История Европы том

Страницы ← предыдущая следующая → 1 2 3 ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» ЭТНОЛОГИЯ СТРАН ЕВРОПЫ Учебная программа и планы семинарских занятий для вузов Составитель В.И. Сальников Издательско-полиграфический центр Воронежского государственного университета 2007 Утверждено научно-методическим советом факультета международных отношений 2 апреля 2007 г., протокол № 4 Рецензент д-р ист. наук А.В. Мирошников Программа подготовлена на кафедре международных отношений и регионоведения факультета международных отношений Воронежского государственного университета. Рекомендуется для студентов 3 курса отделения регионоведения дневной формы обучения факультета международных отношений В работе представлены содержание учебной дисциплины в соответствии с Государственным образовательным стандартом, планы семинарских занятий, перечни основной и дополнительной литературы, вопросы промежуточной аттестации. Программа предназначена для методического обеспечения учебного процесса и организации самостоятельной работы студентов. Для специальности: 080200 (521300) – Регионоведение ОПД.Р.01 2 ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Этнология стран Европы – дисциплина, изучающая этнические процессы в странах Европы. Предметом ее изучения являются народы и этнические культуры Европы в процессе исторического развития. В соответствии с Государственным образовательным стандартом по специальности Регионоведение учебный курс «Этнология стран Европы» включен в блок дисциплин национально-регионального (вузовского) компонента факультета международных отношений. Цель данного курса – изучение и освоение вопросов теории этноса, этногенеза и этнической истории Европы, традиционных и современных форм жизнедеятельности этносов, ее населяющих, особенностей межэтнической коммуникации, этнической картины этого региона, основ этнической политики. Задачами курса являются: • показать развитие науки этнологии: ее становление и современное состояние; • дать представление об основных этнологических понятиях и феноменах, этнических процессах и об основах этнической политики; • сформировать у студентов представление об этнической истории Европы, этническом и языковом составе ее населения, антропологической характеристике, особенностях религии, хозяйственного и семейного уклада, материальной и духовной культуры народов Европы; • научить студентов применять полученные знания на практике. Программа курса разработана в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта для дисциплин, входящих в специальность Регионоведение. На лекциях (18 ч) дается обзор учебного материала курса. Во время практических занятий (18 ч) студенты кроме закрепления пройденного материала работают с текстами классиков этнологии и антропологии, делают доклады и сообщения по материалам научных работ, изученных во время самостоятельной работы (104 ч), в активной форме обсуждают их. Текущая форма аттестации – оценка текущей работы на семинарских занятиях. Промежуточная форма аттестации – экзамен. После изучения курса студент должен усвоить основные этнологические понятия, иметь представление об основных этнологических феноменах, процессах, об основах этнической политики, об этнической истории Европы, этническом и языковом составе ее населения, антропологической характеристике, особенностях религии, хозяйственного и семейного уклада, материальной и духовной культуры народов Европы, научиться применять полученные знания на практике. 3 ТЕМАТИЧЕСКИЙ ПЛАН Название тем курса Аудиторная Всего Сам. работа ауд. работа Лек- Сем. / ции Практ. 1. Этнология и ее предмет 2 2 4 10 2. Этнос и этничность 2 2 4 10 3. Этнические и межэтнические общности 2 2 4 10 4. Этническая психология и образы народов 2 2 4 10 мира 5. Этнические процессы 2 2 4 10 6. Национальный вопрос и этническая 2 2 4 10 политика 7. Этническая история Европы: краткий 2 2 4 10 обзор 8. Народы Европы: антропологическая и 2 2 4 17 лингвистическая характеристика 9. Народы Европы: материальная и 2 2 4 17 духовная культура, семейный, общественный, хозяйственный уклад ИТОГО 18 18 36 104 СОДЕРЖАНИЕ УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ ТЕМА 1. ЭТНОЛОГИЯ И ЕЕ ПРЕДМЕТ Становление этнологии как науки. Развитие этнологии в Великобритании, США, Франции, Германии, России. Современное состояние этнологии. Этнология и процессы глобализации. Предмет этнологии. Методы этнологии. Связь этнологии с другими дисциплинами (историей, психологией, социологией, демографией, политологией, антропологией и др.). Организация этнологической науки. ТЕМА 2. ЭТНОС И ЭТНИЧНОСТЬ «Этнос» и «этничность»: проблемы взаимосвязи. Структура этноса: горизонтальная, вертикальная. Примордиализм, инструментализм, конструктивизм как основные подходы к пониманию этнического феномена. ТЕМА 3. ЭТНИЧЕСКИЕ И МЕЖЭТНИЧЕСКИЕ ОБЩНОСТИ Племя, народность, нация. Субэтносы, этнографические группы, этнические группы, национальные меньшинства. Межэтнические общности, суперэтнические общности. 4 ТЕМА 4. ЭТНИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ И ОБРАЗЫ НАРОДОВ МИРА Психология этноса и ее структура: динамические и статические компоненты; эгоцентристский, группоцентристский, универсально- гуманистический уровни. Этническая психология и национальный менталитет. Инкультурация. Этнические стереотипы и этнические образы. ТЕМА 5. ЭТНИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ Понятие «этнические процессы». Этноэволюционные и этнотрансформационные процессы. Этнообъединительные и этноразделительные процессы. Этнодемографические процессы. Этнические процессы в современной Европе. ТЕМА 6. НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС И ЭТНИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Национальный вопрос: сущность и проблемы решения. Нации и национализм. Разновидности национализма. Способы решения национального вопроса в контексте мирового опыта. Специфика этнических конфликтов и их причины. Динамика и типология этнических конфликтов. Формы и способы регулирования. Национальная политика: определение, задачи, принципы, механизм реализации. Управление этнонациональными отношениями. ТЕМА 7. ЭТНИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ЕВРОПЫ: КРАТКИЙ ОБЗОР Формирование населения Европы: основные этапы этнической истории региона. Население Европы в период первобытно-общинного строя. Население Европы в период Римской империи. «Великое переселение народов». Население Европы в Средние века. Население Европы в Новое время. Современное население Европы. Современная иммиграция в Европу. Процессы глобализации. Европейские народы в ЕС. ТЕМА 8. НАРОДЫ ЕВРОПЫ: АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ И ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА Этнический и языковой состав населения современной Европы. Антропологическая характеристика населения Европы. Религии Европы. 5 ТЕМА 9. НАРОДЫ ЕВРОПЫ: МАТЕРИАЛЬНАЯ И ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА; СЕМЕЙНЫЙ, ОБЩЕСТВЕННЫЙ И ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ УКЛАД Традиционные хозяйственные занятия населения Европы. Поселения и типы сельских домов. Традиционная пища. Традиционная одежда. Семейный и общественный быт народов Европы. Духовная культура народов Европы. Народы Европы и мировая культура. Основная литература 1. Дынин В.И. Введение в этнологию : курс лекций / В.И. Дынин. – Воронеж, 2001. – 259 с. 2. Садохин А.П. Этнология : учебник / А.П. Садохин. – М., 2006. – 287 с. 3. Этнология : учеб. пособие / . – М., 2005. – 624 с. Дополнительная литература 4. Актуальные проблемы Европы. Западная Европа перед вызовом иммиграции : сб. науч. тр. – М., 2005. – № 1. – 220 с. 5. Актуальные проблемы Европы. Иммигранты в Европе : Проблемы социальной и культурной адаптации : сб. науч. тр. – М., 2006. – № 1. – 228 с. 6. Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма / Б. Андерсон. – М., 2001. – 286 с. 7. Артс В. Национальная идентичность в Европе сегодня : Что чувствуют и думают люди / В. Артс, Л. Хелман // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 11. Социология. – 2006. – № 3. – С. 69–73. 8. Барсанов В.А. Строительство и формирование нации и мобилизация этноса как цели этнонациональной политики : учеб. пособие / В.А. Барсанов. – М., 1999. – 37 с. 9. Билтон П. Эти странные швейцарцы / П. Билтон. – М., 2000. – 72 с. 10. Борко Ю.А. От европейской идеи – к единой Европе / Ю.А. Борко. – М., 2003. – 464 с. 11. Вундт В. Психология народов / В. Вундт. – М.; СПб., 2002. – 861 с. 12. Габдрахманова Г.Ф. Этничность и миграция : становление исследовательских подходов в отечественной этносоциологии / Г.Ф. Габдрахманова // Социс. – 2007. – № 1. – С. 116–122. 6 13. Гачев Г. Национальные образы мира : курс лекций / Г. Гачев. – М., 1998. – 429 с. 14. Галкин А.А. Старые и новые лики национальных проблем. Причины устойчивости наций / А.А. Галкин // Полития. – 2005. – № 1. – С. 64–88. 15. Дубова Н.А. Глобализация этнологии на пороге нового тысячелетия / Н.А. Дубова // Этнографическое обозрение. – 2000. – № 1. – С. 19–38. 16. Жельвис В. Эти странные русские / В. Жельвис. – М., 2002. – 96 с. 17. Зайдениц Ш. Эти странные немцы / Ш. Зайдениц, Б. Баркоу. – М., 2001. – 72 с. 18. Заринов И.Ю. Социум – этнос – этничность – нация – национализм / И.Ю. Заринов // Этнографическое обозрение. – 2002. – № 1. – С. 3–29. 19. Карлов В.В. Этнонациональная рефлексия и предмет этнологии (к проблеме самосознания науки) / В.В. Карлов // Этнографическое обозрение. – 2000. – № 4. – С. 3–21. 20. Ким С.Г. «Этнологическое измерение прошлого» : из опыта исторической антропологии ФРГ / С.Г. Ким // Этнографическое обозрение. – 2003. – № 4. – С. 137–148. 21. Котин И.Ю. Мечети, храмы, гурудвары Лондона – новые приметы мегаполиса / И.Ю. Котин // Этнографическое обозрение. – 2002. – № 3. – С. 85-90. 22. Котин И.Ю. Под знаком Брэдфорда. Конец политики мультикультурализма в Британии? / И.Ю. Котин // Этнографическое обозрение. – 2005. – № 2. – С. 135–151. 23. Кураев Г.А. Этническая психология : курс лекций : учеб. пособие / Г.А. Кураев, Е.Н. Пожарская. – Ростов н/Д, 2000. – 233 с. 24. Ле Каадин Р. Бретонские контрасты / Р. Ле Каадин // Этнографическое обозрение. – 2003. – № 6. – С. 78–93. 25. Личность, культура, этнос : Современная психологическая антропология / . – М., 2001. – 555 с. 26. Майол Э. Эти странные англичане / Э. Майол, Д. Мэлстид. – М., 2001. – 72 с. 27. Менталитет славян и интеграционные процессы : история, современность, перспективы : материалы III Междунар. науч. конф. / . – Гомель, 2003. – 367 с. 28. Мид М. Культура и мир детства / М. Мид. – М., 1988. – 429 с. 29. Мифы народов мира : энциклопедия : в 2 т. / . – М., 1997. – Т. 1. – 671 с.; Т. 2. – 719 с. 30. Мыльников А.С. Народы Центральной Европы : формирование национального самосознания. XVIII–XIX вв. / А.С. Мыльников. – СПб., 1997. – 173 с. 7 31. Мыльников А.С. О феномене «постэтничность» : современный взгляд на некоторые идеи Ю.В. Бромлея / А.С. Мыльников // Этнографическое обозрение. – 2002. – № 2. – С. 3–9. 32. Народы и религии мира : энциклопедия / . – М., 1998. – 926 с. 33. Обсуждение книги В.А. Тишкова «Реквием по этносу» (Материалы методолог. симп. Ин-та этнологии и антропологии РАН) // Этнографическое обозрение. – 2005. – № 3. – С. 109–131. 34. Окульски М. Новые тенденции и основные проблемы в международной миграции : перспективы Центральной и Восточной Европы / М. Окульски // Междунар. Журн. социальных наук. – 2001. – № 32. – С. 101–116. 35. Платонов Ю.П. Народы мира в зеркале геополитики : (структура, динамика, поведение) : учеб. пособие / Ю.П. Платонов. – СПб., 2000. – 430 с. 36. Поздняков Э.А. Нация. Национализм. Национальные интересы / Э.А. Поздняков. – М., 1994. – 123 с. 37. Полескова Т. Диаспоры в системе международных связей / Т. Полескова. – М., 1998. – 199 с. 38. Пушкарева Н.Л. Феминистский проект в новейшей этнологии и антропологии (1980–2000 гг.) / Н.Л. Пушкарева // Этнографическое обозрение. – 2004. – № 3. – С. 82–97. 39. Расы и народы : Ежегодник, 2001. – Вып. 26 : Современные этнические и расовые проблемы / . – 266 с. 40. Рыбаков С.Е. О методологии исследования этнических феноменов / С.Е. Рыбаков // Этнографическое обозрение. – 2000. – № 5. – С. 3–16. 41. Рыбаков С.Е. Этничность и этнос / С.Е. Рыбаков // Этнографическое обозрение. – 2003. – № 3. – С. 3–24. 42. Савоскул М.С. Российские немцы в Германии : интеграция и типы этнической самоидентификации / М.С. Савоскул // Этнографическое обозрение. – 2004. – № 4. – С. 97–113. 43. Семенов Ю.И. Этнос, нация, диаспора / Ю.И. Семенов // Этнографическое обозрение. – 2000. – № 2. – С. 64–73. 44. Смирнов А.Н. Этничность и культурный плюрализм в контексте государственной политики / А.Н. Смирнов // Полис. – 2005. – № 4. – C. 30–52. 45. Солт Дж. Международная миграция в регионе европейской экономической комиссии ООН : формы, тенденции, политика / Дж. Солт, Дж. Кларк // Междунар. Журн. социальных наук. – 2001. – № 32. – С. 81–99. 8 46. Страны и народы. Зарубежная Европа. Общий обзор. Северная Европа : Научно-популярное географо-этнографическое издание : в 20 т. / . – М., 1981. – 269 с. 47. Страны и народы. Зарубежная Европа. Восточная Европа : Научно-популярное географо-этнографическое издание : в 20 т. / . – М., 1980. – 352 с. 48. Страны и народы. Зарубежная Европа. Западная Европа : Научно- популярное географо-этнографическое издание : в 20 т. / . – М., 1979. – 381 с. 49. Страны и народы. Зарубежная Европа. Южная Европа : Научно- популярное географо-этнографическое издание : в 20 т. / . – М., 1983. – 288 с. 50. Сухарев В.А. Мы говорим на разных языках / В.А. Сухарев. – М., 1998. – 416 с. 51. Тапинас Г.Ф. Глобализация, региональная интеграция, международная миграция / Г.Ф. Тапинас // Международный журнал социальных наук. – 2001. – № 32. – С. 61–72. 52. Тимур С. Изменение тенденции и основные проблемы международной миграции : обзор программ ЮНЕСКО / С. Тимур // Междунар. журн. социальных наук. – 2001. – № 32. – С. 9–25. 53. Тишков В.А. Российская этнология : статус дисциплины, состояние теории, направления и результаты исследований / В.А. Тишков // Этнографическое обозрение. – 2003. – № 5. – С. 3–23. 54. Филиппова Е.И. Неизбежно ли исчезновение языкового многообразия? (Интервью с директором Национального института демографических исследований Ф. Эраном) / Е.И. Филиппова // Этнографическое обозрение. – 2004. – № 4. – С. 119–125. 55. Филиппова Е.А. Французы, мусульмане : в чем проблема? / Е.А. Филиппова // Этнографическое обозрение. – 2005. – № 3. – С. 20–38. 56. Филиппова Е.А. Кровь или почва? (Что такое французская нация сегодня) : интервью с Эрве Ле Брасом / Е.А. Филиппова // Этнографическое обозрение. – 2006. – № 6. – С. 96–107. 57. Хейвуд Э. Политология : учебник для студентов вузов / Э. Хейвуд. – М., 2005. – С. 131–155. 58. Хобсбаум Э. Нации и национализм после 1789 г. / Э. Хобсбаум. – СПб., 1998. – 305 с. 59. Чеснов Я.В. Лекции по исторической этнологии / Я.В. Чеснов. – М., 1998. – 397 с. 60. Этнические меньшинства в зарубежной Европе. – М., 1997.– 328 с. 61. Этнические стереотипы поведения : сб. ст. / . – Л., 1985. – 325 с. 62. Этничность и власть в полиэтнических государствах : материалы Междунар. конф. / . – М., 1994. – 313 с. 9 63. Этнологическая наука за рубежом : проблемы, поиски, решения : сб. ст. / . – М., 1991. – 187 с. 64. Этнополитология : учеб. пособие – хрестоматия / . – М., 2001. – 400 с. 65. Япп Н. Эти странные французы / Н. Япп, М. Сиретт. – М., 2001. – 72 с. 66. Encyclopedia of European social history from 1350 to 2000 / . – N.Y., 2001. – Vol. 1–6. Электронные издания и указатели литературы 1. Электронный каталог Научной библиотеки Воронежского гос. ун- та. – (http : // www.lib.vsu.ru /). 2. Социальные и гуманитарные науки. История, археология и этнография : библиогр. база данных. 1986–2006 / ИНИОН РАН. – М., 2007. – (CD-ROM). 3. Population Information Network – официальный демографический сайт ООН. – (http : // www.undp.org/popin/ popin.html). ПЛАНЫ СЕМИНАРСКИХ ЗАНЯТИЙ Тема 1. Этнология и ее предмет (2 ч) Вопросы для обсуждения 1. Становление этнологии как науки в Великобритании, США, Франции, Германии, России. 2. Современное состояние этнологии. Этнология и процессы глобализации. 3. Этнология: предмет и методы этнологии. 4. Связь этнологии с другими дисциплинами (историей, психологией, социологией, демографией, политологией, антропологией и др.). 5. Организация этнологической науки. Основная литература 1. Дынин В.И. Введение в этнологию : курс лекций / В.И. Дынин. – Воронеж, 2001. – С. 8–21, 36–49. 2. Садохин А.П. Этнология : учебник / А.П. Садохин. – М., 2006. – С. 9–32. 10 Страницы ← предыдущая следующая → 1 2 3

Брюс Берглунд

В западной академической среде давно утвердилось несколько пренебрежительное отношение к Восточной Европе, как к чему-то примитивному и отсталому.1 Как ни странно, это касается и духовной стороны ее жизни. Восточноевропейская религиозность является ключевым пигментом при изображении картины отсталости данного региона. Журналисты и путешественники отмечают религиозное рвение поляков, словаков, румын и других восточноевропейских народов как то, что сильнее всего отличает их от остальной Европы.2 Известный путешественник Роберт Каплан в своем популярном описании своего посещения Балкан рассказывает, как православная монахиня матушка Татьяна при виде монастыря в Грачанице остановилась и воскликнула: «Я добрая христианка, но я не подставлю другую щеку, если какой-нибудь албанец будет выкалывать глаза моему брату-сербу”.3 Эта сцена рисует определенный образ восточноевропейского (или, как настаивает Каплан, балканского) христианства, для которого характерно клятвенное обещание мести перед иконами или куполами древней церкви.

Отношение к восточноевропейской религиозности как к чему-то примитивному прослеживается и в критике Иоанна Павла II западноевропейскими и американскими католиками. Прогрессивные западные католики видели в Иоанне Павле «образованного крестьянина из-за железного занавеса”, человека, не способного полностью осознать перемены, происходящие в современном обществе.4 Несмотря на подобное к себе отношение, Иоанн Павел II явил миру совершенно другую сторону восточноевропейской религиозности и духовности. Хотя некоторые на Западе и в Америке объясняли антимодернистский консерватизм папы его польским происхождением, другие в нем же видели источник его духовной силы и авторитета. Например, сенатор Дэниел Патрик Мойнихан, сразу после избрания на престол в октябре 1978 г. нового папы, поддержал его, заявив, что Иоанн Павел II – первая фигура в истории Церкви, которая «сражалась и преуспела в борьбе с самым главным врагом нашего времени –тоталитаризмом”.5

Уважение к духовной силе восточных европейцев, основывающееся на их исторической стойкости, не ограничивается фигурой Иоанна Павла II. За последнюю четверть века немало восточноевропейских деятелей культуры и искусства приобрели широкую популярность благодаря духовному содержанию и нравственной наполненности своих произведений. Композиции Арво Пярта и Хенрика Гурецкого, с их певучими мелодиями и текстами из Св. Писания, быстро нашли своих поклонников среди меломанов Великобритании и Северной Америки. Фрагменты феноменально популярной Третьей симфонии Гурецкого не раз использовались в кинофильмах для создания трагического или таинственного настроения, а сама симфония сопровождала перфомансы и выставки, посвященные аварии танкера Экксон Валдес, эпидемии СПИДа и Холокосту.6 Исполненные скорби звуки струнных и запоминающееся сопрано симфонии Гурецкого стали для западных слушателей музыкой страдания и богоявления. Дирижер Дэвид Зинман как-то отметил: «Это все равно, что слушать ангелов.”7

Фильмы Кшиштофа Кеслёвского высоко ценят за их духовную глубину. Серия «Декалог” была названа в числе величайших фильмов, посвященных религии, хотя сам Кеслёвский не заявляет о своей принадлежности к какой-либо церкви.8 Поэт Чеслав Милош и богослов Мирослав Вольф создавали произведения, основываясь на своем опыте жизни в Восточной Европе, хотя годы их творческой зрелости пришлись на время после переезда на Запад. Даже писатели и мыслители, отрицающие свою связь с религией, такие как Вацлав Гавел, Адам Михник, Лешек Колаковски, Майкл Полани и Славой Жижек, получили особое признание благодаря своему духовному вкладу и глубокому пиетету к христианскому наследию Европы.9 Для западных европейцев и

американцев одно то, что эти люди являются выходцами из Восточной Европы, пережившей геноцид и коммунистическое правление, и, предположительно, обладающей более глубокой религиозной традицией, наделяет их фигуры значимостью, практически недостижимой для писателей и философов с демократического, процветающего и секулярного Запада.

Деятели восточноевропейской культуры утверждают, что именно благодаря своему прошлому данный регион накопил более глубокие духовные и культурные запасы, нежели Запад. В середине 1980-х два выдающихся интеллектуала – оба выходцы из Восточной Европы – опубликовали свои эссе, в которых высоко оценили вклад этой части Евразии в европейскую историю и культуру: это были Милан Кундера в своей «Трагедии Центральной Европы” и Иоанн Павел II в энциклике Slavorum Apostoli (Апостолы славян).10 Не будем останавливаться сейчас на разных философиях этих авторов, отметим лишь, что их работы объединяет одна фундаментальная предпосылка – и папа-поляк и романист-чех считали свой родной край сердцем Европы, источником ее ценностей и идей, которым европейская цивилизация обязана своим величием.

По мнению Кундеры, Центральная Европа, которую составляют чехи, поляки, венгры и австрийцы, в начале двадцатого века была «великим, если не величайшим, культурным центром.”11 А Иоанн Павел утверждает, что вся славянская Европа – от Альп и Адриатики до России, является хранительницей наследия Кирилла и Мефодия – олицетворяющих собой духовное единство славян, вопреки разделению на католиков и православных.12 И Кундера, и Иоанн Павел полагают, что Западная Европа тонет в пороке потребления и пренебрежении к высоким идеалам (как культурным, так и религиозным), и ее единственное спасение состоит в том, чтобы заново открыть сокровища их родины. Кундера считает, что культурные достижения и политическая судьба Центральной Европы содержат в себе предостережение для всей Европы в целом. «Все великие шедевры центральноевропейского искусства вплоть до наших дней, — пишет он, — можно рассматривать как одно большое размышление о возможном конце европейского гуманизма.”13 Новеллист не дает рецептов того, как избежать трагического исхода. Иоанн Павел, конечно, не испытывает подобных сомнений. Наследие славянского христианства, — настаивает он, — «обогатит культуру Европы и ее религиозную традицию”, а также положит «фундамент ее столь желанному духовному возрождению”.14

В произведениях других деятелей культуры эхом повторяется это притязание Восточной Европы на нравственное превосходство перед Западом и право давать ему уроки на основании своего тяжелого опыта прошлого. В 2001 г. Адам Михник, при вручении ему в Амстердаме Премии Эразма, говорил о «мудрости заблудшего народа, имеющего на себе печать первородного греха”. Этот народ он противопоставлял поколению, поющему о своей свободе, но не обладающему «памятью и осознанием нравственного конфликта,” живущего вне власти добра и зла, греха и счастья. Опираясь на слова Эразма Роттердамского, Михник сравнил людей, не отмеченных печатью греха, с фарисеями, чья самоуверенность вызвала когда-то гнев Христа. Параллель, хоть и не высказанная прямо, была очевидна: западные европейцы, живущие в процветании и безопасности, потеряли осознание нравственных границ, им необходима мудрость тех, кто наделен первородным грехом. Эту мудрость, по словам Михника, «мы и принесем Европе”.15

Заявляя о своем нравственном авторитете, основывающемся на тяжелом опыте прошлого, восточноевропейские интеллектуалы повторяют темы, звучавшие ранее в их антикоммунистической риторике: превосходство культуры над политикой, индивидуальной этики над властью и истины над ложью. В период после 1989 г., когда бывшие соцстраны вошли в стадию политической и экономической трансформации и стали присоединяться (или выстроились в очередь на присоединение) к различным западноевропейским организациям, бывшие диссиденты сохранили свой главный посыл: внимание к тому, что называется «духовным”. По мнению восточноевропейских интеллектуалов движущей силой европейской интеграции является бюрократический диктат, потребленчество и прагматичная либеральная политика. Как организация, Европейский Союз (ЕС) пропагандирует и защищает материальное положение своих граждан, продвигая идею о том, что большее богатство гарантирует лучшее здравоохранение и образование, лучшее финансирование культуры, больше свободного времени. Однако, как утверждают критики, процветание и либеральные права сами по себе не могут быть достаточными. С разной степенью морализаторства, писатели Восточной Европы, публикующиеся в западноевропейских журналах и выступающие на западных мероприятиях, говорят об одном и том же: Европейский Союз нуждается в духовном фундаменте, но именно этого ему и не дают его современные лидеры.16

Президент Вацлав Гавел последовательно высказывал это мнение, говоря о расширении границ Евросоюза. В 1994 г., выступая в Европейском Парламенте, он заявил, что чтение документов об интеграции было подобно «изучению внутренностей совершенного и гениально устроенного механизма”, который хотя и был полностью понятен для разума, никак не отвечал велениям сердца. Сердце – это европейские ценности, «уходящие корнями в античность и христианство”, которые были слишком глубоко сокрыты внутри этой машины. Именно здесь кроется причина того, — заявил Гавел, — что многим кажется, будто ЕС – это «не более, чем бесконечные споры о том, сколько моркови может экспортировать какая-то страна, кто будет устанавливать ее размер, кто будет это проверять, а кто в конце концов будет наказывать нарушителей всех этих предписаний.”

Гавел призвал к тому, чтобы ЕС вышел за эти рамки. Если он хочет выжить, — сказал в завершение он, — он должен стать чем-то большим, чем просто набор правил.17 Внимание к духовному более, чем к технократичному, к ценностям и миссии больше, чем к рыночным устоям этого чешского интеллигента, ставшего президентом, отзывается эхом в словах, с которыми словацкие епископы обратились к своей европейской пастве: «Одни лишь рыночные и экономические свободы не могут принести единства. Европе нужна душа, лишь исходящее из нее духовное единство способно принести плод. Это станет гарантом ее экономического и политического единства. Европа должна черпать силы из своих духовных корней. Только то дерево, которое крепко и глубоко укоренилось, будет приносить плод, его не сможет сломить ветер, а солнце иссушить.”18

Конечно, между нравственными воззрениями Вацлава Гавела и католических епископов Словакии существует фундаментальное различие, однако, как и в случае с Миланом Кундерой Иоанном Павлом II, здесь прослеживается один общий знаменатель: Восточная Европа – это то место, где защищают истину и нравственные принципы. Эта идея ненова, средневековые короли и князья, как католические, так и православные, также считали себя единственными защитниками христианства перед лицом язычников и мусульман.19 Их заявления, также как высказывания современных интеллектуалов, говорят о большем, чем просто об осознании себя частью Европы или желании быть ее признанным центром. Для христианских князей прошлого, также как интеллектуалов наших дней крайне важны границы. Потому что судьба Европы, ее богатство и власть, ее уникальность и существование зависят от тех, кто находится на ее рубеже.

Восточная Европа – это не бастион на пути лжерелигий, как считали средневековые короли, и не источник забытых ценностей или веры, как настаивали Кундера и Иоанн Павел II. Она хранительница истин, которые Западная Европа отвергла. Она — центр. Она -Европа.

Каково же понимание духовного у обычных жителей Восточной Европы? Опрос 2004 г. показал, что очень немногие жители стран, недавно ставших членами ЕС, считают себя защитниками духовных ценностей. Их главным вкладом в Европу, если судить по наиболее популярным ответам, является их дешевая рабочая сила.20 Сотни тысяч восточных европейцев, в особенности поляков, работающих в Западной Европе, отметили, что экономические соблазны приобретения оказались гораздо сильнее защиты традиционных европейских ценностей.21 Этими людьми движет (в буквальном смысле этого слова) желание улучшения своего материального положения, и потому задаешься вопросом – относится ли критика аморального и материалистичного ЕС со стороны церковных лидеров и светских мыслителей направленной в адрес не западных политиканов, а польского водопроводчика и словацкой медсестры?

Тем не менее, поэтизация восточноевропейской духовности имеет своих почитателей и своих покровителей на Западе. Интеллектуалы и писатели этого региона получают премии в Амстердаме, выступают на симпозиумах в Дублине и пишут статьи в англоязычные периодические издания. Очевидно, что приглашающие их академики и издатели получают определенный резонанс на высказывания своих восточноевропейских коллег. Но почему? Каков их вклад в концептуальную географию, в которой европейский материалистичный Запад отделяется от духовного Востока? Возможно, в процессе европейской административной и экономической унификации проекция более глубокой духовности новых наций-членов — это попытка возродить ее космически-сакральный характер.

Примечания:

1 Ларри Вольф, Открывая Восточную Европу: карта цивилизации в умах эпохи Просвещения (Пало Альто, Калифорния, Издательство Стэнфордского университета, 1994); Мария Тодорова, Воображаемые Балканы (Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 1997); Милица Бацки-Хайден, «Утверждая ориентализм: пример бывшей Югославии,” Slavic Review 54 (Зима 1995): 917- 31; Дикки Уоллас, «Гиперреализация «Бората” на европейской карте «других”, Slavic Review 67 (Весна 2008): 35-49.

2 Патрик Ли Фермор, Между лесом и водой: на пути в Константинополь из Голландии: средний Дунай до Железных Ворот (New York: Penguin, 1988); Джейсон Гудвин, Пешком до Золотого Рога: путешествие в Истамбул (New York: Henry Holt, 1993).

3 Роберт Каплан, Балканские призраки: путешествие в истории (New York: St. Martin’s Press, 1993), 33.

4 Выражение «культурный крестьянин” использовалось защитниками Иоанна Павла: Джеймс Шалл, «Об инквизиторах и понтификах: критика Иоанна Павла II,” Homiletic & Pastoral Review 81 (June 1981), 19. Другой почитатель, Джордж Вигель, также признает западное предубеждение в отношении папы из Польши в начале его биографии Свидетельство надежды: биография Иоанна Павла II (New York: HarperCollins, 1999).

5 Вашингтон Пост, 7 октября 1979, цит. по: Шалл, «Об инквизиторах и понтификах,” 23.

6 Различные исполнения симфонии Горецкого и ее популярность обсуждается в: Люк Ховард «Отечество, биллборды и Холокост: восприятие и взгляды на Симфонию №3 Горецкого” Musical Quarterly 82 (Весна 1998), 131-59.

7 Там же, 150. Насколько мне удалось узнать из прекрасной дипломной работы моей студентки Эстер Миллер, американских слушателей и покупателей компакт-дисков в восточноевропейской фолк-музыке больше всего привлекает присущая ей «духовность” и «вневременный характер”. Звукозаписывающие компании, организаторы концертов и композиторы подчеркивают эти аспекты во время рекламы таких исполнителей, например, Донна Бучанан, описывает популярный женский хор из Болгарии в статье: «Магический, мистический тур Болгарии: постмодернизм, маркетинг мировой музыки и политические перемены в Восточной Европе,” Ethnomusicology 41 (Winter 1997), 131-57, http://www.jstor.org/stable/852589.

8 «Искусство и вера, 100 самых духовно-значимых фильмов,” 2006, http://www. artsandfaith.com/t1000/; и Джозеф Куниин, «Кесьлевский на вершине: десять заповедей от покойного польского режиссера,” Commonweal, 15 августа 1997, 11-15. Один из исследователей творчества Кесьлевского называет режиссера «надеющимся агностиком”. Джозеф Кикасола Фильмы Кшиштофа Кесьлевского: пограничный образ (New York: Continuum, 2004), 34.

9 Для знакомства с философией Славоя Жижека и его славянскими корнями очень полезно прочитать статью Ребекки Мид, «Брат Маркса: как философ из Словении стал международной знаменитостью”, The New Yorker, 5 мая 2003. Статьи американских ученых — католиков и евангеликов – с симпатией отзывающиеся о Жижеке:

Пол Гриффитс «Христос и теория критики” First Things: A Monthly Journal of Religion and Public Life 145 (Август-Сентябрь 2004), 46-56; и Эшли Вудивисс «Философия конца света,” Books & Culture 12 (Ноябрь-Декабрь 2006), 30-33. Книги Гавела были отмечены в журналах Commonweal, First Things, and Books & Culture, а сам он стал главным героем книги Джеймса Сира, редактора InterVarsity Christian Press: Вацлав Гавел: ителлектуальное сознание международного политика: введение, признание и критика (Downers Grove, IL: InterVarsity Press, 2001). Для знакомства с материалами католического журнала First Things о Полани и Колаковском, см. Джон Роуз «Чувствительный интеллект,” First Things (March 2007), http://www.firstthings.com/article. php3?id_article=5450&varrecherche=polany i; и Збигнев Яновски, «Основные направления мысли Колаковского,” First Things (October 2006), http://www.firstthings.com/article.php3?id_ article=5361&var_recherche=kolakowski.

10 Веколав Перица, «Церкви и закат славянского мифа”, доклад на конференции «Религия и вопросы современности: христианские церкви в XIX и XX вв. в Восточной Европе,” Немецкий исторический институт, Варшава, Июнь 2006.

11 Милан Кундера, «Трагедия Центральной Европы,” New York Review of Books, 26 апреля 1984, 34.

13 Кундера, «Трагедия,” 36.

14 Иоанн Павел II, Slavorum Apostoli.

16 Стефан Ауэр, «Возвращение революции 1989,” eurozine, 14 июня 2004, http:// www.eurozine.com/articles/2004-06-14-auer- en.html.

18 Пасторское послание словацких епископов о европейской интеграции, 15 мая 2002, http:// www.kbs.sk/?cid=1117564487.

19 Игнач Ромшич, «От христианского щита в члены ЕС”, Hungarian Quarterly 48

(зима 2007), http://www.hungarianquarterly.com/no188/2.html.

20 Одна треть поляков считает главным свой религиозный и нравственный вклад, в отличие от 13% венгров, 18% словаков и 7% чехов. И напротив, 55% поляков, 55% венгров, 50% чехов и 46% словаков назвали своим главным вкладом в Объединенную Европу «дешевую рабочую силу”. «Чехия, Венгрия, Польша и Словакия: что они принесут Европейскому Союзу?” результаты опроса, проведенного Фондом центральноевропейского общественного мнения, апрель 2004, http://www.ceorg- europe.org/research/2004_04.pdf.

21 Как заметил один англо-польский комментатор, возможно, нелиберальное окружение католичекой Польши является одним из факторов, почему молодые поляки отправляются на заработки в Западную Европу. Ирена Мариняк, «Польский водопроводчик и имиджевые игры” eurozine, 15 ноябрь 2006, http://www.eurozine.com/articles/2006-11-15-maryniak-3n.html.

Печатается с сокращениями с разрешения автора, по: Брюс Берглунд «Историческая география восточно-европейского христианства” в сб. Христианство и современность в Восточной Европе, под ред. Брюса Берглунда и Брайана Портер-Сюч (Будапешт-Нью-Йорк: Издательство Центрально-Европейского университета, 2010).

Брюс Берглунд преподаватель истории Калвин Колледжа, Гранд Рэпидс, шт. Мичиган.

ДРЕВНЯЯ ГРЕЦИЯ

около 2000 г. до н.э. – около 1400 г. до н.э. – Критская цивилизация.

VII в. до н.э. – XII в. до н.э. – Микенская цивилизация

1. Мифы о Крите. Знаете ли вы, почему та часть света, в которой мы живем, называется Европой? Объяснение этому названию дали еще древние греки в своих греках. Они рассказывали, что когда-то очень давно на восточном берегу Средиземного моря жила красавица – дочь одного финикийского царя (Финикия – это территория современного государства Ливан). Имя царевны было Европа. Красавицу, гулявшую с подругами на берегу увидел бог Зевс. Он решил ее похитить. Зевс превратился в быка и, пощипывая траву, подошел к резвящимся девушкам. Те сначала испугались, но бык был очень ласковым, и девушки стали играть с ним: кормили его цветами, украшали венками. Осмелев, Европа забралась к нему на спину. Бык потихоньку вошел в воду и вдруг быстро поплыл от берега. Европа сильно испугалась, но доплыть до берега было уже невозможно. Похищенную красавицу бык довез до острова Крит и здесь снова принял свой обычный облик. От Зевса и Европы произошел род царей Миносов, которые стали править Критом.

Конечно, это красивая легенда. Но ведь и в самом деле первая цивилизация в Европе возникла на острове Крит. И эта цивилизация во многом была похожа на цивилизации Древнего Востока (а Финикия – это часть Азии).

Остров Крит является частью Греции – страны расположенной на юге Балканского полуострова и множестве островов в окружающих морях. Крит – один из самых больших островов Греции. Здесь сходились многие морские пути. У его берегов останавливались корабли из Финикии, Египта и других Средиземноморья.

До наших дней сохранилось много мифов древних греков о Крите. В них рассказывалось, что критский царь Минос был владыкой морей, и многие народы платили ему дань. Рассказывали, что у него был дворец, называвшийся Лабиринтом, из которого трудно было найти выход, а где-то в этом дворце жило чудовище Минотавр (с головой быка и туловищем человека), которое пожирало людей. Минотавра убил афинский герой Тесей, но он все равно не выбрался бы из лабиринта, если бы дочь критского царя Ариадна не спасла его. Ариадна дала Тесею клубок из ниток. Юноша привязал нить ко входу и двинулся по Лабиринту, распутывая клубок. Убив чудовище, он нашел выход по нити из клубка, врученного ему Ариадной.

2. Критская цивилизация. Многие столетия эти мифы считали просто красивой выдумкой. Но немногим более ста лет тому назад ученые начали археологические раскопки на Крите. И они были поражены – была заново открыта забытая древнейшая цивилизация Европы.

Были обнаружены развалины четырех больших дворцов. Один из них был огромным – более трехсот помещений, но это только на первом этаже, а этажей было несколько. Причем, комнаты, залы, коридоры были расположены настолько беспорядочно, что стало понятным, откуда появилась легенда о Лабиринте. Во дворце был свой водопровод, канализация, ванные комнаты. А ведь это было построено почти четыре тысячи лет тому назад!

На стенах залов дворцов сохранилось много фресок (изображений, выполненных цветными красками на сырой штукатурке). На них изображены стройные мужчины с длинными вьющимися волосами, женщины в платьях, расширяющихся к низу. На многих фресках изображены быки. На некоторых из них показаны опасные игры с быком – акробатки переплывают через несущихся на них животное, отталкиваясь от его стены с руками. Были найдены сосуды для питья в виде бычьей головы. А на некоторых критских печатях было изображено существо с головой быка и туловищем человека. И тогда стало ясно, что миф о Минотавре – не просто сказка. Жители Крита представляли своего главного бога в образе быка. И этому богу приносили жерствы, в том числе и человеческие, что в мифе объяснялось как поедание людей чудовищем Минотавром.

Во дворцах было найдено множество складских помещений, где хранились запасы зерна, вина, оливкового масла, мяса и других продуктов, изделия ремесленников. Значит, дворцы были огромными хранилищами продуктов питания и изделий ремесла. Но на фресках нет изображений, показывающих, что его обитатели сами трудятся на полях или в мастерских. Откуда же у них эти богатства?

При раскопках, которые проводились на территориях вокруг дворцов, были найдены остатки небольших поселений, состоявших из тесных глиняных лачуг примитивные орудия труда. Там не было и следа роскоши и богатств. В этих селениях жили те, кто трудился, обеспечивая беззаботную жизнь обитателей дворца. Это они выращивали зерно, виноград, домашних животных, изготавливаи посуду, одежду и т.д.

Обитатели дворцов властвовали над окрестным населением, принуждая его работать на себя. В каждом дворце жил правитель со своими многочисленными придворными и чиновниками. В каждом дворце был особый зал с троном для правителя. Затем все эти дворцы были подчинены одному правителю, жившему в самом большом дворце. Все дворцы не имели укреплений, значит, их обитатели не воевали друг с другом. А так могло быть только если на острове был один верховный правитель – царь.

Критское государство, как и государства Древнего Востока, было монархией. «Монрахия” –по-гречески означает «единовластие”. То есть, вся власть в стране принадлежала одному человеку – царю, фараону или императору. Правители Крита, подобно фараонам Египта или царям Вавилона единолично правили страной – издавали законы, устанавливали налоги, судили население своей страны. Управляли они страной с помощью многочисленных чиновников. Чиновников никто из жителей страны не избирал, они назначались царем из преданных ему людей.

Царей Крита не зря называли Владыками морей. У них было много кораблей. На этих кораблях из Египта, Финикии, Сирии на Крит даставлялось много вещей, в том числе золотых. В этих же странах археологи нашли вещи, сделанные на Крите. А то, что ни один критский дворец не был укреплен, свидетельствует и о том, что правители Крита не боялись нападений на остров – их военный флот был самым сильным.

Критяне изобрели и первую в Европе письменность. Знаки этой письменности не удалось расшифровать до сих пор. Главная причина этому – то, что ученые, не знают на каком языке говорили древние жители Крита. Ясно только то, что они не были греками.

Около 1400 г. до н.э. на одном из маленьких островков возле Крита произошло страшное извержение вулкана. Дворцы и селения на Крите были разрушены, а на остров вторглись с Балканского полуострова греки-ахейцы. То, что пришельцы были греками, ученые узнали расшифровав таблички с их письменами. Ахейцы приспособили для своей письменности знаки критского письма. А зная древнегреческий язык, ученые смогли их расшифровать.

3. Микенская цивилизация.Греки-ахейцы создали свою цивилизацию на юге Балканского полуострова. Если критская цивилизация возникла на рубеже III–II тысячелетий до н.э., то начало ахейской ученые относят к XVII в. до н.э. Значит, она была второй по древности цивилизацией в Европе. Цивилизацию греков-ахейцев принято называть микенской, потому что первые ее следы археологи нашли на месте древнего города Микены.

Дворцы в Микенах и в других местах на юге Балканского полуострова были построены из огромных камней, многие из которых весили по несколько тонн. Это были мощные укрепленные сооружения. Значит, правителям этих дворцов-крепостей приходилось часто воевать. Воевали они друг с другом, и здесь не сложилось единое государство, как на Крите. На сохранившихся во дворцах фресках много изображений военных сцен – греки с мечами и в шлемах, украшенных рогами, сражаются с каким-то плохо вооруженными косматыми дикарями. Дворцы ахейцев также были огромными складами продовольствия и вещей. Дворцы были центрами их небольших государств, во главе которых стояли цари.

Микенская цивилизация стала могущественной после гибели цивилизации на Крите. В XIII в. до н.э. ахейские цари объединили свои силы и совершили поход на город Трою, который находился на западном побережье Малой Азии. После долгой осады греки взяли и разграбили этот город. Об этом событии было сложено много сказаний. Позднее, в VIII в. до н.э. великий греческий поэт Гомер собрал эти сказания и составил из них свою знаменитую поэму «Илиада” (греки называли Трою «Илион”).

Но вскоре сама микенская пришла к своему концу. Ее погубили нашествия отсталых народов с севера Балканского полуострова. Среди них были и греки-дорийцы. Мощные стены дворцов не спасли их обитателей. Разгромив дворцы и опустошив земли вокруг них, большинство пришельцев вернулось на север. Но часть греков-дорийцев осталась.

После этих нашествий дворцы больше не возродились. В них никто не жил, не было уже ни царей, ни чиновников. Письменность исчезла – ведь не было потребности записывать царские указы, вести учет поступлений продовольствия и вещей во дворцы. Исчезла живопись – никто в ней не нуждался. Вместо огромных и роскошных дворцов повсюду были разбросаны убогие хижины с соломенными крышами и без окон, стены которых были черными от копоти очагов, разжигавшихся на их земляных полах. На несколько веков Греция погрузилась во тьму упадка и застоя.

Ваш комментарий о книге

Непомнящий Н., Кривцов Н. Доисторическая Европа

Доисторическая Европа … Что скрывается за этим понятием ?

Начнем с того , что оно достаточно условно . Ведь обычно им называют первобытный строй , древние общества охотников , ры боловов и собирателей , существовавшие до формирования в том или ином регионе той или иной цивилизации .

Неандертальцы , первые » прямые предшественники» современ ного человека , жили 250 — 300 тысяч лет назад . Их однозначно от носят к «доисторической» эпохе . К ней приписывают и все , что су ществовало до появления первых , древнейших цивилизаций на Земле — в Египте , Месопотамии , Китае , Индии , а в Европе — до образования древнегреческого и римского государств .

Касательно одной культуры , хотя бы одной конкретной терри тории это понятие может иметь определенные и достаточно четкие временные рамки . Но уже при сопоставлении разных культур , тем более существовавших в разных частях света , разных частях од ного континента или даже примерно на одной и той же территории , но обособленно , термин «доисторический» тут же показывает свои условность и относительность .

Цивилизацию , оформившуюся в долине Нила , мы называем Древним , но никак не «доисторическим» Египтом . В то время как наскальные изображения Сахары , которые относятся к тому же или даже более позднему периоду , именуют только «доисторическими» … Крито — микенскую культуру , предшественницу Древней Гре —

ции , мы уже относим к «исторической» эре , а существовавшие од новременно с ней и даже позже другие малоизученные культуры бассейна Средиземного моря остаются «доисторическими» .

В то же время , когда в Древней Греции существовала античная цивилизация , общество вошло в железный век , в Северной Европе царили первобытные отношения , люди еще жили в бронзовом , а то и в камен ном веке . Т о есть жил и явн о в «доистори ческую эпоху» .

С другой стороны , наскальную живопись и петроглифы приня то собирательно называть «доисторическим искусством» , хотя из вестно , что в Южной Африке последний бушменский художник был убит в середине XIX века ! Наскальные изображения в некоторых частях Европы , в частности , в Скандинавии , также наносились во вполне «исторические времена» .

Можно сказать , что «доисторическим» прошлым обычно назы вают то время , о котором не сохранилось сведений , что не выросло в цивилизацию , оставившую о себе мощную историческую па мять — в виде , например , письменных памятников , или то , что пред шествовало возникновению цивилизаций , признанных и описанных наукой . Возможно , если бы мы больше знали о народах , которые оставили грандиозные мегалитические постройки в разных частях Европы , мы не относили бы их к «доисторическим» …

Мегалиты Англии и Франции создавались явно в «доистори ческий» период . Но , рассказывая о загадочных каменных сооруже ниях Западной Европы , нельзя не упомянуть и о мегалитах ( или пусть даже «псевдомегалитах» ) Русской равнины , возраст которых вполне укладывается в «исторические» рамки .

Любопытно и другое . Некоторые культуры , которые оставили свой след как » доисторические» , дошли почти до наших дней , лишь в слегка измененном виде . А на некоторых памятниках , которые первоначально принадлежали древним временам , оставили свои

следы и представители более развитых , более поздних культур , что говорит об удивительной преемственности традиции и культурного наследия . Некоторые просуществовали долго , прошли через века . Например , наскальное искусство долины Коа в Португалии — это практически единый культурный пласт , который начинается в эпоху палеолита и доходит до XX века . На камнях — «чашечниках» евро пейского Севера знаки , оставшиеся от древних языческих времен , порой соседствуют с крестами , межевыми , пограничными отметка ми Средневековья . Но при этом многие древнейшие , «доисторические» памятники в разных уголках Европы сохранили священ ное , сакральное значение , пережив десятки веков , а то и тысяче летий .

Так что же считать древней , доисторической Европой ?

Явления , памятники культуры , о которых говорится в этой кни ге , относятся к разным временам и эпохам . Мегалиты Сардинии и Мальты — ровесники египетских пирамид . А человек из Неандер — таля был предшественником всех современных людей Европы . На скальное искусство Севера , зародившееся в каменном веке , дош ло до «исторических времен» . Более поздние изображения на ска лах не укладываются в рамки «доистории» , но по сути являются продолжением традиций каменного века .

Памятники , артефакты и явления , о которых идет речь в книге , были по — разному открыты и изучены .

Наскальная живопись пещер Альтамиры известна более ста лет — ее исследовали именитые специалисты , ею восхищались многие ученые мужи и художники . А картинная галерея Коа в Пор тугалии » открылась» людям всего каких — то десять лет назад . Стран ные каменные сооружения Англии и Бретани прекрасно известны всему миру , а о похожих мегалитических комплексах Голландии или Португалии мало кто знает .

Или другой пример — наскальные изображения южной Шве ции описаны были еще в XVII веке , а первые финские — лишь сто лет назад ( композитором Яном Сибелиусом ).

В этой книге специально обойдены стороной древности Греции и Рима , предшествовавшие возникновению великих античных дер жав . Мы обратили свой взгляд на то , что пока мало известно , но тоже оставило не меньший след , сделало весомый вклад в копил ку европейской цивилизации , правда , по — прежнему таит в себе за гадки .

Кто и зачем строил башни — нураги на Сардинии ? Как художники каменного века , оставившие свои «полотна» в пещерах Пиренейс кого полуострова , могли достичь такого совершенства , что ими вос хищались именитые мастера ? Каково было предназначение Сто — унхенджа ? Что обозначают фигуры беса на петроглифах Карелии и Скандинавии ? Как поклонение камням сохранилось через тыся чу лет после принятия христианства ? Что могут поведать загадоч ные изображения на валунах Валдая и Русского Севера ?

Эти вопросы и волновали нас , когда мы взялись за работу над книгой . Перед Вами рассказ о наиболее интересных и значимых явлениях в истории Европейского континента до того , как они ста ли достоянием нынешней цивилизации — с ее письменностью , летописями и другими свидетельствами , зафиксировавшими те или иные события и донесшими их до нас .

Никита Кривцов , кандидат исторических наук

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *