Кто любит меня тот готов поклониться?

Интервью с Доном Поттером, 3 часть from POCXBE on Vimeo.

Пастор Юрий Ильченко: О ком бы вы сказали, или о какой группе здесь в Америке, что это действительно настоящие поклонники, которых вам нравится слушать или с которыми вы работали?

Дон Поттер: Мне нравится музыка церкви Вефиль. Это потрясающе! Ещё молодой человек Джонатан Хелсер который был здесь вчера вечером, это такой высокий парень, он пишет такую потрясающую музыку поклонения. Есть ещё молодая пара Альберто и Кимберли Ривера у них потрясающе помазанное поклонение, Джонсоны конечно, потрясающее поклонение и есть также много других, Джош Болдвин, он был здесь сегодня утром, ещё один потрясающий лидер поклонения, он из Южной Каролины. Я назвал только тех, кто приехал в школу, в которой я учил. Я учил в этой школе в Вефиле уже больше 7-ми лет, и тогда Брайан Джонсон, в то время он только начинал вести поклонение в церкви, и я им сказал начинать это делать, это были Брайан и Джен Джонсон, Крис Килала и также Ким Волкер, все они были здесь в то время в школе поклонения…

Пастор Юрий Ильченко: А теперь они очень известны!

Дон Поттер: Да они делают это здорово! И Джонатан Хелсер был частью нашей школы поклонения в Северной Каролине, Джон, Марк Макмилан. Многим это нравится и просто здорово, они молоды, но они имеют своё звучание, у них есть…

Пастор Юрий Ильченко: у них есть страсть!

Дон Поттер: Да у них есть страсть! И в этом есть ключ! Не нужно просто стоять и петь, если у тебя нет страсти, не нужно просто заполнять место (пространство), нужно, чтобы тот, у кого есть страсть могли придти. Они очень хороши в этом, они любят Бога, пишут потрясающие песни. И это действительно привилегия учить в этой школе на протяжении всего этого времени, великая привилегия!

Пастор Юрий Ильченко: Может, вы приедете в Россию для школы поклонения?

Дон Поттер: У вас есть школа поклонения?

Пастор Юрий Ильченко: У нас есть Библейская школа, но я думаю, что мы могли бы организовать конференцию или семинар поклонения, потому что у вас есть такое богатое наследие…

Дон Поттер: Да

Пастор Юрий Ильченко: И вы должны высвобождать больше и больше для следующего поколения, и не только в Америке. Потому что Америка очень богата различными поклонниками и потрясающими музыкантами, но мы только в начале и для нас очень важно, чтобы кто-то помог.

Дон Поттер: Ну, я считаю, что многое ещё грядёт!!! И в русских церквах, в которых я играл здесь, возможно всего в паре русскоязычных церквей, здесь в Америке и музыканты потрясающие и все они были русские. Я подумал: Вау! Возможно, они приехали из России, так же я знаю русских музыкантов в Нешвиле, они приехали из России и они очень талантливы!

Пастор Юрий Ильченко: и они живут в Америке?

Дон Поттер: Они сейчас живут в Америке и в основном они уже находятся здесь в течение 10-ти лет. И они стали просто удивительными музыкантами и возможно, потому что они очень посвящены своему делу. Вы знаете у нас много хороших музыкантов, но не многие посвящены своему делу, чтобы развиваться в игре, становиться сильнее. Так что они делают достаточно много интересного.

Пастор Юрий Ильченко: Знаете, у нас есть много различной музыки, но какая огромная разница между обычной музыкой и помазанной?

Дон Поттер: Бог должен быть вовлечён в это. Он должен иметь влияние в вашей жизни, если нет, то музыка — просто музыка.

Пастор Юрий Ильченко: Иногда мы можем понимать: наполненная музыка или пустая…

Дон Поттер: Да, да я полностью согласен с этим. И вижу, что это постоянно происходит. Мы видим, что в некоторых местах есть жизнь, сильное влияние, движение Бога и это здорово. Но если посмотреть на всё тело Христово, то вот-вот должно произойти сильное обновление. Музыка всё больше и больше зависит от Святого Духа, и Он полностью вовлечён в этот процесс. И это должно перерасти во что-то сильное.

Пастор Юрий Ильченко: Это сильно изменяет сердца людей, и это очень сильный инструмент, как люди могут получать свободу, исцеление и восстановление.

Дон Поттер: Сильный и это сам Бог, только Он может это делать.

Пастор Юрий Ильченко: Да, Он ищет сосуды, помазанные сосуды.

Дон Поттер: Да, совершенно так я и думаю, это своего рода посвящение. Он ищет тех, кто хочет отдать всё, чтобы быть с Ним.

Пастор Юрий Ильченко: Это должно быть сложно для хороших музыкантов, потому что они могут быть успешными и известными в мире. Но они умирают для себя, для своей славы…

Дон Поттер: Это то, что сделал я: провел много времени в музыкальной индустрии этого мира и был достаточно успешен. Я имел намного больше денег, чем мне было необходимо и было много признания. А затем Бог сказал: «хорошо, а будешь ли ты служить Мне?» И этот вопрос всегда будет звучать. Он благословит тебя, но если ты не хочешь служить Ему, то ты и не захочешь всё это оставить. Я оставил всё, и Он благословил меня намного больше. Я считаю, что это благословение намного больше и вопрос уже не в деньгах, а в том, что Бог двигается и творит через тебя. Я, конечно же, не получаю столько денег, как я зарабатывал в музыкальной индустрии, но это не является причиной того, зачем мы живём.

Пастор Юрий Ильченко: Конечно, так и я считаю, что это опасный мотив.

Дон Поттер: Конечно, очень опасный! Каждый музыкант однажды столкнется с тем, что Бог спросит его, сможет ли он всё это оставить. Это очень сложный, но очень важный выбор. Если вы сильно хотите подняться на новый уровень помазания и силы, для этого понадобится всё оставить.

Пастор Юрий Ильченко: Да, потому что все дары на самом деле от Господа.

Дон Поттер: Да, они от Господа. Ты не стал успешным и знаменитым, потому что ты хорош или потому что ты сам этого достиг. Это произошло в моей жизни, я очень чётко осознавал, что это Он дал мне и позволил мне на протяжении 17 лет. Всякая запись, которую я делал, становилась номером один, становилась хитом. Так что я знал, что делаю хиты. А я сделал 100 хитов, перед тем как я закончил, 98 официально и ещё два хита не официально. Все они продались более миллиона копиями, а некоторые даже по пять миллионов копий.

Пастор Юрий Ильченко: Это много.

Дон Поттер: Да, это много! Я был ответственен за 150 миллионов записей. Мне очень нравилось это делать, но когда Бог сказал, что пришло время придти к Нему, то всё это уже ничего не значило. Ничто не сравнится с Его присутствием. Его присутствие намного прекраснее, намного лучше и тебе нужно идти ради этого.

Пастор Юрий Ильченко: Заплатить цену.

Дон Поттер: Да, нужно заплатить цену. И если ты хочешь и сделаешь это, то Он покажет тебе намного больше силы, чем ты думал, что музыкальная индустрия может предложить тебе.

Пастор Юрий Ильченко: Я думаю, что те, кто осознали, как это драгоценно, уже никогда не смогут оставить это сокровище.

Дон Поттер: Знаете, большинство музыкантов мне говорили, что если у них появится шанс в музыкальном бизнесе, то они воспользуются им. Они будут делать это. Они знают, что любят Бога и хотят быть Христианскими музыкантами, но если им представится шанс быть в музыкальном бизнесе, они воспользуются им. Бог дал мне всё раньше и я знаю как это.

Он сделал это для меня ещё до того, как я сделал выбор и я думаю, что мне это сильно помогло. Когда Он призвал меня сделать это, то для меня это не было сложно, я уже был готов пойти и делать. Это Божий выбор: будешь ли ты жертвовать и отдавать всё?

Большинство из нас думают, что у нас нет ничего, и мы не хотим ничего отдавать, и мы ничего не отдаем, но если у тебя есть что-то, на что ты надеешься, сможешь ли ты отдать это? Это тот вопрос, который Он продолжает мне задавать. Я отвечаю, что Ты тот, кто любит меня так, как никто другой, и я никого не встретил, кто так же любил бы меня, безусловно. Поэтому, всё, что Он ни попросит, я готов это сделать и до сих пор я так чувствую. И я никогда не знаю, когда Он попросит меня всё оставить в служении. Так уже было, когда я всё оставил и наедине перед стеной играл перед Ним и позволил Ему быть единственной причиной, по которой я играю. И это не делает меня праведником, это делает меня кем- то, кто отчаянно нуждается в Боге.

Пастор Юрий Ильченко: Этот как в вашей песне «я сделал выбор»…

Дон Поттер: Да, я сделал выбор! И я считаю, что большинство музыкантов встречаются с этим вызовом. И я не осуждаю никого за их выбор, я знаю, что это очень сложно сделать выбор, но это возможно, также, как бросить курить, просто нужно потрудиться!

Пастор Юрий Ильченко: Что бы вы хотели сказать для зрителей? Возможно для тех, кто вовлечён в служение Хвалы и поклонения, музыкантов и возможно кто-то смотрит сейчас эту программу и думает о том, что вы говорите. Многим музыкантам необходимо сделать свой выбор, принять решение, потому что иногда они как бы хотят усидеть на двух стульях, а это невозможно и им придётся сделать выбор.

Дон Поттер: Я хочу сказать, что великое приходит прямо сейчас! Возможно, вы чувствуете, что этого никогда не произойдёт и церковь не то место, ради которого вы должны пожертвовать музыкой. Даже если вы имеете способности, чтобы стать успешными в мире, как многие потрясающие музыканты, вы готовы отдать всё Богу? Кто бы они ни были и кто бы вы ни были, как только вы сильно захотите отдать всё Богу и быть лучшим, вместо того, чтобы быть лучшим в мире, то есть награда и её сложно описать, она называется «почтение (благосклонность) Его присутствия». Куда бы вы ни пошли, вы будете приносить Его присутствие, не важно, играете ли вы на сцене или одни перед Ним, вы будете приносить Его присутствие постоянно, до конца вашей жизни. Музыкальная индустрия будет любить вас короткое время, до тех пор, пока кто-то другой не займет ваше место, всегда так происходит. Вы будете до конца вашей жизни пытаться заново вернуть то, что вы имели или то, что вы думали, что имели. Но это будет постоянно убегать от вас, потому что мир всегда ищет следующего, молодого или следующего другого. Но Бог — верен и Он будет верен вечно! Он всегда был верен мне, когда я отдал свою жизнь Ему и сказал: «я желаю делать то, что Ты скажешь делать, а не то, что диктует мне бизнес». Он всегда благословлял, то, что я делал и где я был. Я счастлив, что так произошло. И если что-то подобное происходит в вас, то это самое потрясающее время. Я верю, что много людей придет к спасению в ближайшие пять лет, как никогда не было в истории. И они будут нуждаться в тех, кто будет вести их в поклонении и это единственная гарантия, которую мы имеем и это называется «идти за Богом». Это гарантированная работа, а всё остальное — не определённо, очень не определённо на самом деле. Если вы музыкант и ищете Бога, откройте свои глаза, Он тоже ищет вас!

Пастор Юрий Ильченко: Спасибо!

Дон Поттер: Очень рад видеть вас и познакомиться с вами!

ПЕРЕЧИТЫВАЯ «ОБЛОМОВА»…

К проблеме обновления содержания литературного образования

В нашу жизнь давно вошло понятие «обломовщина», нарицательным стало имя главного героя романа И.А.Гончарова. Само же произведение, столь часто издаваемое в течение последнего десятилетия, только с 1989-1990 учебного года вернулось в школьную программу. Однако более чем 20-летний перерыв в изучении романа за школьной партой не разрушил стереотипов в его восприятии, в толковании его главного героя. Добролюбовская традиция, развитая и поддержанная научным авторитетом Д.Н.Овсянико-Куликовского, тяготеет над читателем и становится отправной точкой в изучении произведения.

Цель нашей работы — определить в романе как эстетической структуре место образа Обломова, объяснить уникальность произведения, спроецировав все эти проблемы на школьный урок.

Предварив работу над текстом романа рассказом об истории создания, следует выяснить вопрос: что является главным предметом изображения в нем? Ответом может служить само название — «Обломов», т.е. человек, жизнь человека. Подтверждение этого можно предложить учащимся найти самостоятельно в тексте, вспомнив посещение Обломова Пенкиным (часть!):

«-Что же, природу прикажете изображать: розы, соловьи или морозное утро, между тем как все кипит, движется вокруг? Нам нужна одна голая физиология общества; не до песен нам теперь…

-Человека, человека дайте мне! — говорил Обломов, — любите его!..» .

Именно поэтому композиция романа соотносима с движением человеческой жизни:

часть I — человек, человек в интерьере;

часть II — любовь человека;

часть III — испытания любви:

часть IV — умирание и смерть.

«В «Обломове» есть поток жизни, сплошной, глубокой, плотный» , — говорила А.А.Ахматова.

Таким образом, роман воспроизводит модель человеческой жизни. В таком случае, казалось бы, можно говорить об эволюции характера главного героя. Ведь человек, вовлеченный в поток жизни, ее движение, меняется, преображается.

Но предложим учащимся найти описание Обломова и его образа жизни в начале и конце романа и сравнить.

Часть первая

«… взгляд его помрачался выражением будто усталости или скуки…»

«… Обломов как-то обрюзг не по летам».

«На нем был халат из персидской материи. … Хотя этот и утратил свою первоначальную свежесть…»

«Лежанье у Ильи Ильича <…> было его нормальным состоянием».

Часть четвертая

«Как все мрачно, скучно смотрелось в квартире Обломова…»

«Сам Илья Ильич обрюзг, скука въелась в его глаза…»

«Он походит, походит по комнате, потом ляжет и смотрит в потолок…»

«Халат на Обломове истаскался, расползался везде и не по швам».

«Одеяло на постели тоже истасканное, … занавески на окнах полиняли давно, и хотя они вымыты, но похожи на тряпки…» .

Теперь предложим учащимся сделать вывод об эволюции образа Обломова. Естественно, они скажут о статичности образа главного героя, заметив, что все, имевшее в начале романа лишь первые признаки разрушения, доведено до своего логического завершения — упадка и увядания. Но не более.

Тогда и возникает проблема: неужто этот процесс деградации и есть тот «поток жизни, сплошной, глубокий, плотный»?

Последующая работа над текстом романа должна быть направлена на решение этой проблемы (это будет способствовать активизации познавательной деятельности школьников).

Решить проблему поможет определение сущности конфликта романа. Конфликт же проявляется в системе действующих лиц произведения. Обломов — центр системы. По принципу зеркального отражения (обратного повторения) создан образ Захара .

Мир, созданный Обломовым, абсолютно уникален по изолированности. Желание сохранить автономию души заставляло его «… с ними со всеми (гостями) все более и более порывать живые связи… Они купались в людской толпе; всякий понимал жизнь по-своему, как не хотел понимать ее Обломов, а они путали в нее и его; все это не нравилось ему, отталкивало его, было ему не по душе». Мир Обломова гармоничен, по-своему совершенен; темпоритм движения его совпадает с биологическим ритмом самого героя. Но этот микромир подвергаем внешним воздействиям, и они разрушают его гармонию. Герой не в силах противостоять этим воздействиям, так как с «разрушителями» его связывают чувства давней привязанности и любви. Это составляет конфликт романа, определяет систему взаимоотношений действующих лиц.

Разрушительная сила Штольца — это сила общественного сознания, сила «простого, то есть прямого, настоящего взгляда на жизнь», где все подчинено одной, но ясной цели: «А сам все шел да шел упрямо по избранной дороге. Не видели, чтоб он задумался над чем-нибудь болезненно и мучительно: по-видимому, его не пожирали угрызения утомленного сердца; не болел он душой, не терялся никогда в сложных, трудных или новых обстоятельствах, а подходил к ним, как к бывшим знакомым, как будто он жил вторично, проходил знакомые места» .

Такое понимание жизни адекватно представлениям о назначении человека, выработанном общественным сознанием: реализация человеческой сущности возможна лишь в общественной деятельности. Деятельность человека понимается как выполнение общественного долга, преследующее обоюдную — личную и общественную — пользу .

Мышление Штольца — мышление, оперирующее общественными категориями. Именно Штольцем пущено в мир слово «обломовщина»: мир Обломова осмыслен как факт общественного состояния:

«- Это не жизнь! — упрямо повторял Штольц.

— Что же это, по-твоему?

— Это (Штольц задумался и искал, как назвать эту жизнь)… Какая-то обломовщина, — сказал он наконец.

И еще. Темпоритм жизни Штольца не совпадает с обломовским: «Он беспрестанно в движении», «Движений лишних у него не было», «Он шел твердо и бодро…» «Он считал себя счастливым уже и тем, что мог держаться на одной высоте…» Это ритм целеустремленной силы созидания. Сталкиваясь с чужеродным миром — миром иного темпоритмического рисунка, она пытается выровнять его и, выравнивая, губит, превращаясь из силы созидающей в силу разрушительную.

Любовь же — это в первую очередь темпоритмическое совпадение. Вспомним, когда в Обломове произошли перемены от встречи с Ольгой Ильинской, — после ее пения.

«От слов, от звуков, от этого чистого, сильного девического голоса билось сердце, дрожали нервы, глаза искрились и заплыли слезами. В один и тот же момент хотелось умереть, не пробуждаться от звуков, и сейчас же опять сердце жаждало жизни…» .

Но что принципиально важно, так это завершение этой сцены: «В заключение она запела Casta diva: все восторги, молнией несущиеся мысли в голове, трепет, как иглы, пробегающий по телу, — все это уничтожило Обломова: он изнемог» .

Предложим учащимся найти эпизод, где и в какой связи упоминается этот музыкальный номер — каватина Нормы из одноименной оперы В.Беллини.

Casta diva — из мира мечты Обломова. Таким образом, любовь оказывается для героя силой, превращающей сон в осязаемую реальность.

Принципиально важно, что каватина сразу же (правда, совершенно бессознательно) связывается Штольцем с Ольгой Ильинской.

Итак, Casta diva — совпадение темпоритмов . Но в опере за каватиной Нормы следует ее же стретта. Как известно, стретта — «быстрое увеличение темпа в заключительном разделе музыкального произведения » .

В романе нет упоминания об исполнении Ильинской этого завершающего целую сцену номера. Отношения же Обломова и Ольги переходят из анданте в темп стретты.

Это темпоритм и лексика («действие», «цель», «высота») Штольца. Это залог их счастья.

Для Обломова сила любви превращается в разрушительную силу иллюзии. Спасение — в изоляции, в реконструкции разрушенного мира, чем и становится его жизнь в доме Пшеницыной.

Результатом наших исследований может стать составление схемы действующих лиц романа.

Штольц- > Обломов <- Ольга

Она дает нам представление о характере взаимоотношений героев (одновременное воздействие на объект двух противоположных сил) и объясняет относительную стабильность характера Обломова.

Воспроизведение писателем потока жизни — «сплошного, глубокого, плотного» — достигается за счет воспроизведения различных жизненных темпоритмов в их сложных и многообразных совпадениях и несовпадениях.

Библиографическая справка

P.S. Роман И.Гончарова традиционно считается «исключительно русским»: мол, в нем собственно «русские дела», «чисто русские идеи», «русская обломовщина» и «собственно русская» диспозиция взаимоотношений «Россия — Европа». В общем, стереотипное представление со ставшим каноническим добролюбовским истолкованием романа.

Но универсализм системы взаимоотношений героев гончаровского романа ломает барьеры национальных представлений.

Например, в 1994 году в Центре искусств Бобиньи (Париж) прошла премьера спектакля «Обломов», инсценированного во Франции впервые. Режиссер Доминик Питуазе, не обремененный «русской традицией прочтения романа», предлагает свое истолкование истории жизни и смерти главного героя. Русский рецензент французского спектакля Г.Заславский свою статью назвал «Умереть от любви», подчеркивая главное в спектакле: смерть и любовь.

Любопытно, что для Доминика Питуазе Обломов — это «философ в халате». А для переводчика романа и соавтора режиссера по инсценировке Андре Марковича он «один из вариантов пассивной святости русской души». Оказывается, что для создателей спектакля Обломов представляется чем-то прекрасным, совершенным, законченным и цельным.

Понятия «совершенство», «любовь» и «смерть» становятся ключевыми для сценического истолкования гончаровского романа.

Они же фигурируют и в анализе П.Вайля и А.Гениса, предложенном в главе «Обломов и «другие» книги «Родная речь».

Таким образом, роман И.Гончарова в новой культурологической, сценической и кинематографической (фильм Н.Михалкова «Несколько дней из жизни Обломова», 1979 год) интерпретации получает совершенно новое и неожиданное истолкование.

Валерий Панасюк

«Обломов является в романе законченным, совершенным и оттого неподвижным. Он уже состоялся, выполнив свое предназначение только тем, что явился на свет. «Жизнь его не только сложилась, но и создана, даже предназначена была так просто, немудрено, чтоб выразить возможность идеально покойной стороны человеческого бытия», — к такому выводу приходит Обломов к концу своих дней. Тут, на петербургской окраине, в модифицированной Обломовке, окончательно примирившись с бытием, он наконец себя находит…

Обломов живет в своем автономном времени, поэтому и скончался он, «как будто остановились часы, которые забыли завести». Он растворился в своей мечте — удержать, остановить время, застыть в абсолютном бытии вожделенной Обломовки.

Утопия Обломова — это мир, вышедший из истории, мир настолько прекрасный, что его нельзя улучшать. А значит — мир, лишенный цели.

Гончаров рисует обломовский идеал живыми красками, но помещает его за пределами земной жизни. Сонная Обломовка — это загробное царство, это — абсолютный покой человека, превращенного в идеальную статую. Обломовка — это смерть.

Так Гончаров приводит своего героя к трагическому парадоксу. Несовместимость Обломова с миром происходит от того, что он мертвый среди живых. Его завершенность, законченность, одинокая самодостаточность — это совершенство трупа, мумии. «Или — прекрасной, но неподвижной статуи». В то же время, все персонажи романа — всего лишь осколки цельной обломовской личности — живы в силу своего несовершенства, своей незавершенности. Выполняя свою жизненную программу, свою машинную функцию, они существуют в сегодняшнем дне, в истории. Обломов же пребывает в вечности, бесконечной, как смерть».

П.Вайль, А.Генис (из книги «Родная речь»).

1Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте.
2В доме Отца Моего обителей много. А если бы не так, Я сказал бы вам: Я иду приготовить место вам.
3И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я.
4А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете.
5Фома сказал Ему: Господи! не знаем, куда идешь; и как можем знать путь?
6Иисус сказал ему: Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня.
7Если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего. И отныне знаете Его и видели Его.
8Филипп сказал Ему: Господи! покажи нам Отца, и довольно для нас.
9Иисус сказал ему: столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп? Видевший Меня видел Отца; как же ты говоришь, покажи нам Отца?
10Разве ты не веришь, что Я в Отце и Отец во Мне? Слова, которые говорю Я вам, говорю не от Себя; Отец, пребывающий во Мне, Он творит дела.
11Верьте Мне, что Я в Отце и Отец во Мне; а если не так, то верьте Мне по самым делам.
12Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит, потому что Я к Отцу Моему иду.
13И если чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю, да прославится Отец в Сыне.
14Если чего попросите во имя Мое, Я то сделаю.
15Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди.
16И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек,
17Духа истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его; а вы знаете Его, ибо Он с вами пребывает и в вас будет.
18Не оставлю вас сиротами; приду к вам.
19Еще немного, и мир уже не увидит Меня; а вы увидите Меня, ибо Я живу, и вы будете жить.
20В тот день узнаете вы, что Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас.
21Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим; и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам.
22Иуда — не Искариот — говорит Ему: Господи! что это, что Ты хочешь явить Себя нам, а не миру?
23Иисус сказал ему в ответ: кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим.
24Нелюбящий Меня не соблюдает слов Моих; слово же, которое вы слышите, не есть Мое, но пославшего Меня Отца.
25Сие сказал Я вам, находясь с вами.
26Утешитель же, Дух Святый, Которого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил вам.
27Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается.
28Вы слышали, что Я сказал вам: иду от вас и приду к вам. Если бы вы любили Меня, то возрадовались бы, что Я сказал: иду к Отцу; ибо Отец Мой более Меня.
29И вот, Я сказал вам о том, прежде нежели сбылось, дабы вы поверили, когда сбудется.
30Уже немного Мне говорить с вами; ибо идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего.
31Но чтобы мир знал, что Я люблю Отца и, как заповедал Мне Отец, так и творю: встаньте, пойдем отсюда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *