среди остальных сибирских разновидностей этого звания; в его отряде установлена железная дисциплина, части хорошо обучены и несут тяжелую боевую службу, причем сам атаман является образцом храбрости, исполнения долга и солдатской простоты жизни. Отношения его к жителям таковы, что даже и все обираемые им киргизы заявили, что в районе анненковского округа им за все платится и что никаких жалоб к анненковским войскам у них нет… Сведения об устройстве анненковского тыла и снабжения дают полное основание думать, что в этом атамане большие задатки хорошего организатора и самобытного военного таланта, достойного того, чтобы выдвинуть его на ответственное место».

  • Партизаны-анненковцы со своими знамёнами

Вновь взвились чёрные стяги с Мёртвой головой над казачьими полками во время советско-германской войны.

  • Значок 2-го эскадрона казачьего полка Юнгшульца

Казачий кавалерийский полк “Юнгшульц”, сформированный летом 1942 г. в составе 1-й танковой армии вермахта, носил имя своего командира — подполковника И. фон Юнгшульца.
Начиная с сентября 1942 г. кавалерийский полк фон Юнгшульца оперировал на левом фланге 1-й танковой армии, принимая активное участие в боях против советской кавалерии, изрядно досаждавшей немецким войскам севернее реки Терек. Особенно интенсивный характер эта борьба приобрела в октябре, когда на фронт прибыло 287-е соединение особого назначения генерала Фельми (известное также как корпус “Ф”), специально сформированное для ведения войны в степях и пустынях. Однако здешняя местность больше подходила для действия кавалерии, нежели моторизованных частей, и казачий полк сыграл в этой борьбе весьма заметную роль.
Обеспечивая стык между частями соединения Фельми и 40-го танкового корпуса генерала Гейера фон Швеппенбурга, казачьи эскадроны принимали активное участие в наступлении 17-19 октября, в ходе которого понесли большие потери и были отброшены на восток части 4-го гвардейского Кубанского казачьего кавалерийского корпуса генерала И.Я.Кириченко. 30 октября, действуя в составе 40-го танкового корпуса, полк Юнгшульца отражал попытки советской кавалерии прорваться в направлении Ачикулак. Как сообщалось в донесении в штаб 1-й танковой армии от 2 ноября 1942 г. “все подразделения хорошо держались под артиллерийским огнем противника и показали свою выправку и воинский дух”.
Особенно успешно действовали казаки против советских войск, прорвавшихся 30 ноября в тыл Моздокской группировки немцев. В то время как моторизованные части соединения Фельми связали противника с фронта, казаки стремительным ударом с фланга наголову разгромили советский кавалерийский полк. После приказа командующего 1-й танковой армией об общем отступлении, отданного 2 января 1943 г., полк Юнгшульц отходил к в направлении ст.Егорлыкской, пока не соединился с частями 4-й танковой армии Вермахта.

  • Казаки Юнгшульца на марше

Под этим же флагом сражались казаки и русские добровольцы в первой танковой дивизии СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер». Известно, что адьютантом легендарного командира танкового разведывательного батальона этой дивизии Курта «Panzermeyer» Майера был казак по имени Михаил. В своих мемуарах «Гренадеры» Майер пишет, что этот храбрый воин не один раз спасал ему жизнь.
Не забыт Чёрный флаг и в наши дни, в среде тех, кому по праву принадлежит его использовать, как символ доблести, бесстрашия и продолжения борьбы с мировым злом.

  • Русские националисты на марше памяти Дмитрия Боровикова, Ингерманландия

Блог / Новости 

Флаг генерала Бакланова.
«Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века. Аминь» — эти заключительные слова Символа Веры окружали изображение мертвой головы Адама со скрещенными под ней костями на черном знамени русского казачьего генерала Бакланова. Яков Петрович Бакланов — герой Кавказских войн 1839 — 1859 гг. — наводил ужас на чеченцев и был прозван «грозой Шамиля».
17-й Донской казачий генерала Бакланова полк имел особый флаг, присвоенный ему ПВВ №285 от 1909 года. На черном полотнище флага изображался череп с костями (адамова голова) и белая надпись славянской вязью двумя дугами: вверху — «ЧАЮ ВОСКРЕСЕНIЯ МЕРТВЫХЪ», внизу — «И ЖИЗНИ БУДУЩАГО ВЪКА. АМИНЬ».
…В 1845 году войсковой старшина Бакланов назначен в 20 донской полк в укреплении Куринском на левом фланге Кавказской линии. С 1846 года начальник этого полка. Необходимо отметить, что полк к этому моменту отличался крайне низкой боеспособностью: донские казаки непривычные к условиям горной войны уступали линейным казакам, часть казаков находилась на подсобных работах… Так же негативно сказывалось отсутствие обучения во владении оружием (особенно плохо владели донцы этого полка стрелковым оружием), а одной лишь храбростью победить горцев невозможно, да и удивить их ей сложно. Безусловно, Бакланов не мог мириться с такой ситуацией. В первую очередь он вернул в строй всех казаков своего полка. Установил строжайший контроль за содержанием коней (мог запороть за пропитый овес) и оружия. Так же, ввел обучение казаков саперному и артиллерийскому делу, и разведывательной службе, в полку была организована седьмая сотня, где под присмотром Бакланова обучались младшие командиры и пластунская команда для проведения особенно опасных дел.
Яков Петрович не отличался излишним педантизмом в соблюдении устава. Так он приказал спрятать уставную форму до лучших времен, а полк перевел на обмундирование и вооружение исключительно трофейным имуществом. Таким образом, через некоторое время 20 полк был одет в черкески, а казаки щеголяли друг перед другом дорогими кинжалами, отличными черкесскими шашками и нарезными ружьями. Баклановский полк не упускал малейшей возможности сразиться с горцами, равно как и нанести им какой-либо урон. Карательные экспедиции, засады, сожженные аулы, вытоптанные посевы, угнанные стада… В общем-то отплачивал горцам их же монетой… А имея разветвленную сеть агентов среди горцев, на которых он тратил почти все свое жалование, Бакланов мог опережать хищнические набеги горцев… В этой ситуации горцы были вынуждены думать не о нападении на казачьи станицы и русские поселения, а о том как самим не стать жертвами набега баклановцев. Начальство было в восторге от достигнутых результатов и не обращало внимания на его партизанщину. За заслуги Яков Петрович награждается орденом св. Анны 2-й степени и золотым оружием. И по окончании службы 20 полка на Кавказе по личной просьбе главнокомандующего войсками на Кавказе М.С. Воронцова направленной императору (Воронцов — военному министру: «Передайте, дорогой князь, государю, что я умоляю его оставить нам Бакланова»), Бакланов был оставлен на второй срок и ему был доверен в управление 17 донской полк. Любовь казаков к своему предводителю была столь глубока, что вместе с ним остались многие командиры и рядовые казаки 20-го полка. Вскоре 17 полк стал образцовым. И снова бои, разведки, засады… Горцы победы Бакланова зачастую объясняли его дьявольской сущностью и называли «шайтан Боклю», в чем их Яков Петрович и не стремился разубедить, это если сказать помягче, а зачастую и стремился их укрепить в этом заблуждении. Хотя, скажем прямо, это было не сложно — два метра роста, богатырского сложения, лицо изрыто оспой, огромный нос, густые усы переходящие в бакенбарды, кустистые брови. Летом в кумачовой рубахе, зимой в тулупе и высокой папахе. Примечательны были и баклановский удар шашкой, разваливающий противника от плеча до пояса и его меткость в стрельбе. В 1851 году Бакланов получил с Дона посылку, в которой ему прислали значок — на черном полотнище череп со скрещенными костями и надпись «Чаю воскрешения мертвых и жизни будущего века. Аминь». Этот мрачный символ, получивший название «Баклановского значка», наводил ужас на горцев, и с ним Яков Петрович не расставался до конца жизни. В начале 50-х Бакланов под командованием Барятынского принимал участие в экспедициях вглубь Чечни. Награждался орденами, а в 1852 году возведен в генеральский чин. В 1854 году в ответ на набеги мюридов Шамиля, отряды Бакланова разрушили 20 чеченских поселений. В 1855 году переведен со своими казаками под Карс, участвовал в его штурме. Отношения у Бакланова с главнокомандующим Н.С. Муравьевым не сложились, и вскоре Яков Петрович отпросился в отпуск на Дон. В 1857 г. он возвращается на Кавказ, где главнокомандующим стал Барятинский. На этот раз Бакланову была поручена должность походного атамана. В основном он занимался административными делами, не участвуя в боевых действиях. В 1859 г. Яков Петрович получил орден святой Анны 1-й степени, став полным кавалером этого ордена, в следующем году произведен в генерал-лейтенанты.
В 1861 г. Бакланов был назначен окружным генералом 2-го округа Донского казачьего войска, а в 1863 г. направлен в Вильно, где генерал от инфантерии М.С.Муравьев (брат Н.Муравьева) собирал войска для похода в восставшую Польшу. Вначале Яков Петрович возглавлял казачьи полки армии Муравьева, затем исполнял должность начальника администрации Сувальско-Августовского округа. Вопреки страшной молве, сопровождавшей его имя в Польше, Бакланов действовал хотя и сурово, но без жестокости и даже вошел в конфликт с Муравьевым-«вешателем», проявляя милосердие. «Ваше превосходительство, — оправдывался он перед командующим, — я прислан сюда не мстить, а умиротворять». В своей докладной на имя Муравьева Бакланов писал: «В помыслах моих было ослабить в районе моего отдела толки о русской свирепости». За польскую кампанию Яков Петрович получил свою последнюю награду — орден святого Владимира 2-й степени. К тому времени здоровье Якова Петрвича пошатнулось, долго болел, жил в Петербурге, написал воспоминания «Моя боевая жизнь»… 18 января 1873 года Я.П. Бакланов умер, умер он в бедности, похороны состоялись на кладбище петербургского Новодевичьего монастыря за счет Донского Войска. Пять лет спустя на его могиле был установлен памятник, созданный на добровольные пожертвования и изображавший скалу, на которую брошены бурка и папаха, из-под папахи выдвинут черный «Баклановский значок».
3 октября 1911 году прах Якова Петровича был торжественно перезахоронен в усыпальнице Вознесенского собора Новочеркасска, рядом с могилами других героев Дона — М.Платова, В.Орлова-Денисова, И.Ефремова. Обелиск с петербургской могилы генерала Бакланова был доставлен в Новочеркасск и установлен возле собора. С приходом к власти на Дону большевиков усыпальница дважды подвергалась разграблению. 15 мая 1993 года состоялось перезахоронение атаманов».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *