Иисус воду в вино

Здравствуйте, друзья. Сегодня будет интересный вопрос о вине, который я немного расширю ответом на вопрос об алкоголе в принципе. Итак, вопрос следующий:

Почему Христос превратил воду в вино?

Я так понимаю, речь идет об известном месте Писания, о чуде в Кане Галилейской – это 2-я глава Евангелия от Иоанна.

Это место Писания многих алкозависимых соблазняет. Ведь не был же Христос сторонником нетрезвости, а по тексту звучит, что «напились». (Елена Дегтярева)

Конечно же, для того, чтобы быть ближе к тексту, давайте и прочитаем… Значит, мы видим ситуацию, когда была свадьба и пришел Иешуа с учениками на эту свадьбу. Там не доставало вина, более того, мать Иешуа говорит: «вина нет у них”. И далее по тексту мы видим, что Иешуа просит наполнить сосуды водой, их наполняют доверха…

7 Иисус говорит им: наполните сосуды водою. И наполнили их до верха.
8 И говорит им: теперь почерпните и несите к распорядителю пира. И понесли.
9 Когда же распорядитель отведал воды, сделавшейся вином, – а он не знал, откуда , знали только служители, почерпавшие воду, – тогда распорядитель зовет жениха
10 и говорит ему: всякий человек подает сперва хорошее вино, а когда напьются, тогда худшее; а ты хорошее вино сберег доселе.
(Иоан.2:7-10)

Очень много духовных толкований на это место, очень интересных… но мы сегодня говорим исключительно о вине и находим здесь, в 10-м стихе слово «напьются”…

Смотреть видео онлайн:

Брак в Кане Галилейской — Паоло Веронезе. 1562-1563. Холст, масло. 666×990
Паоло Веронезе (1528-1588) — один из виднейших живописцев венецианской школы.
На полотне «Брак в Кане Галилейской» изображен Христос на брачном пиру в галилейском поселении Кана в момент совершения своего первого чуда: когда закончилось вино, Он по просьбе Матери превратил в него воду. Среди гостей были и несколько учеников.
Картину на этот сюжет заказала Веронезе община бенедиктинского монастыря Сан-Джорджо Маджоре в 1562. Мастер трудился над ней больше года. В трапезной монастыря, для которой полотно создавалось, оно провисело до завоевания Италии Наполеоном. Чтобы было удобно транспортировать холст, французы разрезали его пополам, после чего сшили уже в Париже.
Свободно интерпретируя библейский сюжет, Веронезе превратил его в праздник венецианской свадьбы. Новозаветное событие представлено в роскошных архитектурных «декорациях», каких не могло быть в галилейской деревушке на заре христианской эры. Они напоминают постройки Андреа Палладио, архитектора позднего Ренессанса. Некоторые фигуры облачены в исторические одежды, тогда как костюмы других поражают роскошью и великолепием совсем иной эпохи. Библейские герои окружены современниками художника. По легенде, музыкант в белой одежде на переднем плане картины — это сам мастер.

Как понимать само чудо превращения воды в вино? Существуют разнообразные рационалистические толкования этого события, принадлежащие немецким теологам разных поколений. В начале XIX века Х. Паулюс предположил, что Иисус пришел на брак с запасом вина, который приберег до того момента, когда все вино в доме кончится; Мария знала, что у Него было с собой вино, и удивлялась, почему Он медлит с передачей его хозяевам пира; наконец Иисус достает вино, и это становится приятным сюрпризом для всех1Paulus H. E. G. Philologisch-kritischer und historischer Kommentar über das neue Testament. T. IV/I. S. 151.. В начале XX века Х. Шефер доказывал, что Иисус, обладая силой гипнотического воздействия, сумел путем внушения резко изменить настроение присутствовавших: это и было воспринято как чудо2Schäfer H. Jesus in psychiatrischer Beleuchtung.. Чуть позже М. Дибелиус предположил, что на историю превращения воды в вино оказал влияние языческий культ Диониса3Dibelius M. Die Formgeschichte des Evangeliums. S. 98.. Р. Бультман также увязывал чудо превращения воды в вино с культом Диониса, а христианский праздник Богоявления 6 января — с празднованием в честь Диониса 5 января: рассказ о чуде, таким образом, становится связующим звеном между двумя религиями4Bultmann R. Das Evangelium des Johannes. S. 83.. Все эти теории в настоящее время уже не воспринимаются как серьезный вклад в изучение евангельской истории, за исключением мнений Бультмана, продолжающих оказывать некоторое влияние на новозаветную науку.

Для понимания смысла чуда, произошедшего в Кане, необходимо помнить, что в Евангелии от Иоанна чудеса упоминаются только тогда, когда евангелист усматривает в них особый богословский смысл, видит в них иллюстрацию к тем или иным богословским истинам. В отличие от евангелистов-синоптиков, описывающих чудеса одно за другим и оставляющих их интерпретацию на усмотрение читателей, Иоанн интерпретирует то, что видит и слышит. В случаях с исцелением расслабленного, умножением хлебов и исцелением слепого (Ин. 5:1–47; 6:4–65 и 9:1–41) интерпретация содержится в самом рассказе или следует за ним. В рассказе о браке в Кане Галилейской интерпретация как таковая отсутствует, но необходимо понять: для какой цели евангелист повествует об этом чуде, какой богословский тезис он при этом раскрывает, в чем символизм рассказа?

Использование языка символов — важнейшая особенность всего корпуса Иоанновых писаний. Способность Иоанна раскрывать богословские истины при помощи символов достигает своего апогея в Апокалипсисе. Но и в Евангелии немало символов, которые прочитываются и разгадываются исходя из общего богословского контекста. В данном случае мы имеем два символа: воду и вино. Иоанн пишет свое Евангелие в то время, когда в христианской Церкви уже сложилась своя богослужебная практика, отличная от иудейской. Она основывалась на двух таинствах: Крещения и Евхаристии. Вокруг этих двух таинств сформировался свой символизм, отраженный в том числе в изобразительном искусстве ранней Церкви.

Вода была символом Крещения, а хлеб и вино воспринимались как символы Евхаристии. Превращение воды в вино на брачном пире, безусловно, имеет евхаристические коннотации. Так это событие воспринималось в Древней Церкви. Не случайно в росписях и рельефах римских катакомб нередко соседствует два сюжета: брак в Кане и умножение хлебов5Jefferson L. M. Christ the Miracle Worker in Early Christian Art. P. 134–137.. Не случайно и то, что в самом Евангелии от Иоанна чудо умножения хлебов (Ин. 6:4–13) находится на небольшом расстоянии от чуда в Кане и интерпретируется в евхаристическом контексте (за ним следует беседа о хлебе, сшедшем с небес).

Образ брачного пира тоже имеет для Иоанна глубокий символический смысл. В Апокалипсисе Иоанн рисует картину брака Агнца и приводит слова ангела: Блаженны званые на брачную вечерю Агнца (Откр. 19:9). Этот образ используется неоднократно и Самим Иисусом, в том числе в притче о званых на брачный пир (Мф. 22:1–14; Лк. 14:16–24), с ранних времен воспринимавшейся как символ Евхаристии.

На евхаристический контекст, наконец, указывает и то, что происходит с водой: она превращается в вино. Из всех тридцати чудес Иисуса, описанных на страницах Евангелий, это — единственное, где нечто превращается во что-то другое. Центральным моментом евхаристического богослужения является преложение (изменение) хлеба и вина в Тело и Кровь Христа. Оно происходит сразу после того, как в молитве священник вспоминает жизнь Иисуса и историю Его страданий, особым образом выделяя Тайную Вечерю. Брак в Кане Галилейской, на котором Иисус сначала предсказывает Свое страдание и смерть, а затем превращает воду в вино, невозможно интерпретировать иначе, как в евхаристическом смысле. По крайней мере, трудно иначе объяснить тот факт, что Иоанн включил его в свое Евангелие.

Отметим также, что символ вина используется Иисусом для указания на новизну Своего учения в сравнении с ветхозаветными установлениями: в этом смысл слов о молодом вине, которое не вливают в старые мехи (Мф. 9:17; Мк. 2:22; Лк. 5:37–38). В описываемой сцене участвуют шесть каменных водоносов, стоявших по обычаю очищения Иудейского (Ин. 2:6). Эти водоносы символизируют старые иудейские обычаи и ритуалы, на смену которым приходит новое учение и новый богослужебный культ, сосредоточенный вокруг Евхаристии6См. об этом, в частности: Dodd C. H. The Interpretation of the Fourth Gospel. P. 299–300; Dodd C. H. Historical Tradition in the Fourth Gospel. P. 223; Culpepper R. A. Anatomy of the Fourth Gospel. P. 193; Beasley-Murray G. R. John. P. 36.. Отметим, что обычаи, связанные с омовениями, Иисус жестко критиковал как проявления свойственного фарисеям лицемерия (Мк. 7:1–8).

Какие еще смыслы, помимо евхаристического, скрыты в рассказе о браке в Кане Галилейской? Здесь уместно вспомнить некоторые библейские тексты, касающиеся вина и брака. В Ветхом Завете вино воспринимается как символ веселья и радости (Пс. 103:15; Еккл. 10:19). В книгах пророков наступление мессианской эры изображается с использованием символа вина: И сделает Господь Саваоф на горе сей для всех народов трапезу из тучных яств, трапезу из чистых вин, из тука костей и самых чистых вин (Ис. 25:6); …И будут торжествовать на высотах Сиона; и стекутся к благостыне Господа, к пшенице и вину и елею, к агнцам и волам; и душа их будет как напоенный водою сад, и они не будут уже более томиться (Иер. 31:12); Вот, наступят дни, говорит Господь, когда… горы источать будут виноградный сок, и все холмы потекут. И возвращу из плена народ Мой, Израиля, и застроят опустевшие города и поселятся в них, насадят виноградники и будут пить вино из них, разведут сады и станут есть плоды из них (Ам. 9:13–14). Иногда символы брака и вина соседствуют в подобных текстах: …как жених радуется о невесте, так будет радоваться о тебе Бог твой… Господь поклялся десницею Своею и крепкою мышцею Своею: не дам зерна твоего более в пищу врагам твоим, и сыновья чужих не будут пить вина твоего, над которым ты трудился; но собирающие его будут есть его и славить Господа, и обирающие виноград будут пить вино его во дворах святилища Моего (Ис. 62:5, 8–9).

Все эти тексты были хорошо известны Иоанну, который, рассказывая о браке в Кане Галилейской, вполне мог иметь их в виду. Описанный брачный пир может восприниматься как начало новой эры — той самой, которая была предсказана у пророков. Об этом свидетельствует и завершение рассказа словами: Так положил Иисус начало чудесам в Кане Галилейской и явил славу Свою; и уверовали в Него ученики Его. Иоанн здесь употребляет слово σημεῖον («знамение», «знак»). Славянский перевод здесь точнее русского: Се сотвори начаток знамением Иисус в Кане Галилейстей… (Ин. 2:1). В Кане Иисус полагает начало тем знамениям, которыми будет наполнено все Его служение.

Термин «слава» (δόξα) тоже заслуживает внимания. Этот термин у Иоанна означает не просто человеческую славу, известность. Он имеет вполне конкретное семантическое наполнение, указывая на страдания и крестную смерть Иисуса: именно в этих событиях Иоанн видит наивысшее явление славы Божией. Непосредственно перед арестом, когда Иуда уже отправился к первосвященникам, чтобы предать Его, Иисус говорит ученикам: Ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нем. Если Бог прославился в Нем, то и Бог прославит Его в Себе, и вскоре прославит Его (Ин. 13:31–32). Затем Он возносит Богу молитву, которая начинается словами: Отче! пришел час, прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя (Ин. 17:1).

В Кане Галилейской этот час, к которому неумолимо движется все евангельское повествование, еще не настал: служение Иисуса только начинается. Но, превращая воду в вино, Он уже являет Свою славу — ту, которой Он обладал у Бога Отца прежде бытия мира (Ин. 17:5). Здесь, в скромном иудейском доме, на брачном пиру, где не хватило вина, эта слава раскрывается впервые. Затем она будет раскрываться в других чудесах и знамениях, совершаемых Иисусом. Своего апогея она достигнет в тот момент, когда Иисус, пригвожденный к кресту, во всем предельном уничижении Своего человеческого естества явит всю славу Своего Божественного величия.

В этот момент — кульминационный момент евангельской драмы — Он вновь обратится к Своей Матери, указывая на того самого ученика, который поведал нам историю брака в Кане Галилейской: Жено! се, сын Твой. А ученику скажет: Се, Матерь твоя! И с этого времени ученик возьмет Ее к себе (Ин. 19:26–27). Так продолжится история взаимоотношений между Иоанном и Матерью Иисуса — история, частью которой является брачный пир в Кане Галилейской.

Слова распорядителя пира, обращенные к жениху — всякий человек подает сперва хорошее вино, а когда напьются, тогда худшее; а ты хорошее вино сберег доселе (Ин. 2:10), — приводятся евангелистом не случайно. Как и во многих других случаях, герои евангельского повествования мыслят исключительно земными категориями; их сознание не переносится за пределы материального мира. В беседах Иисуса с Никодимом (Ин., гл. 3) и самарянкой (Ин., гл. 4) это проявляется особенно ярко: Иисус говорит об одном — собеседники слышат совсем другое; Он говорит о небесном — они слышат земное (Ин. 3:12). В данном случае Иисус не разговаривает напрямую с распорядителем пира, и тот не знает о произошедшем чуде. Евангелист Иоанн фиксирует внимание читателя не столько на словах Иисуса, сколько на Его действии, но смысл этого действия остается сокрытым от тех, кого оно касается непосредственным образом. Его смысл раскрывается ученикам, которые, увидев, что произошло, уверовали в Иисуса.

Напомним евангельское чудо в Кане Галилейской, описанное у Иоанна. «Был брак в Кане Галилейской, и Матерь Иисуса была там. Был также зван Иисус и ученики его на брак. И КАК НЕДОСТАВАЛО ВИНА, то Матерь Иисуса говорит Ему: вина нет у них. Иисус говорит Ей: что Мне и Тебе, Жено? еще не пришел час Мой. Матерь Его сказала служителям: что скажет Он вам, то сделайте. Было же тут шесть каменных водоносов, стоявших очищения Иудейского, вмещавших по две или по три меры. Иисус говорит им: наполните сосуды водою. И НАПОЛНИЛИ ИХ ДО ВЕРХА. И говорит им: теперь почерпните и несите к распорядителю пира. И понесли. Когда же распорядитель ОТВЕДАЛ ВОДЫ, СДЕЛАВШЕЙСЯ ВИНОМ, – а он не знал, откуда это вино, знали только служители, почерпнувшие воду, – тогда распорядитель зовет жениха и говорит ему: всякий человек подает сперва хорошее вино, а когда напьются, тогда худшее; А ТЫ ХОРОШЕЕ ВИНО СБЕРЕГ ДОСЕЛЕ» (Иоанн 2:1-10). См. рис. 2.125.

Рис. 2.125. «Брак в Кане». Джотто. Якобы XIV век. Справа изображены сосуды с «лучшим вином», созданным Христом. Как мы теперь начинаем понимаем, речь шла об изобретении Христом русской водки во время его пребывания в Галицкой Руси. Взято из , с. 44, илл. 79.

Как мы уже говорили, евангельская жизнь Христа в ГАЛИЛЕЕ – это пребывание Андроника во Владимиро-Суздальской Руси, в окрестностях города Галича, то есть в ГАЛИЦИИ. Город КАНА в Галиции, следовательно, был Канским или ХАНСКИМ городом или селением во Владимиро-Суздальской Руси. Кстати, такое селение ХАНЕВО действительно существует под Волоколамском , карта 32, Б1. Напомним, что город Волоколамск (Волок на Ламе) находился на пересечении старинных водных путей, идущих по Владимиро-Суздальской Руси. Так же, впрочем, как и Диево Городище. Селение ХАНЕВО находится к северо-востоку от Волоколамска, примерно в 10 километрах от него, и примерно в 5 километрах от селения Ярополец. Есть еще одно село с похожим названием ХАНИНО к югу от Москвы, примерно в 30–40 километрах юго-западнее Калуги , карта 30, В5. Все это – исторические земли Владимиро-Суздальской Руси. Отметим также город КАНАШ в Среднем Поволжье недалеко от Казани, примерно в 50 километрах от Волги, на западном берегу, по дороге во Владимиро-Суздальскую Русь из Царь-Града, если плыть вверх по Волге.

Наша мысль такова. Вероятно, Андроник-Христос, он же апостол Андрей, во время своего пребывания на Руси изобрел водку. Другими словами, он научился очищать, выделять спирт из вина. То есть как бы очищать алкоголь. Недаром в Евангелии говорится о сосудах, стоящих «ПО ОЧИЩЕНИИ». Синодальные переводчики, не поняв данного места, добавили сюда слово «по обычаю» и получилось, будто сосуды стояли по обычаю иудейского очищения. Но в церковно-славянском тексте Евангелия слова «обычаю» нет, а в синодальном переводе оно выделено курсивом, как добавленное позднее. В церковно-славянском тексте сказано так: «беху же ту водоносы каменни шесть, лежаще по очищению иудейску» , лист 155.

Очистить вино и выделить из него спирт – это непростая процедура. Нужно было изобрести перегонный процесс. Отметим, что для этого не нужны были какие-то сложные технологии. Перегнать можно с помощью обычных средств, доступных в древности: огонь и плотно закрывающийся сосуд. Например делали так. Наливали вино в сосуд, ставили внутрь него еще один сосуд по охвату близкий к первому, так, что его края возвышались над вином. Больший сосуд накрывали крышкой и чем-нибудь промазывали щель, например тестом. Потом ставили на огонь, а крышку постоянно охлаждали, скажем, клали на нее мокрую тряпку и поливали холодной водой. Алкоголь, испаряясь из вина, конденсировался на крышке и капал во внутренний сосуд. Так получался самогон, то есть неочищенный спирт. Повторив процедуру несколько раз, можно было получить достаточно чистый спирт. Чтобы изготовить водку, его достаточно было просто РАЗВЕСТИ ВОДОЙ.

В Евангелии от Иоанна сказано, что слуги по указанию Христа дополнили кувшины до верху, ДО САМОГО ВЕРХА. Но там не говорится, что кувшины были пусты. Возможно, в них был спирт. Дополнив их водой ДО САМОГО ВЕРХА, слуги получили водку. Надо полагать, довольно неплохую, раз она вызвала такое воодушевление всех присутствующих на пиру. Недаром распорядитель восторженно заявил, что, вопреки обычаю, ЛУЧШЕЕ «ВИНО» ПОДАЛИ В КОНЦЕ ПИРА, а не в его начале. До сих пор великолепные качества русской водки, для изготовлении которой на Руси используется много секретов, широко известны во всем мире. Конечно, мы отнюдь не настаиваем на таком объяснении «чуда в Кане», но оно объясняет многое. Кстати, становится понятным, почему всюду считается, что водка – именно русский напиток. Потому что был изобретен на Руси, причем самим Христом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *