Чем жалость отличается от сострадания?

Сострадание и Сочувствие — это способность души сопереживать, то есть понимать чувства другого человека, понимать то, что происходит у него в душе (понимать и сопереживать его победам и радостям, страданиям и боли).

Задумывались ли вы над тем, в чем отличие сострадания и жалости? Ведь чаще всего люди именно «жалеют» кого-то…

И хорошо ли это — жалеть кого-то, жалеть себя? Задавались ли Вы когда-нибудь вопросом: почему я людей жалею, многим помогаю, а в ответ только получаю лишние проблемы и никакой благодарности?

Давайте сегодня попробуем разобраться с этим подробнее.

В чем различие между состраданием и жалостью? Как понять и почувствовать ту тонкую грань, которая разделяет эти две сопереживающих реакции? Думаю, что каждому было бы полезно задать себе подобный вопрос и понять для себя значения этих двух понятий.

На первый взгляд это одно и тоже, просто сопровождается различным эмоциональным подтекстом. Сострадание — нечто более высокое, идущее из глубин души, а жалость там, где страх и боль.

Сострадание — это то, что в итоге помогает душе того, кому мы помогаем, стать лучше и развиться. И в итоге это воздается свыше тому, кто наделен состраданием.

А жалость — это то, что в итоге губит душу того, кому мы помогаем из жалости. А если это идет во вред другим, то и воздается человеку «по заслугам», т. е. притягивает в его жизнь проблемы.

Сострадание — это способность к сопереживанию, способность точно определить эмоциональное состояние другого человека и понять, что с ним происходит. Сострадание — это умение при любых условиях действовать так, чтобы причинять как можно меньше вреда окружающим существам.

Жалость же — это по своей сути констатация слабости, неспособности или «ущербности» другого существа по сравнению с собой, констатация его страданий с некоторой дистанции.

Жалость порождает поток разрушительной энергии, потому что жалея, человек обычно признаёт ущербность объекта жалости, его неспособность самостоятельно выйти из сложных ситуаций, в конце концов — жалость — это признание за другим положения жертвы: «Бедненький, несчастненький, как тебе плохо…» и этот образ вкладывается в чувство жалости.

Очень простой пример диалога…

— Как мы жалеем человека. Вот человека надо пожалеть… как ты определяешь, что ему плохо?

— Себя поставить на его место.

— Ну конечно, мы ставим себя на его место. Значит, кого жалеем-то? Себя. А жалось к себе, это не то, чтобы плохо. Жалость к себе — это как труба, через которую вылетает вся энергия. Вот какая бы энергия ни была, в тот момент, когда жалеешь себя, она сделала ручкой и ф-и-и-и-ть — как в унитаз. Энергия ушла! А-а-а-… бедный я бедный, вот и я также буду стоять… и буду руку протягивать, меня никто не любит, никто не подаст монеточку. Бедный, я бедный! Только ты не думаешь «Бедный я бедный», ты думаешь «Бедная бабушка бедная».

А это — то же самое. Когда ты жалеешь людей, ты ставишь себя на их место, по сути ты себя жалеешь. И жалость, она всегда из такого… ну с одной стороны чувства превосходства, потому что ты-то сейчас не у церкви стоишь и не просишь денег. Значит ты лучше, чем она. Но ты ставишь себя на ее место, и ты пожалел собой сверху, себя снизу. И жалость, из-за того, что она лишает тебя силы, не дает тебе возможности адекватного взаимодействия.

Например, ты думаешь, что ей плохо, а она, может быть, собирает на машину. И ей очень хорошо. И она не знает, как еще на машину заработать в ее возрасте.

А может быть, она действительно голодная, может быть, ее надо накормить. Потому что придет чувак какой-нибудь, и отберет у нее деньги. Она стоит, а он приходит потом, забирает у нее деньги, дает тумака и все.

А может ее просто покормить надо. А почувствовать это можно, если ты ей сострадаешь. Не жалеешь ее, а сострадаешь. То есть ты настраиваешься на нее, чувствуешь ее как продолжение себя, ты чувствуешь ее состояние. И вот из этого сочувствия, из этого сострадания, ты чувствуешь, что будет лучшим для нее.

Может лучше просто пройти мимо, потому что это не на пользу, все ее сборы денег не на пользу.

Понимаете? И тогда нет жалости, есть сострадание. А сострадание всегда проявляется в адекватной форме, наиболее адекватной. Иногда сострадание это… как хирург на операции, сострадание хирурга. Он не жалеет пациента. Представьте «Ой-ой-ой, ой как сейчас мне будет больно! Ой-ой, лучше не резать сильно!» Как ему больно будет.

Сострадание хирурга, это когда он действует собрано и точно. Иначе пациенту будет только хуже. Так вот это сострадание действием. И это самое эффективное.

Жалость приучает к слабости и бездействию. Жалея себя, человек часто с удовольствием делится личной ношей с окружающими, перекладывает на кого-то ответственность за свои действия, требуя понимания или поддержки.

Человеку одинаково плохо и когда у него действительно что-то болит, и когда всего лишь не реализуется какая-то его прихоть. Человек приучается, чуть что, жалеть себя изо всех сил, даже сам не понимая, что его страдание не столь велико, насколько он его изображает. И более того, утешение для него нередко важнее, чем решение проблемы, из-за которой ему стало плохо.

И вместо того, чтобы быть сильным и самостоятельным, человек живет слабым и зависимым — потому что за всю свою жизнь, по большому счету, ничего не делает самостоятельно. А тот, кто его жалеет, помогает ему оставаться в этом состоянии как можно дольше.

Сожаление о совершенных грехах мешает совершению молитвы-намаза.

ВОПРОС: АсСаляму алейкум. Я погребала своих родных троих подряд. Сейчас убедилась, что надо читать намаз соблюдать пост. Но как я начала намаз, у меня душа мучается за проделанные грехи и что нельзя их исправить. Я чувствую усталость вялость во время намаза, поднимается и резко опускается давление, будто кто-то с меня высасывает энергию, это шайтан со мной так поступает или это я внушила сама или все так очищаются от грехов? Спасибо…

ОТВЕТ: Ўа `алейкум Салям ўа рахматуЛлаhи ўа баракатуh! Не надо мучаться за прошлые грехи. Это шайтан так издевается над Вами! Надо делать покаяние и надеяться, что Аллаh примет его и простит.

Для покаяния следует соблюсти три условия:

  • во-первых, человеку следует отказаться от совершения этого греха;
  • во-вторых, раскаяться в совершённом и искренне просить у Аллаhа прощение;
  • в-третьих, принять твёрдое решение никогда не соблюдать подобного впредь.

Если грех ущемлял права других людей, то необходимо восстановить их права и просить у них прощение.

И далее по сути Вашего вопроса, если чувствуете действие шайтана, скажите: «А’узу биЛляhи мина шшайтани рраджим». Можете сделать омовение.

03.01.2009 защита 34шайтан 26условия 64покаяние 118грехи 27вопросы 2221

выход с любовью и радостью, он жалеет. И что важно жалеет — себя! Испытывая жалость о чем либо или о ком либо, мы считаем, что ситуацию нельзя изменить. Это скорее сродни отчаянию и вместо того, что бы не терять веру и пытаться найти выход, мы
складываем ручки, надеваем грустную маску и старательно жалеем. При этом, как правило, мы испытываем жалость к себе, и жалеем себя, даже если это и обретает форму жалости к другому человеку. При этом сам человек, настолько уверен что, он прав, что даже не осознает, что вместо помощи, он еще больше питает неуверенность человека в себе. Когда люди пытаются манипулировать на чувстве жалости, они фактически манипулируют на вашем собственном чувстве нелюбви к себе.
Сострадание же отличается от жалости тем, что вы в сложной ситуации, не теряете веры, и протягиваете человеку руку помощи. Вы призываете его не отчаиваться, потому что все что не делается, все к лучшему, потому что вы понимаете, что законы природы действуют всегда и все события жизни надо принимать с любовью и благодарностью. Т.е. вы оказываете человеку помощь, внушая ему веру, что все на самом деле хорошо и
правильно, просто он этого пока не видит. Это и есть сострадание.
Например, когда рядом человек который потерял что то ценное. Мы можем испытать к нему чувство сострадания, и это означает, внушаем ему веру, в то, что ничего страшного не произошло, что он с этой ситуацией обязательно справится и в любом случае, все что не происходит это к лучшему. Т.е. мы как бы помогаем ему найти плюсы случившегося и тем самым поддерживаем его, при этом мы сами не считаем эту ситуацию безвыходной и видим и верим в возможность что либо изменить. Как правило, человек который верит в Бога, всегда обладает верой и надеждой и живет по закону — что посеет человек, то и пожнет, а чего не сеял, того пожать и не может. Этому человеку не о чем
жалеть. Второй вариант реагирования на ситуацию — это чувство жалости. Как правило, мы ставим себя на место этого человека, и нам становиться его жутко жалко, мы не видим способов выхода из ситуации, считаем, что с нами поступили максимально не справедливо и никто уже не в силах нам помочь. В этот момент мы примеряем ситуацию на себя, и в действительности жалеем себя.
Иногда, люди используют человеческую жалость, они как бы пытаются давить на жалость, что они такие несчастные, что им очень тяжело и плохо. И если им это удается, то это означает, что они смогли найти в вас, это самое слабое место, найти вашу не уверенность в себе и вашу не любовь к себе. Они фактически вызывают в вас чувство жалости к себе, чувство вины. Таким образом, они привлекают ваше внимание и ваше
время и производят энергетическую атаку — захват внимания. Если человек уверен в себе и знает выход из любой ситуации, то он не будет жалеть, он просто проявит

Manu Pikchu 926 3 года назад анонимус

Разница только в иерархическом положении чувствующего по отношению к объекту.

Если речь о сочувствии, чувствующий находится на одной линии с человеком, наравне. Он способен мысленно поставить себя на место этого человека и не просто представить, а пережить то, что сейчас переживает другой. Это эмпатия весьма высокого уровня. Сочувствие толкает людей помогать другим так же, как они хотели бы, чтобы помогли им самим в подобной ситуации, продолжая уважать человека, попавшего в беду, и стараясь спасти его самоуважение. Чаще всего это чувство появляется, если человек понимает или интуитивно считывает мотивы, толкнувшие другого человека на действия, которые привели его к этой ситуации, и ему кажется, что в подобной ситуации он сам поступил бы точно так же. А иногда человек принимает другого таким, какой он есть, и допускает мысль, что его личностные особенности не позволили ему поступить иначе. В любом случае, сочувствие не унижает, а дает облегчение и чувство принятия и защищенности. К примеру, мужчина разделяет панику лучшего друга по поводу увольнения с работы и не осуждает его за то, что тот уже третий день приходит к нему напиться — наоборот, выслушивает, искренне поддерживает, пытается помочь. Из сочувствия человек может не только морально поддержать друга, чей сын попал в тюрьму из-за драки с ментом, но и помочь финансово, скрыть от общих знакомых то, что произошло. Или, например, женщина разделяет с подругой ее переживания из-за ссор на работе, эмоционально вовлекаясь в ситуацию и полностью понимая чувства подруги. Сочувствие помогает хранить секрет, который просили не разглашать.

Чувствующий жалость ставит себя выше другого человека. Речь об эмпатии тут не идет. Тот, кто чувствует жалость, рассматривает другого как униженное существо, беспомощное, иногда даже никчемное, неудачника от природы, и помогая ему, идет на «милость к падшим». Бытовой пример: родители, которые жалеют сына, подсевшего на наркотики. Они подсознательно принимают тот факт, что их ребенок — несамостоятельный глупый человек, недоразвитая личность, которая не способна сама справляться со своими проблемами, и смотрят на его страдания сверху вниз. Но при этом они все равно пытаются ему помочь — оплачивают лечение, водят его к психотерапевту, пытаются наставлять. Жалость может почувствовать разумная адекватная женщина к своей подруге, которая прибежала к ней в слезах и рассказывает, что залетела от женатого любовника, а тот ее бросил. Она из жалости соглашается дать ей денег на аборт, не ожидая даже, что подруга их вернет. Сочувствие тут возможно, но все зависит от людей — именно по этой причине мы подсознательно знаем, кто может понять нашу проблему, а кто — нет, к кому можно идти за поддержкой, а к кому нельзя. Жалость иногда испытывает женщина, живущая с пропащим алкоголиком, и это чувство приподнимает ее в собственных глазах, добавляя ее жизни оттенок святости. Жалость человек испытывает иногда, когда собирается убить ужа, невинно греющегося на солнышке, и все-таки решает его пощадить.

Сострадание и жалость – это категории любви, милосердия. Они могут иметь разную меру. Жалость это тоже проявление любви, сострадания, но проявление пассивное. Ее противоположное проявление – безжалостность. Кажется, Горький сказал, что жалость унижает человека. Поэтому такое явление как жалость из нашей жизни устранили. Эту безжалостность можно наблюдать, например, в цирке, когда клоун падает, а весь зал хохочет. В комедиях, когда неуклюжесть, последующие страдания вызывают смех. (В мультфильмах «Ну, погоди», «Маша и медведь»). Если эту ситуацию перенести на себя: человек идет по улице, падает, разбивает лицо, травмирует себе локоть или еще что-то. К нему кто-то быстро подбежал, помог подняться, отряхнул, еще чем-то помог. Другой вариант – все хохочут. И чем трудней ему подняться, тем больше хохочет толпа. Получается, что современный юмор построен не на остроумии, веселых вещах, а на трагических.

А вот юмор святых отцов, людей очень добрых, радостных, их юмор, даже если он критический, сатирический, был направлен на себя. И никто из них никогда не высмеивал другого человека, тем более его неудачи, ошибки, его грехи, его падения.

Мы постепенно пришли по Горькому к тому, что стали понимать, что жалость – это некий недостаток, это то, что не нужно человеку. Мы часто превращаемся в безжалостных людей, когда нужно сострадать. У нас возникает не только смех, но и зложелательство, злопыхательство: «Так ему и надо. И еще побольше». Получается, качество милосердия, милующего сердца, фактически утрачено.

Часто не имеем жалости к больному, к умирающему. Человек уходит из жизни, и рядом нет никого, кто разделил бы его скорбь, проводил в мир иной, поддержал. К сожалению, таких людей все меньше и меньше. И самое печальное, когда мы окажемся в таком же состоянии, рядом не найдется сострадающего, потому что в детях это качество мы не воспитали.

О сострадании. Проявление жалости — это пассивное состояние. А сострадание – это такое проявление милосердия, когда человек входит в состояние страдающего человека. Он со-страдает. Например, когда раненый отстал от отряда, а другой не бросает его, а выводит, несет на себе его и его оружие, чтобы его спасти, он принимает страдание вместе со страдающим. Здесь уместно вспомнить притчу о самарянине, который проявил милосердие. В этой притче был не только самарянин, есть другие действующие лица, — разбойники, израненый и ограбленный человек, священник и левит. Притчу, наверное, все знают. Человек шел в Иерихон, на него напали разбойники, избили, ограбили и бросили. Мимо прошел священник и не оказал помощи, прошел левит и не оказал помощи. А самарянин, человек другой веры и национальности, за свой счет оказал ему помощь и практически спас его от гибели.

Самые безжалостные лица в этой притче – разбойники, у которых любовь к богатству была настолько велика, что жизнь человека, его муки и его боль были для них несопоставимы с теми ценностями, которые можно было у него отобрать. Здесь видно, что там, где появляются какие-либо страсти, (прежде всего сребролюбие, стяжательство, стремление к богатству) там жалость и сострадание не имеют места. И сегодня все это продолжается. Где встает вопрос о деньгах, там о жалости забывают даже близкие родственники, и начинаются беспощадные войны. И чем больше мотивация, чем больше куш, тем жестче люди относятся друг к другу.

Мимо этого раненого люди шли вроде бы неплохие: священник, левит, тоже служитель храма. Они, может быть, и пожалели этого человека, не они не вошли в состояние сострадания, не разделили его страдания, а самарянин разделил. Он пострадал тем, что, во-первых, истратил свои средства: обработал его раны своим вином и елеем, которые и ему самому были нужны, посадил на свой личный транспорт (осла), довез до гостиницы, а сам шел пешком и следил, чтобы тот не упал с осла. А священник и левит не помогли, то ли пожалели время или средства, или еще что-то. И эта жалость оказалась большей, чем жалость к раненому человеку. А жалость самарянина к раненому оказалась настолько велика, что он не пожалел времени, средств и сил, чтобы оказать милосердие этому человеку. Такая активная позиция, в отличие от пассивной, является состраданием, потому что человек входит в страдания другого.

Самый высокий образец любви и сострадания человеку и человечеству в целом явил, конечно, Господь Иисус Христос. Он не пожалел Себя ни в чем, не проявил к Себе никакой жалости и сострадания. Он никогда не использовал Свою Божественную власть и силу в защиту Самого Себя. Он мог воскресить умершего, исцелить больного, насытить тысячи людей малым количеством хлебов и рыб, мог своей духовной властью изгнать бесов – духов злобы, из страдающих бесноватых людей. Здесь Он проявлял и Свое могущество, и Свою силу, и Свою власть и над бесами, и над смертью, и над недугами. Но это тогда, когда речь шла о человеке, рядом с ним находящемся. По отношению к Себе Он никакой Божественной власти и силы не применял и подчинил Себя всем законам нашего грешного бытия. И это страдание (или сострадание – вхождение в страдания человека) у Христа началось с самого рождения. Будучи младенцем, Он был вынужден спасаться со Своими родителями в Египте. Далее Его страдания и сострадания роду человеческому продолжились в том, что Он терпел клевету, изгнание, преследования, презрение, ненависть и многое другое и завершились Его страдания страданиями на кресте. Здесь максимально столкнулась Божественная любовь, безграничная, безусловная, с максимальной человеческой ненавистью. И теперь, глядя на Крест, мы знаем, что такое сострадание.

Мы теперь понимаем, какие страдания может взять на себя человек, чтобы разделить страдания близкого. Мы теперь знаем, что ложь может быть побеждена истиной, что зло может быть побеждено любовью, что смерть может быть побеждена жизнью, и что после всех победителей, которые есть и, может быть, будут в этом мире, главным Победителем будет Христос. И все иные победы, особенно если это будут победы зла, коварства, будут разрушены, попраны. И над всеми иными победителями воссияет единый Победитель — Господь наш Иисус Христос.

Поэтому хотелось бы пожелать всем, во-первых, иметь жалость, потому что противоположное качество безжалостность – это тяжелое духовное свойство и для самого его носителя, потому что неумение сострадать ближнему делает сердце человека жестким, тяжелым. Человек тяжел не только для окружающих, но и для самого себя. Жалость становится пороком и унижает человека, когда она распространена на самого себя. Господь Иисус Христос в себе ничего не пожалел и нам заповедовал: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф.16:24). Этот путь Христа ведет на Голгофу. Последование за Христом ведет прежде всего не в Царствие Небесное, а сначала на Голгофу, а уже оттуда — в Царствие Небесное. Есть выражении у св. отцов: «В раю нераспятых нет». Поэтому всякое бегство к комфорту, уклонение от сострадания, жалости, разделения скорбей уводит нас в какую-то тину, в которой мы тихо задыхаемся от духовного смрада. Это не тот путь, который ведет к славе, к победе, к торжеству святости, добра.

Будем просить Господа, чтобы Он дал нам мудрость и силы сострадать тем, кто сегодня находится в страданиях и физических, и духовных, и душевных, и нравственных. Сегодня мир нам дает такое обширное поле для проявления милосердия, сострадания, жалости. Когда еще было такие времена, чтобы было так много страдающих людей! Вспоминаются слова Христа, что последнее время будет самое спасительное, но спасающихся почти не будет. Т.е. когда Сын человеческий придет на землю, найдет ли Он в ком веру?

Хотелось бы пожелать всем нам, чтобы мы остались теми, в ком сохранится вера, в ком не умрет милосердие, сострадание и жалость. В таких людях сегодня нуждается мир. И особенно человек понимает это нужду, когда сам оказывается в страдательном состоянии. Суд без милости будет над теми, кто не оказал милости. И этот суд над немилостивыми людьми начинает свершаться уже в этой жизни. Что посеешь, то пожнешь. Посеешь ненависть – пожнешь ненависть. Посеешь безжалостность — пожнешь безжалостность. Не твоя партия, не твое государство, не твое общество – ты сам лично будешь потреблять то, что посеял. Посеешь доброе – пожнешь доброе, посеешь злое, горькое, будешь питаться этим злым и горьким. Поэтому, воспоминая притчу о Страшном Суде, будем понимать, что Господь ждет от нас не только безгрешности, но и активной добродетельности. Мы должны накормить, напоить, приютить, а кроме того проявлять еще и духовную заботу, являть духовные добродетели. Будем помнить, что Господь нас любит всегда, а по этой притче о Страшном Суде становится ясно, где мы будем, по правую строну — с овцами или по левую – с козлищами. Это, в первую очередь, зависит от нас. Выбор за нами. Господь нам предложил жизнь или смерть. «Избери жизнь, — говорит пророк – дабы жил ты и потомство твое» (Втор.30:19).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *