Клятва это грех

«Да клянусь тебе, так и было», — говорит один собеседник другому. Неужто он сейчас совершает страшный грех? Конечно, нет.

Есть фигуры речи, а есть настоящие клятвы, в которых вложен особый смысл. В древности правоверные иудеи соблюдали традицию клятв, но Иисус Христос отверг её. Почему это так важно для нас? И что грозит тому, кто всё-таки поклянётся чем-либо? И грозит ли вообще? Давайте узнаем.

Ветхозаветный обычай позволял иудеям клясться, так делал Иосиф

Клятва — это торжественное обещание сделать или не делать чего-либо в зависимости от ситуации. Также клятва — это заверение в подлинности того или иного факта.

Клятва подразумевает, что если слова человека разойдутся с делом, его постигнет некая кара. Обычно — это лишение того, чем клялись, поэтому клянутся чем-то дорогим, чтобы, опираясь на взятый на себя риск, подтвердить серьёзность своего высказывания.

В Ветхом Завете есть масса примеров того, когда люди клялись:

Быт. 47:29

«И пришло время Израилю умереть, и призвал он сына своего Иосифа и сказал ему: если я нашел благоволение в очах твоих, положи руку твою под стегно мое и клянись, что ты окажешь мне милость и правду, не похоронишь меня в Египте».

Клятва имела больший вес, чем обещание. Фактически, взятие клятвы с Иосифа было самым надёжным вариантом, доступным умирающему Израилю. А его желание быть похороненным на родной земле — это старая традиция, известная с доисторических времён.

Случалось, путешественники даже перевозили с собой родную землю, либо кости предков. Захоронение рядом с родителями и дедами было для древних народов важнейшей кульминацией жизни.

Престарелый Иаков взял со своего сына Иосифа клятву похоронить его на родной земле. На картине Рембрандта Иаков благословляет сыновей Иосифа Манассию и Ефрема незадолго до смерти

Поэтому Израиль и походит столь жёстко, требуя от Иосифа клятвы, чтобы умереть спокойным за свою посмертную участь.

Но в то же время симптоматично, что Израиль не удовлетворился простым обещанием, а посчитал нужным поставить сына в жёсткие условия клятвы. Впрочем, он сам, как мы помним, был не сильно искренним с отцом, когда обманом получил его благословение, и с таким же отношением столкнулся от детей.

Иудеи клялись перед Богом

Как ясно из Нового Завета, клятву давали перед Богом:

Мф. 5:33

«Еще слышали вы, что сказано древним: не преступай клятвы, но исполняй пред Господом клятвы твои».

Однако очевидно, что опирается Иисус не на тот ветхозаветный текст, которым обладаем мы. Таких выражений дословно в нём нет. Есть похожие:

Лев.19:12

«Не клянитесь именем Моим во лжи, и не бесчести имени Бога твоего. Я Господь».

Иудеям можно было клясться именем Бога, но только если они говорили правду:

Чис.30:3

«Если кто даст обет Господу, или поклянется клятвою, положив зарок на душу свою, то он не должен нарушать слова своего, но должен исполнить все, что вышло из уст его».

Втор.23:21–23

«Если дашь обет Господу Богу твоему, немедленно исполни его, ибо Господь Бог твой взыщет его с тебя, и на тебе будет грех; если же ты не дал обета, то не будет на тебе греха. Что вышло из уст твоих, соблюдай и исполняй так, как обещал ты Господу Богу твоему добровольное приношение, о котором сказал ты устами своими».

Иисус Навин выполнил клятву, которую давал Моисей

В двенадцатой главе книги Иисуса Навина к нему приходит потомок Иуды, Халев. Он сообщает, что Моисей некогда дал клятву:

Иисус Навин 14:9

«Земля, по которой ходила нога твоя, будет уделом тебе и детям твоим навек, ибо ты в точности последовал Господу, Богу моему».

Но Моисей мёртв, так что можно понять опасения Халева. Пророк скончался, так и не сдержав клятвы. Вся надежда Халева — на порядочность Иисуса Навина.

При этом мы можем увидеть, что слова Моисея приравнены к словам Бога. Иисус Навин выполняет обещание, которое дал Моисей и выделяет Халеву требуемую землю.

В Ветхом Завете клятву даёт Сам Бог

Но не только человек клянётся, когда требуется. В книге Иисуса Навина Бог сообщает пророку:

Иисус Навин 1:6

«Будь тверд и мужествен; ибо ты народу сему передашь во владение землю, которую Я клялся отцам их дать им».

Мы знаем, что клятву эту Бог сдержит. Примечательно, что клятва Бога не содержит ничего, чем бы конкретно клялся Всевышний. Очевидно, что в Его положении в этом нет нужды. Бог ничего не ставит на кон, ибо никогда не нарушит свою клятву.

Уже само по себе слово Бога должно выступать в качестве не просто данной, но и уже сбывшейся клятвы, потому что Всевышний всесведущ, и если Он сегодня обещает что-то завтра, то потому что точно знает, что так всё и произошло.

Бог никогда не нарушает клятвы. На иллюстрации он показывает Аврааму звёзды и обещает произвести от него столь же бесчисленное потомство

Это же подтверждает и автор послания к евреям:

Евр.6:13–16

«Бог, давая обетование Аврааму, как не мог никем высшим клясться, клялся Самим Собою, говоря: истинно благословляя благословлю тебя и размножая размножу тебя. И так Авраам, долготерпев, получил обещанное. Люди клянутся высшим, и клятва во удостоверение оканчивает всякий спор их».

Иудеям положено было клясться именем Божьим, но это не разрешается христианам

Интересный стих на тему клятвы можно обнаружить в Библии:

Пс.62:12

«Царь же возвеселится о Боге, восхвален будет всякий, клянущийся Им, ибо заградятся уста, говорящие неправду».

Отсюда мы понимаем, что на вопрос, можно ли клясться Богом, некогда человечеству был дан ответ: «Да». Впрочем, этот момент не освящён большинством комментаторов. А те толкования, что есть, противоречат друг другу.

Учитель богословия Уильям МакДональд исходит из того, что речь в этом стихе о том, чтобы поклясться Богу в верности:

Уильям МакДональд президент Библейского колледжа Эммауса, теолог

«Я же буду жить дальше, получая радость от общения с Богом. На самом деле, всякий, кто поклянется Ему в верности, будет ликовать, тогда как те, кто любит неправду, умолкнут».

А вот Новая Женевская Библия, напротив, уверена, что речь о клятве Богом. И даже даёт более точный перевод — «клятва Божьим именем»:

«Царь же возвеселится о Боге, восхвалит Его всякий, клянущийся именем Его. Справедливость Божия восторжествует. Любящие Бога вознесут свои хвалы Ему, тогда как нечестивые умолкнут».

Царь Давид в псалмах обещает, что восхвалён будет всякий, кто клянётся именем Божьим (по другой интерпретации — именем самого Давида)

А вот блаженный Феодорит Кирский понимает стих так, что клясться надо не Богом, а царём Давидом:

Феодорит Кирский епископ Кирский, богослов

«Наконец все свободно будут именовать его царем и клясться его спасением, не боясь уже клеветников, которых уста заграждены стали смертию. Ибо при жизни Саула боялись и говорить с Давидом, а по смерти его все безбоязненно воздали ему подобающую царю честь, и стали клясться спасением царя, поставляя себе это в честь и в случай снискать благоволение».

Евфимий Зигабен согласен с Феодоритом Кирским и даже ссылается на древний обычай:

Евфимий Зигабен византийский богослов и экзегет

«У подвластных народов было обыкновение клясться царем своим и говорить: здоровье царя! что я этого не делал, с произношением и других подобных слов. Но доколе Саул был в живых, кто дерзнул клясться жизнью и здоровьем Давида, тот делался виновным и подвергал жизнь свою опасности; а по смерти Саула, кто клялся жизнью и здоровьем царя Давида, тот весьма похвалялся, как обнаруживавши содружество с ним».

Возможно, в этом случае он прав. Но традиция клясться именем Божьим иудеев действительно существовала:

Втрз 6:13

«Господа, Бога твоего, бойся, и Ему служи, и Его именем клянись».

В любом случае давать клятвы — это обычай ветхозаветных иудеев. Для христиан многое изменилось. Так что опираться на эти традиции нет смысла.

Иисус учил не клясться

Корни христианского отношения к клятве нужно искать в свидетельствах о ессеях. Что значит это утверждение? Просто дело в том, что из учения ессеев, по всей видимости, происходили убеждения Иоанн Предтечи. Очень многое указывает на это. А известные сегодня идеи ессеев действительно нашли своё отражение в христианстве.

Иудейский историк Иосиф Флавий сообщает:

Иосиф Флавий еврейский историк и военачальник

«Они известные своей верностью и точностью, и они проповедуют мир. Все, что они говорят, вернее всякой клятвы. Они избегают клятв и считают их хуже лжесвидетельства. Они говорят, что человек, которому нельзя верить на слово (без клятвы), уже осужден».

Идеи ессеев повлияли на христианское неприятие клятв

И это действительно христианский взгляд на клятвы. Достаточно посмотреть на слова Иисуса Христа по поводу клятв:

Мф. 5:34

«Я говорю вам: не клянись вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий; ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя; ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или чёрным. Но да будет слово ваше: «да, да»; «нет, нет»; а что сверх этого, то от лукавого».

Клясться не запрещено, просто эта традиция устарела, она бессмысленна

На вопрос, почему клясться нельзя, ответить невозможно. Нет такого представления, что клятва — это грех. Это обряд, причём не языческий, а входящий в библейскую традицию. Но ему на смену пришёл новый подход — призвание Бога в свидетели.

Рассказывает священник Афанасий Гумеров:

Афанасий Гумеров архимандрит, философ и религиозный деятель

«Теперь свидетелем верности в исполнении сказанного является совесть (слав. со-весть, со-вестник) — голос Божий в человеке. По слову апостола: «Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом» (Рим.9.1). Приведем и другие места из Посланий св. ап. Павла: «Свидетель мне Бог, Которому служу духом моим в благовествовании Сына Его, что непрестанно воспоминаю о вас» (Рим.1.9), «Бога призываю во свидетели на душу мою, что, щадя вас, я доселе не приходил в Коринф» (2Кор.1:23), «Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, благословенный во веки, знает, что я не лгу» (2Кор.11:31), «Бог — свидетель, что я люблю всех вас любовью Иисуса Христа» (Фил.1:8), «Ибо никогда не было у нас перед вами ни слов ласкательства, как вы знаете, ни видов корысти: Бог свидетель!» (1Фес.2:5). «И Ангел, которого я видел стоящим на море и на земле, поднял руку свою к небу и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем, что времени уже не будет» (Откр.10:5–6). Иисус Христос словами «не клянитесь» отменил конкретный ветхозаветный обряд, ибо свидетелем верности слова или дела становится уже совесть».

Призыв Бога в качестве беспристрастного свидетеля во многом параллелен иудейскому обычаю клясться лишь Его именем во имя правды. Но смысловая нагрузка здесь похожая. То есть мы имеем перед собой трансформацию обычая в новую форму.

Главное отличие здесь — подчёркивание того, что Бог присутствует здесь и сейчас, в каждом из нас. Продолжая клясться просто именем Бога, мы как бы пренебрегаем богословским наследием христианства и снова дистанцируемся от Бога.

Всего найдено: 8

Вопрос № 305186

Здравствуйте. Как правильно сказать: «выполнил клятву» или «исполнил клятву»? Спасибо.

Ответ справочной службы русского языка

Верно: сдержал клятву и выполнил (исполнил) обещание.

Вопрос № 296891

Здравствуйте.))) Мне необходима помощь следующего рода: моя дочка просила проверить орфографию и пунктуацию в нижеследующем четверостишии, и конкретно нас интересует, вместе или раздельно пишется в данном контексте частица не со словом «пожившей», действительным причастием прошедшего времени, cудя по информации с справочных сайтов, данного вида причастие должно писаться с не слитно при отсутствии зависимых слов, противопоставления, etc., только это как-то неорганично выглядит; также нам нужно узнать, ставится ли тире между местоимением «мы» и конструкциями со сказуемыми в первых трех строчках — насколько я понимаю, согласно «букве языка» тире быть не должно, а «по духу» языка, то есть исходя из авторского посыла, это допустимо. Были бы безмерно благодарны и безгранично признательны за помощь и подсказки.))) Мы с тобою родные по крови – не ко времени пролитой, не пожившей, до срока застывшей в тоненьких голубых жилах Мы – лишь несдержанное обещание счастья, обреченное очарование, совершенство, что не сложилось В высшую рифму, не перелилось в нужную форму, не наполнилось божественным содержанием Мы – как тайные знаки, которыми ангелы, встретившись на земле, обмениваются при прощании

Ответ справочной службы русского языка

1. Причастие с не может писаться как слитно, так и раздельно. Раздельное написание подчеркивает отрицание (перед причастием с не мысленно можно подставить слово вовсе). 2. По правилам тире после мы не ставится. Но в авторском тексте можно поставить интонационные тире (если после мы делается пауза).

Стихотворный отрывок написан без ошибок, только не хватает точек после предложений.

Вопрос № 254009

Здравствуйте. Скажите пожалуйста, что значит согласованное распространенное обособленное определение? Если можно, приведите несколько примеров.

Ответ справочной службы русского языка

Согласованное определение – это определение, связанное с определяемым существительным по способу согласования (когда зависимое слово принимает форму того же рода, числа и падежа, что и главное). Согласованное определение выражается прилагательными, причастиями, местоименными прилагательными и порядковыми числительными, например: зеленый чай, бегущий человек, моему папе, пятая колонна. Несогласованное определение – это определение, связанное с поясняемым словом по способу управления или примыкания, выражается существительными в косвенных падежах, наречиями и др. частями речи: улицы города, бумага в клеточку, обещание прийти. Распространенное определение – это определение, имеющее при себе зависимые слова, например: бегущий за автобусом человек, обещание прийти сегодня. Обособленное определение – это определение, выделяемое знаками препинания.

Примером согласованного распространенного обособленного определения может служить причастный оборот, выделяемый запятыми: Не жаль мне лет, растраченных напрасно (Есенин). Паду ли я, стрелой пронзенный (Пушкин). По пыльной дороге, ведущей к садам, тянулись скрипучие арбы, наполненные черным виноградом (Л. Толстой)

Вопрос № 253809

Доброе время суток,
Возник вопрос. Говорили с человеком и он произнёс…
Я зарекся больше не иметь дело с такими людьми.
Я почти уверенна, что что-то тут не так и попыталась исправить… Но как-то мы не смогли договориться, как же точно правильно. Мне кажется, в предложении лишние слова БОЛЬШЕ НЕ… Или же всё и без того правильно?
Заранее спасибо.

Ответ справочной службы русского языка

Вы правы, слова больше не здесь действительно лишние. Глагол заречься означает ‘дать зарок, обещание не делать чего-либо впредь’ и употребляется непосредственно с инфинитивом (неопределенной формой глагола): зарекся курить, зарекся разговаривать на эту тему. Следовало сказать: я зарекся иметь дело с такими людьми.

Вопрос № 247081

Добрый день! Разъясните, пожалуйста, существует ли выражение «запрет молчания». Не противоречиво ли оно, ведь запретить молчать значит как раз обратное… И ещё: можно ли сказать «наложить запрет молчания».
Заранее благодарю

Ответ справочной службы русского языка

Выражение запрет молчания можно понять только одним образом: оно означает, что молчать не разрешается. Возможно, вы путаете его с другим оборотом — обет молчания (т. е. обещание молчать).

Вопрос № 243672

правильность запятой: настоящее обещание счастья с такими средствами(,)как….

Ответ справочной службы русского языка

Запятая нужна. Однако сама фраза стилистически небезупречна.

Вопрос № 242080

Приветствую работников языка и пера!
Не вопрос — предложение. Куда лучше отправить ‘?’ не знаю — отправьте куда надобно.
Искал слово «накрайняк». Пытался выяснить, в силу малой подготовки в Р.Я., каким образом его написать. Не нашёл нигде. Мне думается, что оно обозначает сл.:
— в крайнем случае; в самом худшем случае; последнее обещание, за которым следует беспрекословное исполнение обязательств человеком, который этим словом, собственно, и гарантирует, что «он отвечает».
Также показалось, что писать это надо слитно.
Жду ответа и внесения данного словечка в словарь!
Заранее спасибо!
—= APh =—

Ответ справочной службы русского языка

Это слово, по-видимому, должно занять место не в нормативном орфографическом словаре, а в словаре сленга. Со слитным написанием согласны.

Вопрос № 215456

Как правильно сказать: Будьте сдержаны, или будьте сдержанны, и как узнать краткое это прилагательное или причастие?

Ответ справочной службы русского языка

Прилагательное _сдержанный_ имеет значение ‘умеющий владеть собой; умеренный, спокойный; не проявляемый в полной мере’ и не предполагает субъекта действия (правильно: _Будьте сдержанны_). К причстию _сдержанный_ можно добавить _кем_ или _чем_ (_обещание сдержано мною_).

КЛЯ́ТВА (שְׁבוּעָה, шву‘а; означает также `присяга`). В культовых, нравственно-этических и правовых установлениях иудаизма служит скреплению союза, обета, обязательства, принятого на себя, возложенного на другого, на группу лиц или общество в целом. Произносится в знак отрицания своей вины, поддержки какого-либо утверждения и т. д.

В Библии, как правило, произнесение клятвы сопровождается призванием Бога в свидетели или выражением готовности принять Его кару в случае нарушения клятвы. (I Сам. 20:12; II Сам. 3:35 и в других местах).

Особой суровостью отличается клятва-проклятие (шву‘ат ха-ала), то есть заклятие, грозящее карой нарушителю обета или заведомо ложно поклявшемуся (Быт. 26:28,29; Чис. 5:21). Силу клятвы такого рода приобретает условное проклятие, скрепленное «амен», произносимым заклинаемым, например, в заклятии кохеном замужней женщины, заподозренной в прелюбодеянии (Чис. 5:12–22), или Нехемией — всего народа за возможное отступничество от взятых на себя обязательств (Нех. 5:13). Порою в клятве упоминается только ее объект, а угроза проклятия за невыполнение лишь подразумевается (например, I Сам. 30:15).

Согласно библейскому законодательству суд признавал клятву одной из форм доказательства. Так, в некоторых видах имущественных тяжб суд при отсутствии свидетелей со стороны истца освобождал ответчика от иска на основании его клятвы (Исх. 22:7, 10); следовательно, отказ от произнесения клятвы был равносилен проигрышу в тяжбе. Ответчик, изобличенный в даче ложной клятвы, должен был заплатить истцу сверх стоимости ущерба еще 1/5 ее, а также совершить искупительное жертвоприношение (Лев. 5:21–26).

Тяжущиеся стороны могли клятвой добиться вызова в суд свидетеля, который видел, слышал или знал что-либо по тяжбе. Уклонение свидетеля от показаний считалось грехом (Лев. 5:1), который тоже должен быть искуплен жертвоприношением (Лев. 5:6–13). Так же искупалось нарушение клятвы, скреплявшей обет совершить что-либо, воздержаться от какого-либо поступка, и зарок ради «угнетения плоти». Такую клятву, данную зависимой от отца или мужа женщиной, они имели право отменить в день, когда им это стало известно (Чис. 30:4–16).

Подсудность Богу клятвопреступника или давшего Его именем ложную клятву вытекает из стиха в Десяти заповедях: «…не пощадит Яхве того, кто произнесет имя Его всуе» (Исх. 20:7; Втор. 5:11). Примерами суровой кары за нарушение клятвы и заклятия могут служить трехлетний голод, поразивший при Давиде Землю Израиля за истребление Саулом жителей Гив‘она, которым предводители израильтян при завоевании Ханаана поклялись сохранить жизнь (ИбН. 9:15; II Сам. 21:1), и смерть сыновей Хиэля, отстроившего Иерихон вопреки заклятию Иехошуа бин Нуна (ИбН. 6:26; I Ц. 16:34).

В Библии принесение клятвы не считается предосудительным: клянется сам Бог, Его именем так же предписано клясться, как и бояться Его, служить и быть верным Ему (Втор. 10:20). Клятва именем чужих божеств изобличает поклоняющихся им (ИбН. 23:7; Иер. 5:7). Лишь в изречении: «Не торопись устами своими, и пусть сердце твое не спешит молвить слово пред Богом» (Эккл. 5:1), — можно усмотреть предостережение от поспешной клятвы. Автор Премудрости Бен-Сиры порицает слишком частое произнесение клятвы (23:9–11), а Филон Александрийский рекомендует полностью избегать ее и наказанием за ложную клятву считает, прежде всего, муки совести («О Декалоге», 84, 87).

Проблемам клятвы и разработке связанных с ней предписаний отводится много места в трактатах Шву‘от и Недарим Вавилонского и Иерусалимского Талмуда и Тосефты. Считая, что своекорыстие не может быть сильнее, чем страх принесения ложной клятвы, и что подозреваемого в посягательстве на чужую собственность не следует подозревать также в способности ложно клясться (БМ. 56), законоучители в развитие принципа оправдывать ответчика по его клятве постановили следовать этому даже при наличии одного свидетеля обвинения (Шву. 40а).

Признавая часть иска, ответчик приносил клятву, что сверх того он ничего не должен истцу (БМ. 4а). Если ответчик отказывался поклясться или его клятва не достойна была доверия по Галахе (уличен в принесении ложной клятве, заведомый лжец, профессиональный игрок и т. п.), истец, поклявшись, выигрывал дело (Шву. 7:4). Все эти постановления законоучители относили к разряду ми-де-орайта, то есть по силе равных предписаниям Торы.

Разъяснением библейского постановления об обязанности свидетельствовать (Лев. 5:1) являются установления Мишны о так называемой клятве свидетельствования (шву‘ат ха-‘эдут). Этим термином обозначены как обращенные заинтересованной стороной к знающему что-либо по делу заклинания выступить свидетелем, так и клятва последнего (перед призывающим его или перед судом) в том, что он ничего по делу не знает. Согласно Мишне, искуплением за заведомо ложную клятву с целью уклониться от показаний должно было служить жертвоприношение (Шву. 4:1 и 3).

Клятва истца как доказательство его правоты была введена в период Мишны под названием шву‘а ми-диврей софрим (буквально: `клятва по слову писцов`). К ней при отсутствии свидетелей суд прибегал в случаях, когда претензии истца внушали больше доверия, чем доводы ответчика, например, иск наемного работника в связи с оплатой его труда (Шву. 7:1), держателя заемного письма, признающего получение части долга (Тосеф., Шву. 6:5) и т. п.

В развитие этой клятвы амораи установили так называемую смещенную клятву (шву‘ат хессет), то есть право истца, если он не может обосновать свои претензии, потребовать от суда взять клятву с ответчика, принесение которой аннулирует иск; если же ответчик отказывался от клятвы, ее приносил истец и выигрывал дело (Шву. 40б–41а; Майм. Яд., Хилхот то‘эн ве-нит‘ан 1:3, 6). В период гаонов право «смещения клятвы» было предоставлено обеим сторонам. В средние века к этому решению гаонов часто прибегали в бет-динах Германии, Испании и стран Северной Африки.

Произнесение клятвы судья предварял разъяснением ее святости и неотвратимости Божьей кары за ложную клятву. Суд предостерегал также сторону, требующую клятвы, уговаривая отказаться от требования, если притязания не до конца основательны, чтоб не произносилось имя Бога всуе (Майм. Яд., Хилхот то‘эн ве-нит‘ан 1:11). Поскольку в формулу клятвы входило имя Бога или один из его эпитетов (см. Бог. В Библии. Имена; Бог. Имена Бога), она произносилась стоя.

Клявшийся держал в руке свиток Торы. Лишь почитаемый талмид-хахам мог клясться сидя, с тфиллин в руках. Клятву могли зачитывать присягающему и судьи, и тогда он подтверждал ее словом «амен» (Майм. Яд., Хилхот шву‘от 11:8–12). Галаха допускает произнесение клятвы на любом языке, понятном присягающему (Шву. 39а). Маймонид отверг попытку своих предшественников ввести обязательное произнесение клятвы на иврите (Майм., там же, 11:14).

Дальнейшую разработку в Галахе получила и клятва, связанная с обетом или зароком. Наиболее важным нововведением являлась возможность освободиться от клятвы с разрешения раввина (а при отсутствии раввина — трех членов общины), если принявший обет раскаивался в нем или не мог выполнить его из-за непредвиденных обстоятельств (Майм. Яд., Хилхот шву‘от 6:1). Это освобождение от клятвы стало в средние века предметом споров между галахистами и, в частности, одной из главных причин отрицания караимами Галахи раббанитов. Предвидя опасение властей, что еврейские подданные смогут, пользуясь новым правилом, освобождаться от приносимых государству присяг, раввинистические авторитеты подчеркивали, что оно относится только к личным зарокам или обетам, принесенным Богу, но не к обязательствам перед обществом.

Галаха не предусматривает подкрепления клятвой свидетельских показаний, исходя из соображения, что страх нарушить заповедь «не свидетельствуй ложно о ближнем твоем» (Исх. 20:13) сильней нечестных побуждений. Тем не менее, в 14 в. была установлена для свидетелей клятва о даче правдивых показаний. Широко применяемая вначале, она не стала обязательной, а применялась по усмотрению суда, поскольку более ранние авторитеты (Тос. к Кид. 43б) считали, что свидетель, которому нельзя доверять без присяги, не заслуживает доверия вообще.

Позднейшая Галаха, стремясь ограничить применение клятвы при имущественных тяжбах, предписывает судьям убеждать тяжущихся решить дело полюбовно или обратиться к третейскому разбирательству (Ш. Ар. ХМ. 12:2). Этой тенденции следуют и поныне раввинатские суды.

В Эрец-Исраэль при турецкой власти приведение к присяге всех участников процесса в светском суде было обязательным. При британском мандате допускались отказ от принесения присяги по религиозным или идейным мотивам и замена ее обещанием говорить правду, что, видимо, ускорило постепенное отмирание применения клятвы. Закон, принятый Кнесетом в 1980 г., окончательно заменил принесение присяги свидетелями предупреждением их о наказуемости ложных или неполных показаний по существу дела (семь лет тюремного заключения, а при обнаружении корыстных побуждений — девять лет; закон 1977 г.).

За судом сохраняется право в случаях, когда, по его мнению, это поможет раскрыть истину, приводить свидетеля к присяге (практически не используется). Раввинские суды в Израиле придерживаются давней галахической традиции предостерегать свидетелей от лжи и сокрытия известных им обстоятельств дела.

Особая форма судебной присяги для евреев (Juramentum more Judaico, `присяга по еврейскому обряду`) при тяжбах с христианами впервые, возможно, была введена Юстинианом I в 531 г. Эта присяга, которой присягающий призывал на себя проклятия за ложные показания, в раннем средневековье произносилась на иврите, что как бы освящало ее и подчеркивало ее силу. Позднее ее произносили и на других языках, в том числе и на идиш. Восходящая к концу 10 в. формула гласит: «Во имя Яхве, Господа предков наших, который сотворил небо и землю и провел нас через Чермное море в Землю обетованную, я присягаю, что не лгу. И если выяснится, что я солгал, да поразит меня проказа, как она поразила Гехази и На‘амана, и да буду я проклят, как священник Эли, и да разверзнется земля и поглотит меня живым, как Датана и Авирама». Позднее в текст присяги вводились еще более тяжкие виды проклятий и даже упоминалась вина евреев в распятии Иисуса.

Некоторые историки считают, что включение в еврейскую присягу особенно устрашающих выражений мотивировалось опасением властей, что Кол нидре освобождает евреев от приносимых ими клятв. Обряды, сопровождавшие принесение еврейской присяги, долгое время носили характер явного издевательства. Так, в некоторых странах присягающий, имея на теле только набедренную повязку и власяницу, стоял в луже воды, держа в руках свиток Торы. В других местах евреи приносили присягу, стоя на шкуре свиньи или ягненка.

Активные выступления в печати представителей Виссеншафт дес юдентумс (Л. Цунц, З. Франкель, Ш. И. Л. Рапопорт и др.) против позорного обычая средневековой еврейской присяги и борьба представителей еврейской общественности за ее отмену (И. А. Кремье и др.) привели постепенно к замене ее во всех странах Европы (например, в Нидерландах — 1818 г., Франции — 1846 г., России — 1859 г., Пруссии — 1869 г. и только в Румынии — 1912 г.) формулой присяги именем Бога Израиля без унизительных заклятий и обрядов.

Формулы присяги евреев-новобранцев, установленные в различных странах при введении воинской повинности для евреев (например, в Австрии в 1787 г., в России в 1827 г.), включали клятву именем Бога Израиля и ряд подкрепляющих ее оговорок и не содержали слов, унижающих человеческое достоинство или религиозное чувство присягающих.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *