Эллинский язык

Морфологические и синтаксические свойстваПравить

падеж ед. ч. мн. ч.
муж. р. ср. р. жен. р.
Им. э́ллинский э́ллинское э́ллинская э́ллинские
Рд. э́ллинского э́ллинского э́ллинской э́ллинских
Дт. э́ллинскому э́ллинскому э́ллинской э́ллинским
Вн. одуш. э́ллинского э́ллинское э́ллинскую э́ллинских
неод. э́ллинский э́ллинские
Тв. э́ллинским э́ллинским э́ллинской э́ллинскою э́ллинскими
Пр. э́ллинском э́ллинском э́ллинской э́ллинских

э́л-лин-ский

Прилагательное, тип склонения по классификации А. Зализняка — 3a✕~.

Корень: -эллин-; суффикс: -ск; окончание: -ий .

ПроизношениеПравить

  • МФА:

Семантические свойстваПравить

ЗначениеПравить

  1. греческий

СинонимыПравить

АнтонимыПравить

ГиперонимыПравить

ГипонимыПравить

Родственные словаПравить

Ближайшее родство

ЭтимологияПравить

Происходит от ??

Фразеологизмы и устойчивые сочетанияПравить

    ПереводПравить

    Список переводов

    • Венгерскийhu: görög (hu)
    • Итальянскийit: ellenico (it)

    БиблиографияПравить

      Для улучшения этой статьи желательно:

      • Добавить пример словоупотребления для значения с помощью {{пример}}
      • Добавить синонимы в секцию «Семантические свойства»
      • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»
      • Добавить сведения об этимологии в секцию «Этимология»
      • Добавить хотя бы один перевод в секцию «Перевод»

      История формирования современного греческого языка началась в период борьбы Греции за независимость от Османской империи.

      История формирования современного греческого языка началась в период борьбы Греции за независимость от Османской империи.

      Здесь почтовая марка, выпущенная в 1971 году почтой Греции к 150-летию со времени начала войны греков за независимость от турок.

      Языком современной Греции является т.н. стандартный греческий язык, принятый на основе разговорного греческого XIX-XX вв., известного как димотика (стандартный греческий язык также иногда называют новогреческий, хотя название «новогреческий» это просто обобщающее имя для всех современных греческих диалектов, используемых на современном этапе развития греческого языка). При этом начало новогреческого языка обычно отчитывают от падения Византийской империи в 1453 году, когда почти все территории, населенные греками, почти на четыреста лет вошли в состав Османской империи.

      После освобождения в XIX веке Греции от османского ига, и появления, впервые за тысячелетия собственно греческого государства, греки горели желанием вернуться к своим эллинским истокам (здесь мы не будем снова вспоминать Восточную Римскую империю (Византию), которая во все периоды своего существования, за исключением начального, была государством греков, и где с VII века до конца существования империи официальным языком был греческий (при том, что в начальный период существования империи, в IV-VI веках официальным языком Византии была латынь).

      Среди соблазнов нового независимого греческого государства XIX века был и соблазн вернуться к древнегреческому языку, т.к. тот греческий, на котором говорили греки XIX века, был далек от классической Греции.

      Как был далек от классической Греции и сам облик освободившихся от Османской империи этих наследников эллинов, переживших не только многовековое турецкое рабство и отуречившихся, но до того подвергшихся еще более длительной христианизации в Византийской империи, ведь христианство строилось на противопоставлении «языческому» римскому стилю жизни. Про предшествующий византийскому времени в истории Греции период оккупации Греции Римом сложно говорить, что он испортил «классических» греков, т.к. у Древнего Рима и Древней Греции была, по сути, общая культура.

      Интересно, что когда греки периода освобождения от Османской империи в XIX веке говорили о возвращении к «Золотому веку» Древней Греции, они не выступали против христианства, хотя оно, как раз, было ответственно за уничтожение последних очагов традиций Древней Греции.

      Например, в 394 г. н.э. христианнейший византийско-римский император Феодосий I запретил Олимпийские игры как языческий культ, а за три года до того по указке византийских властей прекратились богослужения в храме в Дельфах).

      В своих известных очерках по истории Римско-католической церкви Ене Гергей (годы жизни: 1944-2009) отмечал:

      «Еще раньше Феодосий и его соправитель император Грациан в 381 году, а затем в 383 году запретили подданным возвращаться в любую языческую веру.

      8 ноября 392 года Феодосий вместе со своими соправителями-цезарями вынес постановление, согласно которому лица, отправляющие языческие культы, невзирая на их положение в обществе, «за нарушение закона о вере лишаются дома и земельного владения, где они поклоняются языческим суевериям». Конфискованные здания и земельные владения изымались в императорскую казну. Превращение христианства в обязательную государственную религию повлекло за собой преследование нехристианских культов со стороны государства. В силу того, что христианство заняло господствующее положение, языческие религии попали в положение преследуемых, в котором прежде находилось христианство».

      Отвлекаясь от вышесказанного, отметим, что лояльность греков XIX века к христианству была связана с тем, что в предшествующий период турецкого владычества Константинопольский патриархат был единственным греческим учреждением в Османской империи, а его патриарх представителем всех греков перед султаном. Фактически, Константинопольский патриархат восполнял роль для греков роль отсутствующей «матери-родины», был хранителем греческого языка и греческой идентификации (православной, христианской в мусульманской Османской империи).

      Кафаревуса

      Но вернемся к греческому языку. Сначала в получившей независимость Греции XIX века был принят в качестве официального греческий язык в виде т.н. кафаревусы (от греч. слова καθαρεύουσα — «чистая», этот термин для обозначения «нового языка» был придуман греками в 1776 году). Официально, кафаревуса — это древнегреческий язык с принятием части лексики простонародного греческого языка тогдашней улицы (XIX века). Язык улицы тогда стал именоваться димотика (димотика — от греч. δημοτική — «народная»).

      Те, кто ратовал за кафаревусу в получившей независимость Греции XIX века — слой чиновников, издателей газет, греческая интеллигенция, хотели бы сразу перейти на древнегреческий, но это было невозможно по практическим причинам.

      В следующих двух разделах в кавычках курсивом приведены мнения с Интернет-форумов лиц, изучающих греческий язык.

      Со своим развитием в XIX-XX вв. кафаревуса все больше и больше пыталась очиститься от современного греческого разговорного языка димотики, что вызывало раздражение широких слоев греческого общества. Иностранцам, знающим новогреческий, кафаревуса не нравится, т.к. «там не совсем лексика димотики». Хотя теперь звучат мнения, что «кафаревусу вполне можно понимать без специального изучения, если знаешь новогреческий. Ведь в современном греческом языке очень много лексики и даже парадигм оттуда. В изучении кафаревусу проще танцевать от димотики, чем от древнегреческого».

      В то же время другие считают, что «выучить кафаревусу не так сложно, если уже учишь классический древнегреческий» (т.е. тот язык, на котором говорили древние афиняне — он был принят в Древней Греции за классический греческий, после того как могущество Афин в культурном плане оттеснило все другие греческие диалекты того времени на второй план).

      Тем не менее, ряд изучающих греческий язык говорят, что «кафаревуса — это дикая произвольная смесь грамматики и лексики разных времен, т.к. у разных авторов-разработчиков кафаревусы разные древние черты использовались по-разному, довольно бессистемно».

      Кафаревуса в качестве официального языка продержалась в Греции до середины 1970-х годов. Затем она была заменена димотики, согласно закону № 309/30.04.1976 «Об управлении общим образованием и его организации», принятому в 1976 году гражданским правительством Греции, сменившим военную хунту. При этом уже с 1930 года димотика преподавалась в четырех первых классах школы, в то время как кафаревуса изучалась в старших классах.

      Ныне на кафаревусе издается только одна греческая общенациональная газета — консервативная газета Estia, основанная в 1894 году. Также кафаревусу активно использует Элладская Православная церковь и Константинопольский Патриархат.

      Древнегреческий и новогреческий

      В настоящее время термин «димотика» для обозначения языка, принятого в современной Греции, если и употребляют, то только с целью его противопоставления кафаревусе.

      Обычно же говорят «эллиника» (ελληνικά), подразумевая при этом новогреческий язык, но по сути обогащенную димотику, принятую в современной Греческой Республике в качестве официального языка и изучаемого в качестве такового в школах.

      Интересно, что многие современные поклонники древнегреческого языка не слишком любят новогреческий, а точнее современный греческий, называя его «языком торговцев арбузов».

      Приведем далее еще несколько закавыченных мнений с форумов лиц, изучающих греческий язык в качестве неродного.

      Считается, что «новогреческий не так красив как древнегреческий», в то время как «древнегреческий — красивый язык, сложнее и богаче латинского». «Если ты знаешь древнегреческий, язык классики, язык Гомера и Платона, у тебя будет возможность 1) читать оригинальные греческие тексты, 2) с легкостью разобраться в новогреческом, но одновременно «знание древнегреческого не слишком помогает в изучении новогреческого».

      «Если говорить о том, чтобы выучить древнегреческий ради овладения новогреческим, то эта задача тяжелейшая, в древнегреческом большое количество нерегулярностей и т.д., язык мертвый, точное произношение нам уже неизвестно. Лучше уж сразу учить димотику».

      Одновременно пишут, хотя «разница между древнегреческим и новогреческим примерно такая же, как между латынью и итальянским», «греческий язык довольно консервативный, плюс имеет консервативную орфографию и очень давнюю письменную традицию. Но со времен классического древнегреческого прошло 2500 лет. За это время любой язык меняется очень сильно на всех уровнях». «Что касается утверждений, что сейчас не восстановить фонетические различия острого, тупого, облеченного ударения древнегреческого в новогреческом, то все отлично восстанавливается, по крайней мере, лучше, чем в древней латыни».

      От кафаревусе к димотике. Как происходил переход. Греческий взгляд

      А теперь греческий взгляд на развитие греческого языка. Публикация из архивного номера международного журнала «Курьер ЮНЕСКО» (№ 8,1983 г.). Автор Вергилий Соломонидис (Virgile Solomonidis, годы жизни1917-1999), франко-греческий писатель, родившийся в Румынии и живший позднее в Греции и Франции (Также писал под псевдонимами Andre Massepain и Andre Kedros). Отметим, что на момент написания цитируемой ниже публикации, в 1983 году, в качестве официального языка в Греческой Республики уже была принята димотика, от кафаревусы отказались еще в 1976 году, вскоре после падения военного правительства.

      Вергилий Соломонидис пишет:

      «С течением времени греческий язык изменился меньше, чем многие другие древние языки. Современный греческий гораздо ближе к языку Платона, чем итальянский к латинскому языку Цицерона. Греческий старшеклассник сегодня может читать «Анабасис» Ксенофонта или «Диалоги» Платона, практически не прибегая к помощи словаря (о произведениях Гомера этого, пожалуй, уже не скажешь). Но для этого ему необходимо хорошо владеть «правильным» греческим языком.

      Это происходит потому, что современный греческий язык страдает от раздвоенности на кафаревусу («правильный» греческий) и димотику (разговорный, народный). Аналогичная лингвистическая дихотомия наблюдается в различной степени и в других районах, особенно в арабских странах. В Греции это привело к «войне слов», которая, принимая по временам идеологическую окраску, носила весьма ожесточенный характер и не завершилась окончательно еще и сегодня.

      Нищий, обездоленный (даже до самого недавнего времени) своей историей, лишенный возможности получить достаточный уровень образования из-за слабости системы образования, народ Греции раньше всегда разговаривал на так называемом народном языке — гибком, выразительном и живом, который в то же время, будучи оторванным от основного русла и главных течений мысли, обогативших западную культуру, остался, подобно говорящим на нем людям, несколько замкнутым и обедненным.

      «Правильный» язык, с другой стороны, оберегавшийся церковью и близкий к классическому древнегреческому, сохранил богатый словарный запас и изысканность языка благородных традиций; при этом он, к сожалению, страдает косностью и архаичностью и практически непонятен простым людям.

      В начале XVII в. Кирил Лукарис, патриарх греческой православной церкви, хотел перевести Евангелие на димотику, однако это начинание привело к трагедии. Обвиненный собратьями по религии в «протестантстве», он был приговорен султаном Мурадом IV к смерти и задушен оттоманскими палачами. (По другой версии, гибель этого константинопольского патриарха также была связана с его поддержкой русофильских настроений. Прим. Portalostranah.ru).

      В начале XIX в. греки с помощью ряда иностранных держав наконец освободили значительную часть своей территории от турецких захватчиков. Поэт Дионисиос Соломос способствовал подъему национальных чувств такими патриотическими произведениями, как замечательный «Гимн свободе», который, подобно стихотворениям, обращенным к борцам за независимость и ко всему греческому народу, был написан на разговорном народном языке. Некоторые из руководителей борцов за освобождение, люди скромного происхождения, например Макрияннис, оставили прекрасные мемуары, написанные на димотике.

      Сразу же после достижения независимости в новом греческом государстве резко акцентировались социальные различия. Консерватизм церкви, оказывавшей в течение долгих лет турецкого господства позитивное воздействие (в деле сохранения национальную идентичность), нашел отзвук в консерватизме привилегированных классов, крупных землевладельцев и буржуазии, которые перехватили бразды правления.

      Этот консерватизм, влияние которого ощущалось в системе образования, правосудия и практически во всех административных сферах, не оставил в стороне и языковую проблему, в результате чего кафаревуса («правильный» язык) был принят в качестве официального всем государственным аппаратом.

      Таким образом, вопрос о двух языках приобрел уже иное значение. Принятие кафаревусы в качестве официального языка свело простой народ к положению граждан «второго сорта». Резко ограничив их доступ к среднему и высшему образованию, оно поставило простых людей в зависимость от «грамотных» посредников в административных и правовых сферах и способствовало их политическому закабалению. Пример Дионисиоса Соломоса был забыт, и литература того периода, равно как и пресса, использовала «правильный» язык.

      В 1888 г. греческий писатель И. Психарис предпринял новую попытку в этом направлении, опубликовав написанный на димотике роман «Путешествие». Этой книге, вызвавшей бурю протеста, суждено было стать новым этапом в «войне языков». Негативное отношение определенных кругов к этому произведению имело главным образом идеологический подтекст, однако известно, что Психарис, выходец из высших слоев, сам редко употреблял димотику, и поэтому заимствованный им фольклорный язык оказался в этой книге помпезным и неестественным. Таким образом, его смелое начинание было уязвимым для критики, хотя и оказало влияние на таких ли­тераторов конца XIX-начала XX в., как Костас Паламас и Космас Политис, которым удалось избежать столь радикального подхода.

      Языковой вопрос стал вскоре од­ной из основных политических проб­лем. Левые партии выдвигали введе­ние димотики в школах и в государ­ственном аппарате в качестве одного из требований социальной реформы и пользовались этим языком в своих публикациях. Борьба достигла такого накала, что в 20-х годах любой убеж­денный сторонник димотики автома­тически рассматривался как полити­ческий экстремист.

      Но постепенно даже самые убеж­денные консерваторы начали пони­мать, что во все более быстро меняющемся мире использование кафаревусы усугубляет их изоляцию. Так генерал Метаксас (Ιωάννης Μεταξάς), установивший в 1936 т. в Греции режим нацистского типа, стал использовать димотику.

      Показатель­но и то, что в 1976 г. декрет о введе­нии разговорного народного языка димотики в школах был принят довольно консер­вативным правительством.

      Тем не менее остается еще целый ряд проблем. Использование димотики в школах показало, что этот язык доволь­но неточен и может быть приспособ­лен для преподавания технических и научных дисциплин лишь путем весьма произвольных заимствований из кафаревусы. И вскоре «посыпа­лись камни в огород» как защитни­ков димотики, обвиненных в сектант­стве, так и упрямых сторонников кафаревусы, осуждаемых за элитаризм.

      Для развития языка недостаточно лишь издать декрет. Язык — это жи­вое явление, которое изменяется в строгом соответствии с его внутренней динамикой и которое обогащается, заимствуя все необходимое из любых источников.

      К счастью, димотика — живой народный язык и имеет возможность обогащаться из источников аттического диалекта, который, несмотря на косность и педантичность его современной формы, преодолев пропасть веков, дал западному миру немало терминов и концепций, необходимых его наукам и новым отраслям техники.

      Язык эволюционирует медленно, и выдающиеся современные поэты Греции немало сделали для его обогащения; достаточно назвать Георгия Сефериса и Одиссея Элитиса (лауреаты Нобелевской премии . 1963 г, и 1979 г.), Константина Кавафи, Ангелоса Сикелианоса и Янниса Рицоса, творчество которых, как и других выдающихся поэтов малых стран, получило международное признание. Подобный успех был бы невозможен без богатой и выразительной языковой базы, и эти поэты широко использовали возможности сочной жизненности димотики, искусно обогащенной заимствованиями из кафаревусы.

      В не столь отдаленном будущем процесс эволюции избавит Грецию от «войны языков». Греки будут говорить, читать и писать на едином языке — новогреческом», — указывал автор этой архивной публикации (1983 года) в «Курьере ЮНЕСКО».

      В свою очередь журнал на своей врезке тогда же меланхолично замечал, что «после падения Константинополя в 1453 году, Греция на протяжении четырех веков оттоманского ига переживала мрачный период. Однако национальный дух греческого народа сломить не удалось, о чем свидетельствовал целый ряд бунтов и восстаний, вылившихся в Войну за независимость (1821-1828), которая привела к освобождению страны. Сохранившийся при поддержке церкви греческий язык был на протяжении всего этого периода османского ига бастионом национального греческого сознания».

      Этот «мёртвый» язык древней Греции.

      Почему, многие современные языки, в частности те, что применяют на письме латиницу, пишут в словах одни буквы, а «проговаривают» (озвучивают, транскрибируют) в этих же словах совсем другие буквы? Для чего в Английском, Немецком, Французском и других языках, грамматическими нормами письма предписано записывать слова определённым способом, в то время, как эти же слова проговариваются в этих языках совсем не так, как они записаны? Знают ли, помнят ли, задумываются ли сами носители этих языков – откуда взялась эта противоестественная грамматическая норма и чем она обусловлена? Происхождение этой грамматической нормы можно исследовать на примере языка древних Греков.

      Какой «шутник» назвал язык древних Греков «мёртвым»? В основе того, как человечество и наука понимают природу явлений окружающего мира, в основе всей современной цивилизации и по сей день лежат мировоззренческие установления, разработанные философами древней Греции. За две с половиной тысячи лет, прошедших со времён расцвета Греческого «любомудрия» в области философии ничего не изменилось. Философия, как наука «остановилась» во времени. А может быть, в природе всё происходит совсем не так, как это определено философами древней Греции? И вообще, кто они такие – древние Греки?

      Ключ к разгадке многих загадок человечества спрятан в языке древней Греции. Изучая язык древних Греков, следует обратить внимание на то, что очень многие слова, вошедшие в словообращение многих современных языков как свои собственные, в истоках происходят из языка древних Греков. Но слова эти сохранились, вошли в современность в искаженном озвучивании и в искаженном смыслосодержании, против того, как их «озвучивали» (проговаривали) древние Греки и какие смыслы они в них закладывали.

      Если восстановить озвучивание и смыслы слов древне-греческого языка, вот тогда-то и можно будет установить «процесс происхождения многих современных языков от общей праязычой формы», восходящей к языку древней Греции. Древние Греки начнут «говорить» словами многих современных языков, и в том числе словами Русского языка. Очень многие Греческие слова, применяемые во многих современных языках, проговаривались в языке древних Греков совсем не так, как их проговариваем мы в современности. Очень многие, дошедшие до нас Греческие слова, записаны у Греков совсем иными буквами, чем то, как мы их проговариваем.

      Если прочитывать слова в древне-Греческих текстах точно теми же буквами, как они записаны и при этом использовать «ключ» для расшифровки текстов – то нам удастся понять нечто совсем иное, против того, как эти тексты прочитываются в существующих переводах. Удастся вытащить «второй, тайный смысловой слой» из сохранившихся Греческих текстов, тот » тайный второй слой», который предназначен для посвящённых, владеющих «ключом».

      Этот «второй, тайный смысловой слой» сохранённый в текстах древней Греции, позволит нам проследить историю человечества за последние два с половиной тысячелетия совсем в ином свете, против существующей «официальной исторической версии» развития. И для этого нам не понадобятся никакие материальные археологические свидетельства и памятники, но будет достаточно овладеть «ключем» для прочтения «второго, тайного смыслового слоя».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *