Главный священный предмет в синагоге

Синагога изнутри


У человека есть потребность просить у Б-га избавления от жизненных тягот и бед. …
В иудаизме молитва о даровании тех или иных жизненных благ — это всего лишь очень малая часть литургии.
Что касается вопроса, приводит или не приводит молитва к каким-то практическим результатам, — кто может на это ответить? Контрольные эксперименты здесь невозможны. Можно часами изощряться в остротах и парадоксах по поводу поведения Б-га, — что они докажут? .. Если вы фаталист, молитва для вас — пустой звук.
Нет никакого сомнения, что в мире более чем достаточно лицемерия и ханжества, и нередко пустое словоблудие принимается за истинное благочестие. Если вежливому человеку доводится присутствовать при подобной церемонии, ему становится очень неловко (что касается меня, то, боюсь, моя вежливость оставляет желать лучшего). Иногда — или, вернее, слишком часто — я ловлю себя на том, что молюсь совершенно механически, не вникая в суть слов, которые произношу. Однако порой у меня возникает ощущение моей сопричастности с той Силой, которая соизволила даровать мне жизнь. Неискушенный читатель может посчитать эти мои откровения результатом самовнушения или скудоумия.
Религиозный еврей молится три раза в день — утром, днем и вечером. Молитвы эти различны в разное время дня и в разное время года. Некоторые основополагающие молитвы всегда остаются одинаковыми. Однако в Святые Дни литургия более пространна.
Даже у самого убежденного безбожника иной раз возникает религиозное настроение или фантазия, как бы он сам себя за это ни осуждал, подобно тому, как самый верный муж хоть иногда испытывает волнение в крови, встречаясь с хорошенькой девушкой.
Человеческое чувство — или, если угодно секуляристам, человеческая слабость, которая создала и тысячелетиями поддерживала религию, — есть в сердце каждого человека. И вот такой прилив религиозного чувства может заставить еврейского скептика зайти в синагогу посмотреть.
В синагоге ему вручают молитвенник с хаотическим, по его мнению, набором текстов, снабженных переводом, длинные периоды которого кажутся ему лишь немногим понятнее, чем подлинник. Наш скептик начинает осматривать синагогу: одни углубились в молитву, другие рассеянно оглядываются, молящиеся повторяют что-то на иврите и сопровождают это ритмическими движениями, пока чтец продолжает говорить что-то нараспев. Время от времени все встают — непонятно почему — и начинают петь в унисон — неизвестно что. Наконец, наступает момент, когда из ковчега извлекается священный свиток, и этот свиток торжественно помещается на кафедре, при этом на серебряной крышке позванивают колокольчики.
Чтение — на диковинный восточный манер — кажется совершенно бесконечным. Видно, что и другим прихожанам это тоже надоедает: они проявляют явное безразличие, начинают шептаться или даже дремать. Далее следует проповедь. Эта проповедь, особенно если раввин молод, — скорее всего конспективное изложение статей из либеральных газет и журналов за прошлую неделю с краткими комментариями и ссылками на Танах.
И наш скептик покидает синагогу в твердом убеждении, что его религиозный порыв был вызван всего лишь преходящим и случайным приступом хандры и что если еврейский Б-г существует, то синагога — не то место, где можно устанавливать с ним контакт.
Возможно, впечатление будет иным, если он попадет в старомодную ортодоксальную синагогу, где раввин — седобородый старец, который говорит на языке идиш. В этом случае молящиеся покажутся более ревностными (хотя также порою склонными поболтать во время службы), а проповедь, если он еще не совсем забыл идиш, покажется ему глубокой, хотя и своеобразной по форме. И он уйдет из синагоги, сожалея о былых временах, ибо, разумеется, невозможно возродить идиш как язык общины или обучать ему детей, которые, вероятно, уже ходят в прогрессивную частную школу.
Вечер в опере
Здесь уместно вспомнить первое посещение оперы. Читатель, возможно, посетил оперу в юности или в молодости скорее всего под влиянием подруги. Не исключено также, что до этого он относился к опере весьма скептически и считал, что это скучное надувательство, которым снобы и пижоны восхищаются — или делают вид, что восхищаются — только потому, что ходить в оперу считается хорошим тоном.
Тот, кто изменил свое мнение об опере, вспомнит, наверно, что случилось это отнюдь не после первого визита. В первое посещение опера, казалось, подтвердила его худшие опасения. В ложах дремлют жирные старики; их жены больше интересуются лицами и туалетами в ложах напротив, чем самим представлением; взбудораженные субъекты, по которым давно плачет парикмахерская, толпятся за оркестром и, приседая, изображают восторг; на сцене какая-то визгливая толстуха делает вид, что она застенчивая деревенская простушка, а низенький пузатый человек с короткими толстыми руками изображает заядлого сердцееда; хор стареющих размалеванных дам и джентльменов время от времени конвульсивно дергается (что, по их мнению, должно быть воспринято как актерская игра), в то время как оркестр тянет что-то слащавое и бесконечно тоскливое, — таково, по всей вероятности, первое впечатление от одного из бессмертнейших творений человеческого гения — оперы Моцарта «Дон Жуан».
Сэр Томас Бичем как-то сказал, что «Дон Жуан» Моцарта еще ни разу не нашел себе полноценного сценического воплощения, что еще ни разу не было одновременно ансамбля певцов, способных постигнуть суть замысла Моцарта, и аудитории, способной воспринять этот замысел. Среди певцов одного поколения не находится достаточно артистов, удовлетворяющих требованиям Моцарта. Люди, которые каждый вечер заполняют оперный театр, — это всего лишь люди: выдающиеся и обыкновенные, умные и глупые, податливые и неуступчивые; одного приобщила к опере его супруга, другой пришел сюда, чтобы продемонстрировать свою интеллигентность, третий —по привычке, четвертый — чтобы рассказать у себя в провинции, что такое нью-йоркская опера; а некоторые пришли потому, что Моцарт для них то же, что солнечный свет. И они готовы вынести все недостатки еще одного неважного спектакля ради отдельных лучей, сияющих сквозь тучи.
Подобно тому как и исполнители и публика обычно не поднимаются до Моцарта, точно так же раввин и его конгрегация не поднимаются до Моисея. Но это отнюдь не означает, что Закон Моисея не является тем возвышенным Законом, который чтит мир…. В каждой синагоге на каждой службе присутствуют люди, для которых произносимые слова и совершаемые церемонии — это источник силы и крепости. Иногда в синагоге таких людей мало, иногда много, но обычно они есть. Беглый взгляд случайного посетителя не может проникнуть в мысли и сердца таких людей.
Религия и служба
В центре всех наших литургий — как обычной сорокаминутной утренней службы во вторник, так и двенадцатичасовой службы в Судный День — лежат две молитвы. Я назову их «Символом веры» и «Службой»: эти названия хорошо передают их сущность. Их синагогальные названия на иврите — «Шма» и «Шмоне Эсре», что в буквальном переводе означает «Слушай» и «Восемнадцать».
Вокруг этих двух ключевых молитв концентрируются отрывки из таких классических произведений еврейской литературы и еврейской религиозно-философской мысли как Тора, Книги Пророков, Псалмы, Талмуд. Ибо синагога, как и прежде, остается местом изучения Торы. Молящийся, который ежедневно читает молитвы, одновременно повторяет тем самым большую часть еврейского духовного наследия, выполняя при этом долг каждого еврея: постоянно учиться.
Две основные молитвы очень коротки. Молитва «Символ веры» может быть произнесена за несколько секунд, а «Служба» — за несколько минут.
«Шма» содержит один стих из Писания, который, возможно, все евреи в мире знают наизусть или по крайней мере часто слышали: «Слушай, Израиль, Г-сподь, Б-г наш, Г-сподь един» (Второзаконие, 6:4).
Верующий еврей каждый день произносит этот стих поутру и перед сном, сопровождая его тремя связанными с ним стихами Торы. У евреев —это первая фраза ребенка, и она должна быть последней фразой человека в жизни.
По этому поводу мне хочется рассказать об одном событии в моей жизни. Меня всегда удивляло: неужели действительно человек может в свой смертный час вспомнить и прочесть «Символ веры»? И вот однажды во время тайфуна в Тихом океане меня чуть не смыло с корабельной палубы; и я очень ясно помню, что в те короткие секунды, когда волна волокла меня в море, я подумал: «Не забыть бы прочесть «Шма» перед тем, как пойти ко дну!» К счастью, я успел вовремя ухватиться за какой-то трос или поручень, что отсрочило тот час, когда мне суждено в последний раз прочесть эту молитву. И вот результат: в мире появилось еще несколько романов и пьес, без которых он мог бы отлично обойтись, и терпеливый читатель следит за ходом моих рассуждений. Я уверен, что есть два-три литературных критика, которые, дойдя до этих строк, пожалеют, что мне так и не довелось тогда прочесть в море «Шма», но тут уж я ничего не могу поделать: каждый человек держится, пока может.
«Служба» — это чрезвычайно древняя молитва из восемнадцати благословений. Девятнадцатое благословение было добавлено уже во времена Талмуда. В шабат и по праздникам читается лишь семь благословений, однако именно восемнадцать благословений составляют в глазах евреев канонический полный текст молитвы. Чтобы провести службу в соответствии с храмовыми традициями, существуют три формы «Шмоне Эсре»: утренняя, дневная и вечерняя.
В настоящее время есть печатные переводы еврейской литургии. В прежние времена, когда иврит был гораздо менее распространен, в каждой синагоге был специальный служитель, так называемый метургеман, или переводчик, который строчку за строчкой выкрикивал на местном языке текст Торы.
У языка есть свой дух. Некоторые слова переводятся хорошо и легко, другие непереводимы. Пьесы Мольера совершенны только по-французски. Не зная арабского языка, невозможно полностью понять Коран. Пушкин до сих пор принадлежит в основном русской культуре, хотя Толстого принял весь мир. Вообще говоря, легче всего переводятся произведения наименее типичные по своей национальной принадлежности.
Танах звучит выразительно и сильно на всех языках, однако ни для кого он не звучит так, как для евреев. Вторая скрижаль Десяти Заповедей в буквальном переводе с иврита звучит так: «Не убивай, не развратничай, не воруй, не лги, не желай ничьей жены, ничьего дома, ничьего скота, ничего из того, что он имеет…». По-английски это режет слух. В восприятии англичанина или американца религия есть нечто возвышенное и торжественное — это, так сказать, Кентерберийский собор, а не маленькая синагога. Поэтому приподнятое «не убий», «не укради» — гораздо вернее. Для еврея же религия — это нечто интимное, близкое, домашнее.
Наша литургия — по крайней мере ее классическая часть — написана таким же простым языком, как и Тора. Поэтому не существует адекватного перевода еврейского молитвенника. Англиканская библия — неисчерпаемый источник великолепных переводов псалмов и других отрывков из Писания. И все-таки в переводе с иврита на английский совершенно меняется стилистическая окраска. Переводчики используют лексику англиканской библии — все эти архаизмы, вроде «изрек», «сей», «по сему», «пребывает», «око» и тому подобное, — тон и настроение наших молитв почти совершенно исчезают. Иной раз люди жалуются, что когда они читают молитвы по-английски, им кажется, что они в христианской церкви. Это верная реакция. В этот момент они как бы приобщаются не к Торе, а к английской культуре. В свое время Гёте изучил иврит, чтобы читать и понимать Танах в оригинале.
Возглашающий молитвы вносит порядок, поет первую и последнюю строчки молитвы. Он повторяет вслух восемнадцать благословений, а молящиеся хором возглашают: «Аминь!»
Очень важную роль играет в синагоге шамес (распорядитель). Он истинный глава синагоги, он знает нигун (интонационный рисунок), в его ведении находится библиотека, молитвенники, талесы, он возглашает молитвы, если больше никого не находится, он следит за миньяном (кворумом) и читает Священные Свитки. Синагога может обойтись без раввина и без кантора, но без шамеса она обойтись не может — в крайнем случае кто-то из прихожан должен его заменить.</p>
Правила приличия
Во время молитвы должна соблюдаться полная тишина, а болтать при произнесении таких молитв как «Шма» или «Шмоне Эсре» — особо серьезное нарушение. Однако в старину в восточноевропейских синагогах часто это правило соблюдалось не очень строго.
Бедность еврейского гетто вынуждала синагоги пополнять свой бюджет за счет продажи с аукциона субботних и праздничных почестей.
За право быть вызванным к Торе, открывание ковчега — нужно было заплатить. Устраивались аукционы; правда, они были очень красочными и оживленными, но отнюдь не способствовали молитвенному настроению. Аукционы длились довольно долго. Более того, вошло в обычай, что каждый, кто должен был читать Тору (это называется алия («подняться к» — на возвышение), громогласно объявлял о своих благодеяниях. За каждое пожертвование филантроп удостаивался благословения шамеса. Этот обычай был выгоден для синагоги, ибо поощрял пожертвования, однако едва ли он порождал возвышенное настроение у прихожан.
По мере того как еврейские общины становились богаче, этот обычай все чаще и чаще заменялся обычными сборами. Теперь от него сохранилась лишь оживленная, как при аукционе, атмосфера во время чтения Торы и уход из синагоги в это время случайных посетителей. И вновь утвердилось правило, требующее соблюдения абсолютной тишины.
И все-таки я с огромным удовольствием вспоминаю, как шамес торжественно, нараспев провозглашал: — Finif dollar um shiishi! (Пять долларов за третье чтение!)
И мне никогда не забыть исторического аукциона в одной из синагог Бронкса, который проводился лет сорок тому назад в Йом Кипур. На этом аукционе мой отец победил нескольких конкурентов, купив себе право читать Книгу Ионы (хотя и он и его конкуренты были всего лишь бедными иммигрантами). Один за другим соперники выбывали, по мере того как цена поднималась до ста, ста двадцати пяти и затем до невообразимой для нас суммы в двести долларов, которую отец неожиданно предложил. Я словно до сих пор слышу, как шамес ударяет ладонью по столу и дрожащим счастливым голосом провозглашает: — Zwei hunderd dollar um maftir lona! (Двести долларов за мафтир Иона!)
Мой отец сделал красивый жест. Дело в том, что его отец, шамес из Минска, в своей минской синагоге всегда имел привилегию читать именно Книгу Ионы. Мой отец хотел продолжить семейную традицию. И он ее продолжил. С тех пор в этой синагоге Бронкса больше никто не оспаривал у моего отца эту честь. И по сей день мой брат и я всегда, когда возможно, читаем Книгу Ионы в Йом Кипур. А нам доводилось это делать в местах, очень далеких от Чикаго, например на Окинаве или на Гавайских островах.
Теперь аукционы в синагогах прекратились. И это хорошо. Но они сыграли свою роль. Дети в таких синагогах поняли, какая это великая честь — получить разрешение прочесть в синагоге отрывок из Торы.
Различные направления
После того как римляне взяли Иерусалим и евреи рассеялись по свету, возникли две большие группы еврейства: ашкеназийские евреи северной и восточной Европы и сефардийские евреи Средиземноморья. Сефарды и ашкеназийцы произносили слова иврита по-разному. Их обычаи и их литургии приняли различные формы. Это различие существует и до сих пор. …
Некоторые люди считают, что эта сефардийская литургия гораздо живописнее и производит более сильное впечатление.
Любопытно, что у евреев, разбросанных по всему миру, так долго живших в рассеянии и до недавнего времени мало общавшихся между собою, нет единого религиозного центра, — и при всем этом поражают не различия в обрядах евреев разных стран, а сходство этих обрядов. В Талмуде, написанном задолго до того, как сложились европейские нации, можно найти подробнейшие описания того, как следует произносить те молитвы, которые до сих пор евреи читают в Токио, Иоганнесбурге, Лондоне и Лос-Анджелесе. Американский или английский еврей, который зайдет в сефардийскую синагогу в Израиле, полную темнокожих йеменских евреев, сначала растеряется, но как только он заглянет в молитвенник, он сможет следить за службой и читать молитвы.
httр://www.istok.ru/library/books/wouk-god/wouk-god_151.html ❝

Синагога

Синагога — (от греч. συναγωγή, «собрание»; ивр. בֵּית כְּנֶסֶת‎, бейт кнессет — «дом собрания»), после разрушения Иерусалимского храма — основной институт еврейской религии, помещение, служащее местом общественного богослужения и центром религиозной жизни общины. Синагога не только оказала решающее влияние на формирование иудаизма, но и послужила основой выработанных в христианстве и исламе форм общественного богослужения.

Традиция придает синагоге огромное значение в еврейской жизни. Талмуд считает, что она уступает по святости только Храму, и называет её микдаш меат — «малое святилище».

Большинство историков полагают, что синагоги появились около двадцати пяти веков назад в Вавилоне, за несколько лет до разрушения Первого Храма. Евреи, изгнанные в Вавилон, стали собираться в домах друг друга, чтобы вместе молиться и учить Тору. Позднее были построены специальные здания для молитвы — первые синагоги.

В начале периода Второго Храма еврейские законоучители постановили, что молиться следует в общине. Каждая община должна построить «дом собрания» (бейт-кнесет или синагога по-гречески), где бы евреи собирались на молитву в Шаббат, праздники и будни.

Устройство синагоги

Хотя внешне синагоги отличаются друг от друга, в основе их внутреннего устройства лежит конструкция Храма, который в свою очередь повторял устройство Скинии, построенной евреями в пустыне. Это было огороженное прямоугольное пространство. Внутри находился умывальник, где священнослужители омывали руки и ноги перед началом службы, и жертвенник для жертвоприношения животных. Вслед за этим располагалось нечто вроде шатра, называемого Святилищем. Туда могли входить только священнослужители. В глубине Святилища, скрытая особым занавесом (парохет), находилась Святая святых. Там стоял Ковчег Завета, содержавший Скрижали Завета с высеченными на них Десятью Заповедями. Когда царь Соломон построил Храм, он воспроизвел устройство Скинии, добавив прилегающий двор, где могли молиться женщины.

Синагоги строятся так, что их фасад всегда обращён к Израилю, по возможности, к Иерусалиму, где стоял Храм (для европейских синагог это означает ориентацию на восток). Во всяком случае, стена, у которой стоит арон кодеш (шкаф, в котором хранятся свитки Торы), всегда направлена в сторону Иерусалима, и в любом месте земного шара еврей молится, обратясь лицом к нему.

По правилам необхоимо стремиться к тому, чтобы синагога располагалась на самом высоком месте в городе.

Синагога имеет обычно прямоугольную форму, для мужчин и женщин есть раздельные помещения (это может быть балкон, боковой или задний придел). У входа помещается раковина, где можно помыть руки перед молитвой. В той части синагоги, которая соответствует местоположению Святилища в Храме, устанавливается большой шкаф (иногда в нише), покрытый занавесом, называемым парохет. Такой шкаф называется синагогальным ковчегом (арон кодеш) и соответствует Ковчегу Завета в Храме, в котором хранились скрижали с Десятью Заповедями. В шкафу находятся свитки Торы — самое священное достояние синагоги.

В центре синагоги находится возвышение, называемое бима или алмемар. С этого возвышения читается Тора, на нём установлен стол для свитка. Это напоминает помост, с которого в Храме читали Тору.

Над ковчегом располагается нер тамид — «неугасимый светильник». Он горит всегда, символизируя Менору, масляный светильник Храма. В меноре было семь фитилей, один из которых горел постоянно, как сказано: «возжигать вечный огонь перед скрижалями…». Рядом с нер тамид помещается обычно каменная плита или бронзовая доска, с выгравированными на ней Десятью Заповедями.

Функции синагоги

Время молитв в синагоге совпадает со временем ежедневных жертвоприношений в Храме, тем не менее, молитва не является заменой жертвоприношения. В отличие от православной церкви, синагога не является храмом, а лишь помещением для общественной молитвы. Еврейский Храм может быть построен только на одном месте — на Храмовой горе в Иерусалиме.

В эпоху Второго Храма функцией синагоги было поддержание тесной связи между евреями, где бы они ни жили, и Храмом в Иерусалиме, никак, разумеется, с Храмом не конкурируя. После разрушения Храма синагога призвана возрождать во всех еврейских общинах дух Храма.

Функции синагоги очень широки. Часто при синагогах имеются школы, в которых дети и подростки изучают Тору. Талмуд рассказывает, что в Иерусалиме было 480 синагог и при каждой две школы — начальная (бет-сефер) и средняя (бет-талмуд). В бет-сефер преподавали Писание, а в бет-талмуд — Мишну. По традиции синагоги обеспечивают общину библиотекой. Считается весьма благочестивым делом купить для такой библиотеки книги. В любой синагоге можно найти Пятикнижие с комментариями, Мишну, Талмуд, сотни, а иногда и тысячи других книг. Любой член общины вправе пользоваться ими. В синагоге проводят празднование обрезания (Брит Мила), совершеннолетия (Бар Мицва), выкуп первенца и другие религиозные обряды. Также в синагоге может заседать бейт-дин — местный религиозный суд.

Синагоги абсолютно независимы. Любая группа верующих может организовать синагогу. Для управления синагогой верующие сами выбирают руководителей. Правление синагоги распоряжается средствами для помощи нуждающимся, устраивает на ночлег приезжих и т. д.

Синагогальная служба

В начале периода Второго Храма еврейские законоучители постановили, что молиться следует в общине. Каждая община должна построить «дом собрания» (бейт-кнесет или синагога по-гречески), где бы евреи собирались на молитву в Шаббат, праздники и будни. Время молитв в синагоге совпадает со временем ежедневных жертвоприношений в Храме. Тем не менее, молитва не является полной заменой жертвоприношения.

Новые формы богослужения в синагогах основывались на концепциях, развившихся из храмовой службы и благодаря Храму они стали частью религиозной жизни еврейского народа.

Синагога находилась в храмовом дворе, а молитвы и чтение Торы были частью храмовой службы. Многие храмовые ритуалы, как например, биркат-коханим, помахивание лулавом в праздник Суккот, трубление в шофар и другие, пришли в синагогальную службу из храмового ритуала и получили распространение в синагогах в Земле Израиля и в диаспоре ещё в период существования Храма.

С течением времени к изучению Торы было добавлено также чтение Торы в Храме. В субботу и в праздники Синедрион собирался в Храме в качестве бет-мидраша; в храмовом дворе законоучители преподавали народу законы Торы. Хранившиеся в Храме древние списки Священного Писания и произведения национальной исторической литературы были эталоном канонического текста, и по просьбе общин диаспоры храмовые писцы делали для них копии с этих книг.

В эпоху Второго Храма главной функцией синагоги было поддержание тесной связи между евреями, где бы они ни жили, и Храмом в Иерусалиме, никак, разумеется, с Храмом не конкурируя, поскольку еврейский Храм может быть построен только на одном месте — на Храмовой горе в Иерусалиме. Несмотря на развитие новых форм богопочитания, в народном сознании Храм продолжал оставаться местопребыванием Шхины и единственным местом жертвоприношения Богу. Путём храмового жертвоприношения и сопровождающего его очищения искуплялись прегрешения как частных лиц, так и всего народа, что способствовало духовному очищению и моральному совершенствованию Израиля. Храмовый культ рассматривался как источник благословения не только для евреев, но и для всех народов мира. После разрушения Храма синагога призвана возрождать во всех еврейских общинах дух Храма.

Тот, кто ведет службу в синагоге

Другие ответы на вопросы

  • Место распределения проводов на телефонной станции от абонентов. 5 букв
  • На Руси было поверье, что нужно уколоть человека, чтобы не поссорится, перед тем как передать это. О чем речь? 7 букв
  • Второй по величине речной бассейн. Его река очень спокойная с заболоченными берегами. 5 букв
  • Английское деревянное судно, которое участвовало в кровавых сражениях около острова Юкотан? 10 букв
  • Какая столица союзной советской республики была разрушена землетрясением в 1948 году? 7 букв
  • Какое новшество появилось на параде 1 мая 1925 года в Москве? 8 букв
  • Как называлось на Руси в старину покрытие галереи в верхней внутренней части оборонительной стены, где помещались защитники города? 7 букв
  • В дни великой Отечественной войны, чтобы уберечь от вражеских бомб и снарядов скульптурные памятники Ленинграда, большинство из них было снято с пьедесталов и зарыто в землю или укрыто мешками с песком и досками, но три памятника в городе были оставлены открытыми. Это памятник Кутузову, памятник Барклаю-де-Толли и памятник… 7 букв
  • На картине Огни победы Николая Рерих запечатлел сигнальные костры на сторожевых башнях, прозванные цветами этого полководца. 8 букв
  • Как на Руси называли деревянные гвозди? 6 букв

Можно ли христианину, не еврею, ходить в синагогу?

Можно ли христианину, не еврею, ходить в синагогу?

Можно ли христианину, не еврею, ходить в синагогу? (Андрей)

Отвечает Михаил, раввин мессианской общины Винницы:

Шалом, Андрей.

Хотелось бы понять, что именно Вас интересует:

1. Можно ли ходить христианину в синагогу с точки зрения правил христианского приличия? То есть, не будет ли это грехом?
2. Можно ли ходить христианину в синагогу с точки зрения представителей ортодоксального иудаизма — разрешат ли христианину туда войти?
3. Полезно ли христианину ходить в синагогу, будет ли это для него назидательно?
4. Можно ли христианину ходить в синагогу, чтобы проповедовать там Евангелие?

Давайте разберемся по порядку.

1. Не будет ли это грехом?

Вот, например, что говорит по этому поводу известный московский священник, протоирей Олег Стеняев: «Апостольские правила, правила Вселенских и Поместных Соборов запрещают православным христианам посещать синагоги, еретические собрания, слушать их поучения, читать их книги.»

А вот и кое-что из Апостольских правил:

«70. Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон, или вообще из списка клира, постится с иудеями, или празднует с ними, или принимает от них дары праздников их, как-то: опресноки, или нечто подобное: да будет извержен. Если же мирянин, да будет отлучен.

71. Если какой христианин принесет елей в капище языческое или в синагогу иудейскую, в их праздники, или зажжет свечу: да будет отлучен от общения церковного.»

Более того, кроме посещения синагог и празднования еврейских праздников (Что имеется в виду? Библейские праздники Израиля?), постановлениями церковных соборов запрещается, также, лечиться у еврейских врачей и даже мыться с евреями в бане. Вот, в частности, 11-е правило Трулльского («Пятошестого», 691 — 692 г.) Вселенского Собора:

«Никто из принадлежащих к священному чину, или из мирян, отнюдь не должен ясти опресноки, даваемые иудеями, или вступать в содружество с ними, ни в болезнях призывать их, и врачества принимать от них, ни в банях купно с ними мытися. Если же кто дерзнет сие творить: то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен.»

Заодно, правилами этого собора, как пережитки язычества, запрещались, гадания, карнавалы ряженых и даже ученые медведи. Позже фраза «обвиняемый был замечен принимающим баню» стала обычной в отчетах инквизиции, как несомненное доказательство ереси.

Формально и сегодня любой православный может быть отлучен от Церкви за совместный поход в баню с евреем. По признанию сотрудника отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата священника Всеволода Чаплина, «церковь испытывает большие затруднения в связи с тем, что наше каноническое право сегодня не всегда можно применять буквально. Иначе всех нужно отлучить от Церкви. Если православный ходит в баню, то он должен следить за тем, нет ли рядом еврея. Ведь по каноническим правилам православному нельзя мыться в бане с евреем».

Так что, если в своем христианстве человек руководствуется вышеперечисленными постановлениями, то ему категорически не рекомендуется заходить в синагогу. Если же заглянуть в Библию, то можно увидеть, что такие новозаветные личности, как Павел и соратники, например, ничего греховного в том, чтобы заходить в синагогу, не находили. Более того, приходя в разные города неизвестной им, языческой Европы, они первым делом искали синагогу и служили какое-то время именно там:

Пройдя через Амфиполь и Аполлонию, они пришли в Фессалонику, где была Иудейская синагога. Павел, по своему обыкновению (!), вошел к ним и три субботы говорил с ними из Писаний, (Деян. 17:1,2)

В той же главе:

В ожидании их в Афинах Павел возмутился духом при виде этого города, полного идолов. Итак он рассуждал в синагоге с Иудеями и с чтущими , и ежедневно на площади со встречающимися.

Далее по тексту:

После сего Павел, оставив Афины, пришел в Коринф… Во всякую же субботу он говорил в синагоге и убеждал Иудеев и Еллинов. (Деян. 18:1,4)

Сравните, Андрей, эти места из Писания с тем, что написано в т.н. Апостольских правилах, и выбирайте, что Вам ближе.

Вообще, идея запретить верующим заходить в синагоги, появилась по причине того, что, бывало, многих неукрепленных, необученных в церкви верующих проповеди раввинов отваживали от посещений церковных храмов и разубеждали в божественности личности Машиаха Иешуа. Необразованные, иногда даже не умеющие читать, священники зачастую просто бледно выглядели на фоне хорошо подкованных в своем деле синагогальных проповедников. Ничего лучше, чем запретить, под страхом отлучения и проклятия, нееврейским верующим (как правило, номинальным христианам из простолюдинов, хотя среди них иногда находились и высокопоставленные личности – например, таковым был духовник одного из вестготских королей Испании) заходить в синагоги, авторы подобных постановлений не нашли.

2. Разрешат ли христианину туда войти?

Насколько мне известно, не существует никаких препятствий для того, чтобы нееврей смог зайти в синагогу. Единственное, о чем могут попросить при входе, так это чтобы человек надел на голову кипу, которую могут тут же предложить. Но, вместо нее подойдет и любой другой головной убор, шапка или бейсболка.

3. Будет ли это для него назидательно?

Полезно ли христианину нееврею ходить в синагогу? Ну, если кому-то будет интересно послушать чтение из Писаний на непонятном для него языке, то можно походить и послушать. Большинство евреев, кстати, во время синагогальных служений по субботам, проводящихся на территории бывшего СССР, тоже не понимают, о чем идет речь, так как не знают иврит. Во многих синагогах служения проводятся сейчас крайне нерегулярно, из-за отсутствия миньяна, т.е., минимально необходимого количества евреев-мужчин в десять человек.

4. Можно ли там проповедовать Евангелие?

Если речь идет о положении дел на территории бывшего Советского Союза, то синагога, на сегодняшний день, не лучшее место для проповеди Евангелия. Хотя бы потому, что иногда там сложно вообще кого-то найти даже в Шаббат.

Бывает так, что христианин-нееврей находит для себя в Писаниях Божий призыв свидетельствовать евреям о спасении через Иешуа Мессию. Далее, он видит в Библии, как тот же рабби Шауль (ап.Павел) регулярно проповедовал в синагогах и очень в этом преуспел. Какое решение может созреть в голове у такого верующего христианина-нееврея? Правильно, идти в синагогу и спасать Израиль. Но вот в чем разница между ситуацией в синагоге времен Павла и положением дел там в наше время:

Не пропусти самое интересное!

1) В первом веке синагоги были регулярно заполнены евреями, знающими Тору и пророчества. Слово Павла падало на благодатную почву, если кто-то из слушающих хотел действительно разобраться в теме;

2) Сейчас же люди, приходящие на собрания в синагогу могут даже не верить в Бога, не говоря уже о хоть каком-то знании Священного Писания. Более того, мне сложно понять, как нееврей может получить слово в синагоге, во время собрания там, чтобы проповедовать Евангелие? Разве что, пытаться говорить без разрешения, что будет продолжаться недолго и, скорее всего, приведет к результатам, прямо противоположным от ожидаемых.

Подавляющая масса евреев на постсоветской территории сейчас находится вне синагоги. И если у христианина-нееврея есть желание засвидетельствовать еврею о спасении, ему сейчас совсем не обязательно начинать это делать в синагоге. Скорее, наоборот.

Последнее пожертвование: 25.05 (Украина)

Поделиться в социальных сетях:

Иудеи молятся не в храмах, как, например, христиане, а в богослужебных помещениях, называемых синагогами. Многие христиане вообще не понимают, что такое синагога. Слово это греческое и переводится как «собрание». Синагога действительно не более чем место, где собираются верующие для совместной молитвы. Она может помещаться в отдельном здании, но может и в одной из комнат какого-нибудь вполне светского строения. Разрушение Второго Храма и изгнание евреев из Земли обетованной неминуемо привело бы к тому, что еврейский народ постепенно растворился в других этносах — если бы не синагоги.

Натан Щаранский, министр по делам еврейской диаспоры: «Когда храм был разрушен, задача мудрецов еврейских была в том, чтобы сохранить еврейский народ. Для этого нужно сделать так, чтобы храм этот находился везде. В каждом месте, где находится еврейская община. И синагога как раз должна была заменить это. То есть вся жизнь религиозного еврея связана с молитвой в миньяне, то есть с десятью другими единоверцами. Утром, днем и вечером. Вся жизнь, так или иначе, расписана вокруг синагоги и, безусловно, это то, что сохранило евреев как народ в течение двух тысяч лет…»

Для рассеянных по всему миру еврейских общин синагоги стали центром не только религиозной, но и светской жизни. В них разбирались тяжбы, решались вопросы, связанные со сбором и расходованием общественных средств, фиксировались коммерческие сделки. Как и в других конфессиях, образование у иудеев долгое время оставалось исключительно религиозным, но в отличие, например, от христиан им были охвачены все члены общины. Ребенок из самой бедной семьи обязательно посещал школу при синагоге. Неграмотный еврей был большой редкостью даже в раннем Средневековье, когда не всякий феодал умел водить пером по пергаменту. Натан Щаранский: «Практически каждый с трех лет начинал учиться читать с тем, чтобы к шести-семи годам уже читать Тору, что обеспечило, естественно, поголовную грамотность среди евреев тогда, когда еще это было большой редкостью среди всех других народов».

Испокон века евреи считали себя «народом Книги», то есть Торы. Так иудеи называют первые пять книг Библии. Жизнь общины и каждого ее члена строится в строгом соответствии с предписаниями Талмуда — сборника толкований и комментариев к Торе. На все — от приема пищи до молитвы и устройства синагоги — есть свои правила. Последнюю, в частности, следует устраивать в помещении с окнами, чтобы молящийся мог устремить взор к небесам. Находиться в синагоге можно только с покрытой головой. Чаще всего это кипа. Многие удивляются, как такая маленькая шапочка может держаться на голове. А держится она при помощи обыкновенной заколки. Обычай же носить символический головной убор — кипу не снимая возник только в раннем Средневековье. Кипа — знак постоянного, а не только в стенах синагоги, контакта с Богом. Перед началом молитвы, верующий возлагает на себя тфилин. Это две коробочки из черной кожи, содержащие написанные на пергаменте отрывки Торы с заповедями тфилин. Одна коробочка крепится к обнаженной левой руке, напротив сердца, другая — к середине лба.

Переступая порог синагоги, верующий никогда не забудет дотронуться до укрепленной на дверном косяке мезузы — деревянного футляра, содержащего фрагмент Торы. Таким образом он получает благословение.

Одежда для синагоги должна быть простой, чистой и достойной. Как в православную церковь или в буддистский храм никому и в голову не придет зайти в шортах или с непокрытыми плечами — то же самое относится и к синагоге. В синагоге запрещено громко разговаривать, входить сюда с едой, спать, заключать денежные сделки (за исключением благотворительности), сплетничать, а также запрещено восхвалять какого-либо человека, за исключением выдающихся членов общины. Верующий, принадлежащий к тому или иному течению в иудаизме, ходит в свою синагогу. Ортодоксы — в ортодоксальные, реформисты — в реформистские. Разные синагоги посещают и представители разных ветвей диаспоры. Потомки евреев, изгнанных в Средние века с Пиренейского полуострова — сефарды, молятся в сефардских синагогах. Выходцы из Германии и Восточной Европы — ашкенази, соответственно, в ашкеназийских. Но к какой бы диаспоре или течению ни относилась синагога, в ней обязательно имеется выделеное место, для чтения Торы — бима, и место для ведущего молитвы — амуд.

Самое святое, что есть в любой синагоге — Арон хакодеш, или место хранения священных свитков Торы. Собственно, без Арон хакодеш синагога не может считаться синагогой — это просто обычный дом. Над Арон хакодеш начертаны десять библейских заповедей, полученных Моисеем от Бога на горе Синай. Справа и слева изображены семисвечники, символизирующие семь дней сотворения мира. Стоя перед Арон хакодеш верующий должен быть обращен лицом в сторону Иерусалима. Натан Щаранский: «Для того чтобы изменить синагогу с ашкеназийской в сефардскую, из сефардской в турецкую, из турецкой в иранскую, необходимо изменить только молитвенники, которые там находятся, так как сами свитки Торы — одни и те же для всех синагог».

Женщины в синагогоге, как правило, располагаются на галерее или уж, во всяком случае, позади мужчин. В Средние века во многих синагогах женской части не было вовсе. Рав Лау, бывший главный раввин Израиля: «Человека в синагоге ничего не должно отвлекать от молитвы. Сказано в Торе: знай, перед кем стоишь. А потому, вознося свои молитвы, человек должен быть предельно сосредоточен на общении с Творцом, а не с женой, сестрой, матерью или с кем бы то ни было еще».

Согласно Талмуду синагога должна стоять на самом высоком месте в городе. Чтобы выполнить это предписание, шли на всякие хитрости. Например, устанавливали на крыше синагоги шест — таким образом формально она оказывалась выше других построек. Впрочем, синагога — это прежде всего место совместной молитвы, а молится человек может где угодно. Натан Щаранский: «Практически любой дом, любая квартира могут превратиться в синагогу. Кстати, так и бывает, когда умирает кто-то из близких, и человек сидит так называемую шиву, то есть семь дней, и к нему приходят выразить свои соболезнования. Просто что делается? — переносится Арон хакодеш … в дом, закрывается в каком-нибудь шкафу, и эта комната превращается в синагогу». Для такого превращения необходимо, правда, выполнить одно условие — собрать как минимум десять мужчин. Только тогда можно доставать свиток Торы и приступать к общественной молитве. Десять евреев — это миньян, впереводе с иврита «счет». Он необходим не только для молитвы, но и для любого религиозного обряда.

Мужчиной еврейский юноша становится в 13 лет, после бар-мицвы. Этот обряд совершается обычно в синагоге или у главной для всех евреев святыни — Стены плача. Рав Лау: «Синагога — это маленький храм, но он может быть построен двадцать, тридцать или сорок лет назад. Стене Плача же более двух тысяч лет и по святости ей нет равных». У девочек тоже есть праздник совершеннолетия, который называется бат-мицва, но отмечается он отнюдь не так торжественно.

Главное в обряде посвящения — приглашение мальчика к чтению Торы. Элийяху, раввин: «Ответственность за все плохие поступки, которые ребенок совершает до тринадцати лет, лежит на отце. После же достижения тринадцати лет эта ответственность уже ложится на его собственные плечи. Поэтому отец и радуется больше других. Когда отрывок зачитан, он произносит: «Благословен Тот, кто снял с меня ответственность за него (то есть за сына)». Готовит мальчика к бар-мицве, как правило, раввин. Это главная фигура в еврейской общине — ее лидер и наставник. Рав Лау: «Раввин дает галахические советы. Что это значит? Это, по сути, ответы на житейские вопросы. Человек, приходящий за советом к раввину, хочет знать, как ему поступать в той или иной ситуации. В зависимости от его ситуации раввин при помощи Торы либо помогает ему советом, либо указывает пути решения проблемы, либо решает за него: поступать так и никак иначе».

Чтобы стать раввином, нужно закончить специальное учебное заведение. Одно из них — раввинская академия. Нетив Арье, которая находится в Иерусалиме, буквально в нескольких метрах от Стены плача. Средний возраст учащихся Нетив Арье 26-28 лет. Изучают они прежде всего Тору и комментарии к ней — Мишну и Гемарру, составляющие Талмуд. Обязательные предметы — арамейский язык, на котором написаны некоторые священные тексты, еврейская и всемирная история, право. Эли Цадок, раввин: «Обучающиеся здесь студенты — это, как правило, молодые люди, закончившие религиозные школы и прошедшие службу в вооруженных силах Израиля. В принципе человек, решивший стать раввином, не обязан служить в армии, но наша школа относится к системе йешивот эсдер. А это значит, что для обучения в ней отслужить в армии — обязательно». Курс длится в среднем пять-шесть лет, но иногда значительно дольше. Все зависит от способностей и трудолюбия. Если студент чувствует, что достаточно подготовлен, к примеру, по Галахе, он идет к раввину и тот экзаменует его. Чем авторитетнее раввин, тем выше ценится диплом, который получает студент. Диплом дает право преподавать в религиозных школах и занимать место раввина в общинах Израиля и за его пределами. Но право это надо еще реализовать. Никто не может навязать общине раввина — она сама решает достоин тот или иной человек быть ее лидером, или нет. Открытка 1907 года — синагога в Харбине

Синагога — главная составляющая Еврейской жизни.

По-русски — синагога, на иврите бейт кнессет (Дом собрания), на английском (из идиш) — shul.

Синагога — больше, чем просто дом молитвы. Здесь делают бриты и говорят поминальную речь, здесь устраивают шидухи и делают Хупот, и здесь люди днем и ночью учат Тору.

Дома молитвы существовали уже во времена Храма. В них собирались для обсуждения общественных дел, вознесения молитв во время постов, в них выступали пророки, а также учителя Торы, дававшие уроки для всех желающих. Слово «синагога» — греческого происхождения, означает «собрание людей»; в древнем Израиле употреблялось другое название, арамейское — Бе-кеништа. Синагога представляла собой как бы Малый Храм, со всеми его функциями, кроме жертвоприношений и связанных с ними другими элементами ритуала. В рассеянии синагога стала центром духовной и общественной жизни евреев.

По закону, нельзя начинать строительство нового поселения, пока не будет закончено здание синагоги. Она принадлежит всем жителям, которые обязаны за свой счет покупать свитки Торы, книги для учения и молитвы, поддерживать в ней порядок, ремонтировать здание. Синагогу нельзя переделать для других нужд или продать. Ее святость не исчезает даже если она разрушена.

Главным в синагоге является зал (улам), где молятся или учатся. У стены, направленной в сторону Иерусалима (а в Иерусалиме — в сторону Стены плача), расположен специальный шкаф для свитков Торы — Арон Акодеш. В эту же сторону поворачиваются молящиеся в час молитвы. В Талмуде написано: «Находясь вне Эрец Исраэль, обрати свое сердце (когда молишься) к Эрец Исраэль. Находясь в Эрец Исраэль, обрати свое сердце к Иерусалиму. Находясь в Иерусалиме, обрати свое сердце к Храму».

Ближе к центру зала молитв стоит Бима — возвышение, на стол которого кладут свитки Торы при их чтении. Молитву ведет хазан, которого называют «шалиах цибур», посланец общины.

За порядком в синагоге, а также за ведением денежных расходов, включая нужды на помощь беднякам, следят служители, «габаим», избираемые членами общины.

Часто в одном комплексе вместе с синагогой размещают микву (ритуальный бассейн) и помещение для занятий с детьми — хедер.

«Русская» синагога

Необходимое условие и самое эффективное средство как в приближении нерелигиозных евреев к Традиции, так и для тех, кто уже соблюдает — быть членом общины.

Естественно, что выходцы одной общины стремятся молиться в одной синагоге. Так возникает «русская» синагога, горская синагога, бухарская синагога.

Толдот Йешурун старается поддерживать становление общин, которые формируются по близости культуры и менталитета выходцами из бывшего Советского Союза.

Как правило, община включает в себя синагогу, где проходят молитвы и шабатние уроки, различные общинные мероприятия — бриты, бар-мицвы, кидуши и т.д., уроки для женщин и различные программы для детей, и, конечно, ее ядром является вечерний хаврутный колель Толдот Йешурун. Иногда общины издают свои собственные газетки, организуют семинары для своих членов и т.д.

Наша цель — чтобы их члены не только вернулись к Традиции, но и обрели новые сферы общения, укрепили новые социальные связи и, в конечном счёте, чтобы русскоязычные баалей-тшува органично влились в израильское религиозное общество. Таким образом, общины — это мост к тому, чтобы стать полноценным религиозным человеком, религиозной семьёй. Важно добавить, что мы помогаем общинам лишь на первом этапе и наша цель — чтобы они стали финансово независимыми, самостоятельными.

Мы помогали и помогаем становлению таких русскоязычных общин в разных городах Израиля, таких, как Хайфа — под руководством рава Дова Бурдана, Нетания — под руководством рава Хаима Тверского, Ашдод — под руководством рава Йосефа Скляра, Беэр-Шева — под руководством рава Мордехая Разнова, Арад — под руководством рава Авигдора Носикова, Неве-Яаков в Иерусалиме — под руководством рава Шалома Каплана, Рамот — под руководством рава Яакова Шуба, Бейтар — под руководством рава Нохума Офмана, Тель-Цион — под руководством рава Нафтоли Панаровского, Брахфельд — под руководством рава Йосефа-Овадьи Зарудинского и многих других.

Также мы помогали и помогаем не только ашкеназским русскоязычным евреям, но и выходцам из восточных республик бывшего Советского Союза — горским, бухарским, грузинским евреям. Так, например, в Тель-Авиве мы помогаем общине горских евреев под руководством рава Шмуэля Симантова, в Хадере — под руководством рава Зрахьи Хизкияева, в Неве-Яакове в Иерусалиме — общине бухарских евреев под руководством рава Боруха Бабаева, становлению колеля для грузинских евреев под руководством рава Асаэля Мирта и другим.

Русскоязычные синагоги Израиля:

Бейтар — Синагога «Оэль Авраам».
Руководитель рав Нохум Офман 052-7615194.
Проходят молитвы Минха (в канун Шабата/Праздника), Кабалат Шабат и Маарив Шабат/Праздник, а также молитвы в Шабат и Праздники в синагоге Оэль Авраам на ул. Хафец Хаим. Статья

Неве Яаков — русскоязычная синагога.
Руководитель рав Шалом Каплан 054-8415124,
с воскресенья по четверг в 22:00 проходят вечерние молитвы (Маарив) в синагоге Маген Авраам на ул. Шаули. А также в «Хедер Камениц» на ул. Шаули проходят молитва Минха перед шабатом (время зажигания субботних свечей), урок по Недельной Главе и Маарив шабат.

Хайфа — Синагога «Толдот Ицхак», адрес: ул. Трумпельдор 37, Неве Шеанан. Руководителя общины — рав Шрага Боер — 052-432-77-70 Община русскоязычных религиозных евреев, центр изучения Торы, ежедневные молитвы, утренние и вечерние хавруты, женские уроки, шаббатоны, детские программы и др. Открытие нового центра изучения Торы

Модиин — русскоязычная синагога.
Руководитель рав Йосеф Овадья Зарудинский 054-8421101
Вечерняя молитва (Маарив) в воскресенье и вторник в 22:15 после вечернего колеля, в синагоге «Киподан», ул. Киподан 22.

Ашдод — Синагога «Зехер Ицхак», адрес: ул. Маво аШарвитан 7 (район Хет). Руководитель рав Борух Шейнин — 053-820-57-70. Индивидуальные занятия для мужчин, женские уроки, программы для семей, шаббатоны и др. мероприятия. Каждый день вечерние молитвы в 20:45.

Горские синагоги:

Тель-Авив — синагога «Ор Овадья».
Руководитель рав Шмуэль Йуда Давид Симантов пел 054-5401707
р-н Неве Элиэзер, ул. Ацира 3, синагога Ор Овадья при Торговом Центре.
Каждый день проходят молитвы Минха в 16:00 и Маарив в 20:00 (в зимнее время).
В канун Шабата собирается миньян на Минху (время зажигания свечей), Кабалат Шабат и Маарив. Короткое время после Маарива в синагоге есть занятия для молодых ребят Онег Шабат.
В Шабат в 8:00 есть Шахарит, в 11:00 Хеврат Теилим для детей с викторинами и призами, в 13:00 — Минха и после нее начинается третья трапеза, которая обычно затягивается до выхода Шабата и молитвы Маарив.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *