Матрона анемнясевская молитва

Биография Матроны

Родилась Матреша 6 ноября 1864 года в деревне Анемнясево Рязанской губернии в многочисленном семействе – шесть девочек, три из которых умерли в детстве, и два мальчика.

Семья

Родители являлись людьми крайне бедными и в какой-то степени недоразвитыми: глава семьи находил утешение в водке, жена же славилась жестоким и буйным характером.

Путь мученицы для Матронушки начался в глубоком детстве, когда еще совсем несмышленого ребенка отчаянно били и оскорбляли собственные родители, невзлюбившие дочь с момента ее рождения.

Заболевание и слепота

Невзирая на полную лишений жизнь и неприязненное отношение родственников, девочка росла активной и любознательной, с большой охотой принимала участие в детских забавах. Однако в семилетнем возрасте она заболела оспой, после чего, не получив должного лечения, ослепла.

Видение Царицы Небесной

Как старшую (она была четвертым по счету ребенком) Матрону обязали смотреть за сестрами и братьями, нянчить их и кормить. Для слепой малышки такая задача была не по силам: десятилетняя Матреша не удержала в руках младшую сестренку и уронила ее на землю. Свидетелем несчастья стала мать, не упустившая возможности отыграться на нелюбимой дочери. В ходе расправы перед ребенком предстала Царица Небесная, о чем девочка поведала матери. Тем не менее удары посыпались еще сильнее. Подобное возобновлялось три раза. Во время последнего видения Пресвятая Богородица передала страдалице утешительную записочку. Матрона никогда не делилась тем, что содержало в себе послание.

Инвалидность и беспомощность

После инцидента искалеченное дитя уже не смогло встать с печи, оставшись инвалидом на всю жизнь. Так пролежала Матреша в родительском доме до 17 лет. Она была не в состоянии ходить, с трудом двигала руками, сил хватало только для того, чтобы перевернуться с боку на бок. Инвалидность не изменила отношения родных к девушке — унижения продолжались.

Единственным утешением для нее стала молитва. С беспомощностью физического тела и душевными страданиями вера во Всевышнего у Матроны только росла. До конца своих дней она оставалась набожным человеком строгих моральных правил, соблюдала все Посты (во время которых практически не употребляла пищу), каждый месяц причащалась Святых Христовых Тайн, пела священные песнопения.

Обретение дара исцеления

О непростой ситуации в семье Беляковых знали односельчане, относясь к новоявленной мученице с трепетом и уважением. Однажды в гости зашел местный крестьянин и посетовал на ноющую боль в спине. Решив, что только угодная Богу душа может со смирением выносить такие тяготы, он обратился к лежачей с просьбой облегчить свое состояние. Желая помочь, Матреша приложила руку к спине больного, после чего все симптомы исчезли, и мужчина смог продолжить работу пильщика.

С этого момента весть о даре исцеления разошлась по соседским селам. С каждым днем увеличивался поток людей, желающих узреть святую. Наряду с признательностью, паломники несли подвижнице подношения, которые в основном отнимал отец на алкоголь и табак. То немногое, что оставалось, шло на благое дело.

Переезды

После кончины родителей испытания блаженной не закончились: брат и сестра, которые стремились обогатиться за счет провидицы, вынудили ее переехать к племяннику Матвею Сергеевичу, человеку доброму и богобоязненному. Небольшое строение, сооруженное для Матреши благодарными жителями, сестра впоследствии отсудила.

К сожалению, в новом доме тяготы праведницы не закончились: у Матвея Ивановича подрастали дети, которых сильно задевали насмешки окружающих, глумящихся над слепой калекой. Издевки общества, охваченного антирелигиозным советским движением, носили жестокий характер. Но болезненнее всех реагировала сама Матреша, которую волновала не людская злоба, а терзания ни в чем не повинных ребят, живущих с ней под одной крышей.

До лета старица, как правило, лежала в одной из комнат крестьянской избы в детской кроватке, занавешенной пологом. Платье, подаренное одной из посетительниц, почти полностью укрывало хворое и маленькое тело. С десятилетнего возраста блаженная не росла (ее рост составлял примерно 90 сантиметров). Летом, когда в помещении становилось нечем дышать, кровать переносили в сени, где она и стояла до зимы. Никто из семьи, исключая самого племянника, не обращал внимания на Матрону, которая со смирением переносила и пронизывающий ветер, и капающую с крыши воду. В одну из дождливых ночей насквозь промокшее облачение подвижницы к утру совсем оледенело. Лишь после этого сестра согласилась вернуть озябшую женщину в теплую комнату.

Возбуждение уголовного дела

Летом 1935 года Бельковским районным отделением НКВД было заведено уголовное дело «попов Правдолюбовых и больного выродка Матрены Беляковой» о подстрекательстве к антисоветской и антиколхозной деятельности. Причиной расследования стал донос одного из жителей города Касимова, рассказавшего правоохранителям о братьях Правдолюбовых, составивших житие великомученицы Матроны Рязанской. В ходе разбирательств были арестованы и сосланы в лагеря 10 человек. Гражданку Белякову также признали виновной в оказании влияния своей святостью на темную массу, что существенно задерживало ход коллективизации. Прикованную к постели старицу, объявленную «вредным элементом», должны были доставить сначала в Рязань, затем в Москву. За ней из столицы выслали специальный транспорт.

Слепую женщину, об удивительных способностях которой ходили легенды, при задержании трогать побоялись. Пока чинили неисправную машину, в избу вошел председатель местного сельсовета, который и привел приказ в исполнение. Уже в дверях, держа на руках хрупкую Матрену, он отметил ее легкость, на что святая ответила: «И твои детки такими легкими будут». Эти слова оказались пророческими: дети председателя с момента ареста страдалицы перестали расти. Сам же мужчина умирал долго и мучительно: на всю округу были слышны его крики. Перед смертью он покаялся в своих грехах и горячо молился, после чего отошел с миром, благословленный Церковью.

Помощь людям и исцеление недугов

За свою жизнь Матронушка помогла тысячам людей, исцеляя болезни тела и облегчая душевные терзания. Открытая и непосредственная, как ребенок, инокиня внимательно выслушивала каждую просьбу, глубоко вникая в суть волновавшей посетителя проблемы. Не каждый был готов услышать о своих грехах и пороках, но те, кто возвращался с покаянием, получал напутствие и совет блаженной. Также известны факты выздоровления людей, в лечении которых официальная медицина оказалась бессильна.

Последние годы жизни

О пребывании Матроны в столице и последних годах ее жизни известно чрезвычайно мало.

Предположительно, около года она находилась в Бутырской тюрьме, что послужило росту религиозного подъема среди заключенных, которые свято чтили блаженную, исполняя акафисты и молясь. Проблемную заключенную убить или сослать не рискнули, поэтому ее признали психически нездоровой и отправили на принудительное лечение.

По другим сведениям, Матреша даровала исцеление безнадежно больной матери следователя, после чего он смог поместить заключенную в одну из лечебниц в качестве умирающей.

Согласно официальным данным, Матрона Белякова умерла от сердечной недостаточности 16 июля 1936 года в возрасте 71 года.

История мощей святой

Матрону Анемнясевскую похоронили на Владыкинском кладбище, которое находится в Северо-Восточном административном округе Москвы. В 70-е годы, в связи со строительством автострады, захоронения вблизи Храма в честь Рождества Пресвятой Богородицы во Владыкине было решено перенести. Прах провидицы перезахоронили на Центральном кладбище в Долгопрудном, где позднее была возведена часовня в ее честь.

Текущее местоположение

Однако долгое время никто не знал точного места погребения великомученицы. Лишь в начале 2000-х годов к заведующему Долгопрудненского кладбища обратилась женщина – внучка священника Бориса Кондратьева, который отпевал инокиню в 1936 году в вышеупомянутом храме. Со слов женщины, утверждавшей, что могила ее дедушки располагается рядом с останками святой, было выявлено, где находятся мощи старицы в Москве.

Чудодейственная сила

Как и 70 лет назад исповедница продолжает помогать терпящим, даруя целительную силу в ответ на обращенные к ней молитвы. Так, работники храма Живоначальной Троицы в Троицком-Голенищеве Анатолий и Иоанна в течение 8 лет брака не могли зачать ребенка. Они искренне и с усердием просили Матронушку одарить их чадом, и в скором времени в семье родилась дочь. Здесь же, в храме Троицы в Москве, на данный момент располагается чудотворная икона мученицы.

Прихожанку храма Троицы Галину сильно беспокоили боли в ногах, что сделало невозможным посещение церковной службы. Пожилая женщина молилась двум блаженным Матронам – Рязанской и Московской. Ответом на мольбу стало мироточение бумажных икон святых, боль же в ногах совсем утихла. Данный факт, признанный чудом, сделал квартиру Галины объектом всеобщего внимания: многие верующие приходили, чтобы поклониться образам, источающим благовонную влагу.

Чудеса Матроны Анемнясевской

Обнародованы бесчисленные свидетельства помощи праведницы в самых разных жизненных ситуациях.

Одна из почитательниц блаженной Евгения вспоминает, как в 90-е Матрона Касимовская помогла ей и ее сыну пережить судебный процесс. Мужчина находился под следствием, суд был назначен на определенный день. Материнское чутье подсказало женщине обратиться к мученице за помощью и посетить храм вместо суда. Сначала сам процесс по неизвестным причинам несколько раз откладывался, позже сына все-таки приговорили, однако срок заключения оказался в два раза меньше ожидаемого. После отбывания наказания чудеса продолжились: освободившийся мужчина не просто отказался от участия в незаконных делах, но и вернулся к нормальной жизни.

Со слов настоятеля храма Троицы Сергия Правдолюбова многие люди, исцеленные силой чудотворной иконы, несут в знак благодарности украшения из драгоценных металлов, бисера, а также вышитые вручную фигурки. Кроме того, священнослужитель вспоминает историю своего спасения, случившуюся на Бережковской набережной. В результате возникшей аварийной ситуации машина должна была слететь с обочины в Москву-реку, но после мысленного обращения Сергия к Матреше катастрофы не произошло.

Православный Церковный календарь

Жиз­не­опи­са­ние по­движ­ни­цы бы­ло со­став­ле­но при ее жиз­ни свя­щен­ни­ком Ни­ко­ла­ем Ана­то­лье­ви­чем Прав­до­лю­бо­вым и его бра­том Вла­ди­ми­ром Ана­то­лье­ви­чем Прав­до­лю­бо­вым. За эту ру­ко­пис­ную кни­гу ее ав­то­ры бы­ли аре­сто­ва­ны и осуж­де­ны на дол­гие го­ды ла­ге­рей. Ав­тор­скую ру­ко­пись об­на­ру­жил в на­ши дни в Ар­хи­ве ФСБ про­то­и­е­рей Сер­гий Прав­до­лю­бов, на­сто­я­тель мос­ков­ско­го хра­ма Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы в Тро­иц­ком-Го­ле­ни­ще­ве.
Здесь мы при­во­дим со­кра­щен­ное жи­тие бла­жен­ной Мат­ро­ны, со­став­лен­ное по ма­те­ри­а­лам кни­ги свя­щен­ни­ка Ни­ко­лая и Вла­ди­ми­ра Прав­до­лю­бо­вых, под ре­дак­ци­ей про­то­и­е­рея Сер­гия Прав­до­лю­бо­ва (Жи­тие Свя­той Бла­жен­ной Мат­ро­ны Ане­мня­сев­ской/Сост. Свя­щен­ник Ни­ко­лай Прав­до­лю­бов, Вла­ди­мир Прав­до­лю­бов. Из­да­ние прот. Сер­гия Прав­до­лю­бо­ва. – М.: Свя­ти­тель Ки­при­ан, 1999. – 72 с.).
Мат­рё­на Гри­горь­ев­на Бе­ля­ко­ва ро­ди­лась 6 но­яб­ря 1864 го­да в де­ревне Ане­мня­се­во Ка­си­мов­ско­го уез­да Ря­зан­ской гу­бер­нии. Ро­ди­те­ли ее, Гри­го­рий и Ев­до­кия, бы­ли ед­ва ли не са­мы­ми бед­ны­ми людь­ми в де­ревне и кое-как ве­ли свое кре­стьян­ское хо­зяй­ство. По внеш­не­му сво­е­му ви­ду они бы­ли хи­лы­ми, тще­душ­ны­ми людь­ми и ка­за­лись ка­ки­ми-то недо­раз­ви­ты­ми. Отец мно­го пил и слыл в де­ревне пья­ни­цей. У них бы­ло боль­шое се­мей­ство – шесть до­че­рей и два сы­на. Три де­воч­ки умер­ли в дет­стве; Мат­рё­ша бы­ла чет­вер­тою по сче­ту.
До се­ми лет Мат­ре­ша бы­ла обыч­ным ре­бен­ком; как и все де­ти ее воз­рас­та, гу­ля­ла и иг­ра­ла со сво­и­ми сверст­ни­ца­ми и по­друж­ка­ми. Ро­ди­те­ли по­че­му-то невзлю­би­ли ее с са­мо­го ран­не­го дет­ства. Нера­дост­на бы­ла жизнь ре­бен­ка в род­ной се­мье, где ей, боль­ше чем ко­му-ни­будь из бра­тьев и се­стер, при­хо­ди­лось тер­петь оби­ды, ру­гань, по­бои; но еще боль­шие стра­да­ния жда­ли де­воч­ку в даль­ней­шем.
В се­ми­лет­нем воз­расте Мат­ре­ша за­бо­ле­ла ос­пой. По­сле этой бо­лез­ни де­воч­ка на­все­гда оста­лась сле­пой. Ее обя­зан­но­стью бы­ло нян­чить сво­их млад­ших сест­ре­нок и бра­тьев, и сле­пой де­воч­ке бы­ло тя­же­ло справ­лять­ся с этим де­лом. Од­на­жды де­ся­ти­лет­няя Мат­ре­ша неча­ян­но уро­ни­ла сест­рен­ку с крыль­ца на зем­лю. Уви­дев это, мать схва­ти­ла Мат­ре­шу и на­ча­ла же­сто­ко бить. В этот мо­мент ду­хов­но­му взо­ру де­воч­ки пред­ста­ла Ца­ри­ца Небес­ная. Мат­ре­ша ска­за­ла об этом ма­те­ри, но та про­дол­жа­ла бить де­воч­ку еще силь­нее. Ви­де­ние по­вто­ри­лось три ра­за. Во вре­мя по­след­не­го ви­де­ния Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца да­ла Мат­ре­ше уте­ши­тель­ную за­пи­соч­ку. О том, что это за за­пи­соч­ка и что в ней бы­ло на­пи­са­но, бла­жен­ная Мат­ро­на ни­ко­гда не рас­ска­зы­ва­ла.
На сле­ду­ю­щее утро изу­ве­чен­ная де­воч­ка не смог­ла под­нять­ся с пе­чи. С это­го вре­ме­ни на­ча­лась для Мат­ре­ши жизнь му­че­ни­цы, при­гвож­ден­ной к од­ру. Она на­все­гда ли­ши­лась воз­мож­но­сти хо­дить и что-ли­бо де­лать и уже не вста­ва­ла с кро­ва­ти всю свою даль­ней­шую жизнь.
Так ле­жа­ла Мат­ре­ша в ро­ди­тель­ском до­ме до 17 лет, тер­пе­ли­во пе­ре­но­ся вся­кие скор­би и оби­ды, и толь­ко в мо­лит­ве на­хо­дя се­бе уте­ше­ние и от­ра­ду. Од­но­сель­чане зна­ли о стра­даль­че­ской жиз­ни де­вуш­ки и от­но­си­лись к ней с чув­ством бла­го­го­вей­но­го ува­же­ния. С сем­на­дца­ти лет к Мат­ре­ше стал хо­дить на­род. Пер­вым за по­мо­щью при­шел кре­стья­нин ее же де­рев­ни, по спе­ци­аль­но­сти пиль­щик.
– Мат­ре­ша, – ска­зал он, – вот уж как ты ле­жишь несколь­ко лет, ты, небось, Бо­гу-то угод­на. У ме­ня спи­на бо­лит, и я пи­лить не мо­гу. По­тро­гай-ка спи­ну, мо­жет быть и прой­дет от те­бя. Че­го мне де­лать, ле­чил­ся – док­то­ра не по­мо­га­ют.
Мат­ре­ша ис­пол­ни­ла его прось­бу – бо­ли в спине, дей­стви­тель­но, пре­кра­ти­лись, и он встал на ра­бо­ту.
Кре­стья­нин этот рас­ска­зал о сво­ем ис­це­ле­нии од­но­му из сво­их со­се­дей, и тот го­во­рит:
– Пой­ду и я к ней: нас за­му­чи­ли де­ти, ско­ро две­на­дца­тый ро­дит­ся; по­про­шу ее по­мо­лить­ся, чтобы Гос­подь пре­кра­тил у нас де­тей.
При­шел он к Мат­ре­ше и по­про­сил по­мо­лить­ся. Мат­ре­ша по­мо­ли­лась, и де­тей у них боль­ше не бы­ло.
С тех пор все боль­ше и боль­ше ста­ли хо­дить к Мат­ре­ше лю­ди со сво­и­ми нуж­да­ми, скор­бя­ми и бо­лез­ня­ми. С те­че­ни­ем вре­ме­ни эти по­се­ще­ния при­ня­ли ха­рак­тер на­сто­я­ще­го па­лом­ни­че­ства: к Мат­ре­ше шли не толь­ко жи­те­ли окрест­ных се­ле­ний, но и даль­них, ино­гда и са­мых от­да­лен­ных мест на­ше­го Оте­че­ства. При­чем, шли они бес­пре­рыв­ным по­то­ком на про­тя­же­нии бо­лее чем пя­ти­де­ся­ти лет в ко­ли­че­стве несколь­ких де­сят­ков, а ино­гда и со­тен еже­днев­но.
Ко­гда Мат­ре­ша ле­жа­ла у ро­ди­те­лей и по­се­ти­те­ли при­но­си­ли ей раз­лич­ные по­жерт­во­ва­ния за ее мо­лит­вы, то отец обыч­но все это от­би­рал на та­бак или вод­ку, и тя­же­ло бы­ло Мат­ре­ше, что по­жерт­во­ва­ния эти шли не на доб­рое де­ло. Мат­ре­ша лю­би­ла по­де­лить­ся всем с людь­ми, но при дан­ных усло­ви­ях она ли­ше­на бы­ла этой воз­мож­но­сти.
По­сле смер­ти ро­ди­те­лей мно­го скор­бей при­шлось пре­тер­петь Мат­ре­ше от бра­та и сест­ры, смот­рев­ших на нее ис­клю­чи­тель­но как на сред­ство до­хо­да. Сест­ра впо­след­ствии от­су­ди­ла у Мат­ро­ны до­мик, по­стро­ен­ный по­чи­та­те­ля­ми бла­жен­ной.
От сест­ры Мат­ре­ша пе­ре­шла на жи­тель­ство к пле­мян­ни­ку Мат­вею Сер­ге­е­ви­чу, че­ло­ве­ку доб­ро­му и ре­ли­ги­оз­но­му. Но здесь огор­че­ния жда­ли Мат­ре­шу с дру­гой сто­ро­ны. У Мат­вея Сер­ге­е­ви­ча под­рос­ли де­ти, од­но­сель­чане ста­ли сме­ять­ся над ни­ми, драз­нить их. Эти на­смеш­ки тя­же­ло пе­ре­жи­ва­лись мо­ло­ды­ми людь­ми. Но осо­бен­но тя­же­ло это бы­ло для са­мой Мат­ре­ши. Она му­чи­лась и глу­бо­ко скор­бе­ла, что за нее эти ни в чем не по­вин­ные лю­ди долж­ны бы­ли пе­ре­но­сить ино­гда очень тя­же­лые для них на­смеш­ки и оскорб­ле­ния. Осо­бен­но на­смеш­ки эти уси­ли­лись в ре­во­лю­ци­он­ные го­ды в свя­зи с ан­ти­ре­ли­ги­оз­ным дви­же­ни­ем.
Мат­ре­ша обыч­но ле­жа­ла в неболь­шой от­дель­ной ком­нат­ке кре­стьян­ской из­бы, в ма­лень­кой дет­ской кро­ват­ке, ко­то­рая все­гда за­ве­ши­ва­лась по­ло­гом. Ле­том, ко­гда в из­бе ста­но­ви­лось душ­но, ее обыч­но вы­но­си­ли в се­ни, и там ле­жа­ла она до зи­мы. Са­ма она ни­ко­гда не про­си­ла, чтобы ее пе­ре­нес­ли в из­бу, и тер­пе­ли­во пе­ре­но­си­ла осен­нюю сту­жу и хо­лод. Род­ные же, за ис­клю­че­ни­ем пле­мян­ни­ка, не об­ра­ща­ли на нее вни­ма­ния и пе­ре­но­си­ли ее в из­бу толь­ко то­гда, ко­гда уже ви­де­ли, что в се­нях ле­жать бо­лее бы­ло невоз­мож­но.
– Од­на­жды, – вспо­ми­на­ет Мат­ре­ша, – в ок­тяб­ре ме­ся­це я ле­жа­ла в се­нях, но­чью был силь­ный дож­дик. Во­да через кры­шу по­ли­лась на ме­ня, и я про­мок­ла. К утру слу­чил­ся мо­роз, я страш­но озяб­ла, и одеж­да вся на мне оле­де­не­ла. Утром сест­ра уви­де­ла это, сжа­ли­лась и пе­ре­нес­ла ме­ня в из­бу, за что я ей бла­го­дар­на.
Ча­сто в осен­ние хо­ло­да при­хо­дя­щие удив­ля­лись ее тер­пе­нию и спра­ши­ва­ли:
– Мат­ре­ша, да те­бе хо­лод­но?
– Да нет, теп­ло, – обыч­но от­ве­ча­ла она в та­ких слу­ча­ях, – по­смот­ри, вот ка­кая я го­ря­чая.
При этом она да­ва­ла свою ру­ку, и ру­ка бы­ла дей­стви­тель­но го­ря­чая.
По внеш­не­му сво­е­му ви­ду Мат­ре­ша бы­ла на­столь­ко ма­ла, что ка­за­лась де­ся­ти­лет­ним ре­бен­ком. Ее пла­тьи­це, по­да­рок од­ной из по­чи­та­тель­ниц, за­кры­вав­шее бла­жен­ную со­всем с но­га­ми, бы­ло все­го 90 сан­ти­мет­ров в дли­ну. Оче­вид­но, с де­ся­ти­лет­не­го воз­рас­та, с тех пор, ко­гда она ли­ши­лась воз­мож­но­сти хо­дить, те­ло ее не рос­ло и на­все­гда оста­лось та­ким, ка­ким бы­ло у де­ся­ти­лет­ней де­воч­ки. Она име­ла воз­мож­ность пе­ре­во­ра­чи­вать­ся с бо­ка на бок, ше­ве­лить руч­ка­ми и брать неболь­шие пред­ме­ты. Она лег­ко и сво­бод­но раз­го­ва­ри­ва­ла и пе­ла свя­щен­ные пес­но­пе­ния уди­ви­тель­но чи­стым и звон­ким дет­ским го­ло­сом.
Ни­кто не зна­ет, как она мо­ли­лась Бо­гу. Из­вест­но толь­ко лишь то, что Мат­ро­на зна­ла на­изусть очень мно­го мо­литв, мно­гие ака­фи­сты и цер­ков­ные пес­но­пе­ния.
Во вре­мя бе­сед со сво­и­ми по­се­ти­те­ля­ми она ча­сто чи­та­ла вслух раз­лич­ные мо­лит­вы, под­хо­дя­щие по сво­е­му со­дер­жа­нию к дан­но­му слу­чаю. Ино­гда чи­та­ла це­лые ака­фи­сты, чи­та­ла быст­ро, уве­рен­но, гром­ким го­ло­сом. Пе­ла цер­ков­ные пес­но­пе­ния, со­вер­шен­но пра­виль­но вы­дер­жи­вая осо­бен­но­сти гла­сов и рас­пе­вов.
На во­прос од­но­го из удив­лен­ных по­се­ти­те­лей, спро­сив­ше­го, как это она, бу­дучи сле­пой, зна­ет на­изусть да­же це­лые ака­фи­сты, Мат­ре­ша от­ве­ти­ла: «При­дет доб­рый че­ло­век и про­чи­та­ет что-ни­будь, а я и за­пом­ню с Бо­жи­ей по­мо­щью».
Мат­ре­ша ча­сто при­ча­ща­лась Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин, каж­дый ме­сяц обя­за­тель­но. С этой це­лью она при­гла­ша­ла к се­бе сво­е­го ду­хов­ни­ка – при­ход­ско­го свя­щен­ни­ка, и день при­ня­тия Св. Та­ин бы­вал для нее са­мым ра­дост­ным днем. Пять раз в те­че­ние сво­ей жиз­ни она со­бо­ро­ва­лась.
Осо­бен­но стро­го со­блю­да­ла Мат­ре­ша по­сты. С сем­на­дца­ти лет она не ела мя­са. Кро­ме сре­ды и пят­ни­цы со­блю­да­ла та­кой же пост по по­не­дель­ни­кам. В цер­ков­ные по­сты по­чти ни­че­го не ела или ела очень ма­ло. Кро­ме по­дви­гов по­ста и мо­лит­вы, бла­жен­ная, как уже бы­ло ска­за­но, доб­ро­воль­но тер­пе­ла хо­лод, а так­же пе­ре­би­ра­ла и пе­ре­кла­ды­ва­ла кам­ни, при­не­сен­ные ее по­чи­та­те­ля­ми из раз­ных свя­тых мест.
Очень ува­жа­ла Мат­ре­ша ду­хо­вен­ство и к каж­до­му свя­щен­ни­ку все­гда и неиз­мен­но от­но­си­лась с глу­бо­ким бла­го­го­ве­ни­ем. Но к рас­коль­ни­кам об­нов­лен­цам, в ка­ком бы сане они не бы­ли, на­обо­рот от­но­си­лась очень стро­го. Од­но­го из сво­их при­ход­ских свя­щен­ни­ков, пе­ре­шед­ше­го в об­нов­лен­че­ство, на­зы­ва­ла «наш Пет­ру­ша».
На­сколь­ко рев­ни­во от­но­си­лась Мат­ре­ша к Пра­во­сла­вию, го­во­рит факт, пе­ре­дан­ный од­ной из ее по­чи­та­тель­ниц, жи­тель­ни­цей го­ро­да Ка­си­мо­ва Ма­ри­ей Ива­нов­ной Пу­ти­ли­ной. Умер­ла тет­ка Ма­рии Ива­нов­ны. Сын тет­ки был ста­ро­стой в Ка­си­мов­ском со­бо­ре, а в со­бо­ре в то вре­мя слу­жил об­нов­лен­че­ский ар­хи­ерей. Сын, со­глас­но же­ла­нию по­кой­ной, хо­тел вы­не­сти ее из до­ма не в со­бор, а в клад­би­щен­скую цер­ковь. Дру­гой сын по­кой­ной на­хо­дил­ся в то вре­мя в за­клю­че­нии. Он об­ра­тил­ся к на­чаль­ству с прось­бой, чтобы его от­пу­сти­ли про­стить­ся с ма­те­рью. Его от­пу­сти­ли на три дня с усло­ви­ем, чтобы по­кой­ную хо­ро­нил об­нов­лен­че­ский ар­хи­ерей в со­бо­ре, на что род­ные и со­гла­си­лись.
Псал­тирь по по­кой­ной чи­та­ли мо­наш­ки. Ко­гда они узна­ли, что хо­ро­нить бу­дет об­нов­лен­че­ский ар­хи­ерей, они взя­ли псал­тирь и ушли. К ве­че­ру при­шли сын по­кой­ной и Ма­рия Ива­нов­на. Сын по­про­сил Ма­рию Ива­нов­ну чи­тать псал­тирь. Она на­ча­ла чи­тать и чи­та­ла око­ло ча­са, по­ка не при­шел ар­хи­ерей слу­жить все­нощ­ную. Ма­рия Ива­нов­на тут же ушла и да­же не ви­де­ла ар­хи­ерея. Но­чью она вер­ну­лась с од­ной мо­на­хи­ней Аки­ли­ной, и они вме­сте чи­та­ли псал­тирь всю ночь до вы­но­са те­ла. На вы­но­се Ма­рия Ива­нов­на с мо­на­хи­ней Аки­ли­ной не бы­ли, по­кой­ную по­хо­ро­ни­ли без них.
Мо­на­хи­ня Аки­ли­на по­лу­чи­ла от сво­е­го на­сто­я­те­ля епи­ти­мью. Ма­рия Ива­нов­на же неде­лю спу­стя по­шла к Мат­ре­ше и все ей рас­ска­за­ла. Мат­ре­ша по­жа­ле­ла тет­ку:
– Что ж, ведь по­кой­ни­ца не ви­но­ва­та, что так схо­ро­ни­ли ее.
В это вре­мя у Мат­ре­ши си­де­ли три мо­на­хи­ни из Вла­ди­мир­ской пу­сты­ни. Вдруг Мат­ре­ша и го­во­рит мо­на­хи­ням:
– Вы что так уж хо­ро­шо очень с Ма­ри­ей Ива­нов­ной-то раз­го­ва­ри­ва­е­те?
– Мы ее дав­но не ви­да­ли, на­го­во­рить­ся хо­тим.
– Да ведь она об­нов­лен­ка!
«Бо­же мой, ес­ли бы вы мог­ли се­бе пред­ста­вить, – го­во­ри­ла Ма­рия Ива­нов­на, – как они в од­ну се­кун­ду вста­ли и ушли от ме­ня в дру­гую ком­на­ту, и я оста­лась од­на! На­сту­пи­ла мерт­вая ти­ши­на. Я не мо­гу пе­ре­дать то со­сто­я­ние, оно бы­ло ужас­но. Гля­жу я на Рас­пя­тие и ду­маю: – Гос­по­ди! Все от ме­ня от­сту­пи­лись, не от­сту­пись Ты от ме­ня!»
Ма­рия Ива­нов­на страш­но за­пла­ка­ла. Она мо­ли­лась и ка­я­лась в ду­ше, и так пла­ка­ла дол­го. На­ко­нец Мат­ре­ша по­жа­ле­ла ее:
– Ну вот, по­пла­ка­ла, по­ка­я­лась пред Гос­по­дом Бо­гом, по­го­вей, при­ча­стишь­ся, на ду­ху свя­щен­ни­ку ска­жешь, вот и все.
– Как же мне нуж­но бы­ло по­сту­пить, не на­до бы­ло бы со­всем мне чи­тать?
– Да, не на­до бы­ло те­бе чи­тать.
– А ты-то бу­дешь ме­ня при­ни­мать?
– Да я-то что, вот по­ка­я­лась пе­ред Бо­гом, вот и все!
По­сле этих слов Ма­рии Ива­новне сде­ла­лось ве­се­ло и ра­дост­но, и мо­на­шен­ки опять по-преж­не­му с ней за­го­во­ри­ли.
Осо­бен­но Мат­ре­ша лю­би­ла мо­на­хинь и во­об­ще де­виц. Мо­на­хинь ста­ви­ла вы­ше мир­ских, все им про­ща­ла, бы­ва­ла с ни­ми, как ре­бе­нок.
Из свя­тых мест с наи­боль­шим бла­го­го­ве­ни­ем Мат­ре­ша от­но­си­лась к Иеру­са­ли­му, к мо­на­сты­рям Ди­ве­ев­ско­му и Са­ров­ско­му. Она го­во­ри­ла о них с осо­бен­ным уми­ле­ни­ем и лю­бо­вью. Сво­им бла­го­че­сти­вым по­се­ти­те­лям она по­сто­ян­но со­ве­то­ва­ла схо­дить в Ди­ве­е­во и Са­ров, счи­тая их ме­ста­ми осо­бен­но­го при­сут­ствия бла­го­да­ти Бо­жи­ей. И ра­до­ва­лась, ко­гда ис­пол­ня­лись эти ее со­ве­ты.
На­хо­дясь без­вы­ход­но в сво­ей ком­нат­ке, Мат­ре­ша зна­ла мно­гих свя­тых и бла­го­че­сти­вых лю­дей, рас­се­ян­ных по ли­цу зем­ли рус­ской, и на­хо­ди­лась с ни­ми во внут­рен­нем бла­го­дат­ном об­ще­нии, хо­тя она ни­ко­гда их не ви­де­ла и не го­во­ри­ла с ни­ми.
Мат­ре­ша сво­им внут­рен­ним, ду­хов­ным взо­ром как бы на­сквозь ви­де­ла каж­до­го из сво­их по­се­ти­те­лей и каж­до­му да­ва­ла то, что для него нуж­но, по­лез­но, необ­хо­ди­мо в за­ви­си­мо­сти от его на­стро­ен­но­сти, его ду­хов­ных немо­щей и нужд, в за­ви­си­мо­сти от усло­вий и об­сто­я­тельств, сре­ди ко­то­рых ему при­хо­ди­лось жить.
Од­них она учи­ла и на­став­ля­ла; дру­гих об­ли­ча­ла и рас­кры­ва­ла им их гре­хи и по­ро­ки; тре­тьих обод­ря­ла и уте­ша­ла в тя­же­лых об­сто­я­тель­ствах жиз­ни; чет­вер­тых пре­ду­пре­жда­ла, ука­зы­вая по­след­ствия их оши­боч­но­го пу­ти, стрем­ле­ний и на­ме­ре­ний; пя­тых ис­це­ля­ла от бо­лез­ней, – и всех вме­сте ста­ра­лась на­пра­вить на путь ис­тин­ной, бо­го­угод­ной хри­сти­ан­ской жиз­ни. Этим объ­яс­ня­ет­ся и раз­но­об­ра­зие ее от­но­ше­ний к по­се­ти­те­лям. Од­них она при­ни­ма­ла чрез­вы­чай­но лас­ко­во, с ра­до­стью и уча­сти­ем, как до­ро­гих и близ­ких сво­их лю­дей. Дру­гих она про­го­ня­ла от се­бя, что бы­ло все же очень ред­ко. Все это бы­ва­ло, как го­во­ри­ли ее по­се­ти­те­ли, или в тех слу­ча­ях, ко­гда че­ло­век за­хо­дил к бла­жен­ной из празд­но­го лю­бо­пыт­ства, или то­гда, ко­гда это нуж­но бы­ло для ис­прав­ле­ния че­ло­ве­ка. Ко­гда та­кой че­ло­век пой­дет от Мат­ре­ши, он по­ду­ма­ет о се­бе и со­зна­ет гре­хи свои. Ес­ли он по­сле это­го опять при­хо­дил к Мат­ре­ше, то она с ра­до­стью при­ни­ма­ла его.
По мо­лит­вам бла­жен­ной Мат­ро­ны со­вер­ша­лись ис­це­ле­ния от мно­же­ства тя­же­лых неду­гов, ко­гда да­же вра­чи не ве­ри­ли вы­здо­ров­ле­нию, так как со­всем недав­но ви­де­ли небла­го­при­ят­ный ис­ход. Ис­це­ля­лись и от пьян­ства, и от бес­но­ва­ния. Ан­на, мо­ло­дая де­вуш­ка 19 лет из со­сед­не­го се­ла всту­пи­ла в пар­тию про­тив во­ли ро­ди­те­лей, лю­дей ре­ли­ги­оз­ных и доб­рых. Вско­ре по­сле это­го у Ан­ны от­ня­лись ру­ка и но­га. Шесть недель по­ле­жа­ла де­вуш­ка до­ма непо­движ­но, и вра­чи не мог­ли ей по­мочь. Мать от­вез­ла Ан­ну на ло­ша­ди к Мат­ре­ше. Мат­ре­ша по­ма­за­ла де­вуш­ку мас­ли­цем из сво­ей лам­пад­ки, и Ан­на ста­ла по­сте­пен­но по­прав­лять­ся и на­ча­ла хо­дить, но пол­но­го вы­здо­ров­ле­ния не бы­ло. Через два го­да Мат­ро­на бла­го­сло­ви­ла Ан­ну съез­дить в Са­ров и Ди­ве­е­во. По пу­ти в Са­ров мать с Ан­ной но­че­ва­ли до­ма у бла­го­че­сти­вой жен­щи­ны, имев­шей до­ма свя­ты­ню из Иеру­са­ли­ма. То­гда об­на­ру­жи­лось, что де­вуш­ка одер­жи­ма бе­сом – она ис­пу­га­лась свя­ты­ни, за­кри­ча­ла и бро­си­лась бе­жать. В Ди­ве­е­ве, по­се­тив бла­жен­ную Ма­рию Ива­нов­ну и ис­ку­пав­шись в ис­точ­ни­ке пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма, Ан­на ис­це­ли­лась ду­шев­но. По­сле это­го слу­чая Ан­на ста­ла глу­бо­ко ве­ру­ю­щим че­ло­ве­ком и очень по­чи­та­ла Мат­ро­ну.
На­чи­ная с Ве­ли­ко­го по­ста 1933 го­да, Мат­ре­ша за­мет­но пе­ре­ме­ни­лась. Ес­ли рань­ше она со все­ми дер­жа­лась очень про­сто, всех жа­ле­ла, вни­ка­ла в го­ре каж­до­го че­ло­ве­ка, бе­се­до­ва­ла по­дол­гу и охот­но, об­суж­дая вся­кие де­ла жи­тей­ские, то те­перь бла­жен­ная как буд­то со­всем пе­ре­ста­ла ин­те­ре­со­вать­ся зем­ной жиз­нью. О жи­тей­ских де­лах она ста­ла го­во­рить ред­ко и неохот­но, толь­ко в ис­клю­чи­тель­ных слу­ча­ях. За­то о жиз­ни ду­хов­ной, тем бо­лее о бу­ду­щей жиз­ни она го­то­ва бы­ла го­во­рить день и ночь. Очень охот­но, с лю­бо­вью при­ни­ма­ла она та­ких лю­дей, ко­то­рые шли к ней с во­про­са­ми ду­хов­но­го по­ряд­ка.
– Я ведь те­перь не Мат­ре­на, – ска­за­ла она то­гда од­ной из по­чи­та­тель­ниц, – а Мар­да­рия… О бла­жен­ной го­во­ри­ли, что она бы­ла тай­но по­стри­же­на в ино­че­ский чин са­ров­ски­ми стар­ца­ми, но на­сколь­ко эти раз­го­во­ры бы­ли до­сто­вер­ны, мы те­перь не мо­жем су­дить.
В кон­це июня 1933 го­да Мат­ре­шу по­се­тил ее жиз­не­опи­са­тель, на­сто­я­тель Ка­си­мов­ско­го Ка­зан­ско­го мо­на­сты­ря свя­щен­ник Ни­ко­лай Прав­до­лю­бов со сво­ей ма­туш­кой Пе­ла­ги­ей Ива­нов­ной. Мат­ре­ша бе­се­до­ва­ла с ни­ми дол­го и охот­но. Она мно­го го­во­ри­ла о тя­же­сти жиз­ни, о стра­да­ни­ях, о необ­хо­ди­мо­сти тер­петь все, что по­сы­ла­ет Гос­подь. В под­твер­жде­ние сво­их слов и мыс­лей при­во­ди­ла тек­сты из Свя­щен­но­го Пи­са­ния, фак­ты и со­бы­тия из жиз­ни свя­тых, про­чи­та­ла мо­лит­ву, при­слан­ную ей с Афо­на. Од­на­ко от раз­го­во­ров о се­бе Мат­ре­ша укло­ня­лась, от­ве­ча­ла об­щи­ми фра­за­ми, хо­тя отец Ни­ко­лай с ма­туш­кой очень этим ин­те­ре­со­ва­лись и рас­спра­ши­ва­ли ее.
О по­след­них днях и кон­чине бла­жен­ной Мат­ро­ны из­вест­но сле­ду­ю­щее.
Ле­том 1935 го­да в Бель­ко­ве бы­ло за­ве­де­но де­ло «по­пов Прав­до­лю­бо­вых и боль­но­го вы­род­ка Мат­ре­ны Бе­ля­ко­вой». На­ча­лось оно с до­но­са од­но­го жи­те­ля го­ро­да Ка­си­мо­ва на свя­щен­ни­ка Ни­ко­лая Прав­до­лю­бо­ва в свя­зи с ру­ко­пис­ной кни­гой, со­бран­ной и под­пи­сан­ной им и его бра­том, и при­го­тов­лен­ной к пе­ча­ти. Бы­ли аре­сто­ва­ны 10 че­ло­век (хо­тя долж­ны бы­ли быть аре­сто­ва­ны 12). Од­на жен­щи­на умер­ла, по­лу­чив по­вест­ку с тре­бо­ва­ни­ем явить­ся в От­де­ле­ние НКВД г. Ка­си­мо­ва. По спис­ку долж­на бы­ла быть аре­сто­ва­на и бла­жен­ная Мат­ро­на. Все аре­сто­ван­ные бы­ли уже от­прав­ле­ны в Ря­зань и Моск­ву, а Мат­ро­ну бо­я­лись тро­гать.
На­ко­нец бы­ло со­бра­но кол­хоз­ное со­бра­ние, на ко­то­ром по­ста­но­ви­ли «изъ­ять» Мат­ро­ну Гри­горь­ев­ну Бе­ля­ко­ву как «вред­но­го эле­мен­та». Из 300 жи­те­лей се­ла под­пи­са­лись 24 ак­ти­ви­ста. Сель­со­вет дал ха­рак­те­ри­сти­ку «на Бе­ля­ко­ву М.Г.», в ко­то­рой она пря­мо и от­кры­то на­зва­на свя­той без вся­ких ка­вы­чек и иро­нии. «Дан­ная гр. яв­ля­ет­ся вред­ным эле­мен­том в де­ревне, она сво­ей свя­то­стью силь­но вли­я­ет на тем­ную мас­су… Вви­ду это­го по с/с за­дер­жи­ва­ет­ся ход кол­лек­ти­ви­за­ции».
По­сле от­прав­ки за­клю­чен­ных в Ря­зань бы­ла по­сла­на ма­ши­на и за бла­жен­ной Мат­ро­ной. Подъ­е­ха­ли к ее до­му днем, не та­ясь. Во­шли. Тут их охва­тил страх, по­дой­ти бо­я­лись. По дол­гу служ­бы по­до­шел пред­се­да­тель сель­со­ве­та и, пре­одоле­вая страх, под­нял Мат­ре­нуш­ку с ее до­ща­той по­сте­ли. Мат­ро­на за­кри­ча­ла то­нень­ким го­лос­ком. На­род оце­пе­нел. Пред­се­да­тель стал вы­но­сить. В две­рях ска­зал: «Ой, ка­кая лег­кая!» Мат­ро­на от­ве­ти­ла: «И твои дет­ки та­ки­ми лег­ки­ми бу­дут».
Несколь­ко лет на­зад про­то­и­е­рей Тро­иц­ко­го хра­ма по­сел­ка Гусь-Же­лез­ный отец Се­ра­фим хо­ро­нил од­но­го из сы­но­вей то­гдаш­не­го пред­се­да­те­ля. Он был очень ма­лень­ко­го ро­ста. Все де­ти пред­се­да­те­ля пе­ре­ста­ли рас­ти по­сле аре­ста бла­жен­ной Мат­ро­ны.
Ма­ши­на два­жды ло­ма­лась по до­ро­ге в Ка­си­мов. Кто-то дер­жал на ру­ках бла­жен­ную Мат­ро­ну, по­ка ма­ши­ну ре­мон­ти­ро­ва­ли. Из Ка­си­мо­ва ее быст­ро увез­ли в Ря­зань и за­тем в Моск­ву.
Пред­се­да­тель, «изы­мав­ший» бла­жен­ную Мат­ро­ну, несколь­ко лет спу­стя очень тя­же­ло уми­рал. Де­ло бы­ло ле­том. Дом сто­ял с от­кры­ты­ми ок­на­ми из-за жа­ры. Он кри­чал так гром­ко от бо­ли, что слы­ша­ло пол­де­рев­ни. В на­ро­де го­во­ри­ли: «Это те­бе не Мат­ре­шень­ку под­ни­мать!» Но он по­звал свя­щен­ни­ка и ис­кренне и го­ря­чо ка­ял­ся в сво­их гре­хах, умер в ми­ре с Цер­ко­вью.
Про мос­ков­ский пе­ри­од жиз­ни бла­жен­ной Мат­ро­ны име­ют­ся скуд­ные све­де­ния. В Москве она про­жи­ла по­чти год. Пред­по­ло­жи­тель­но, она бы­ла за­клю­че­на в Бу­тыр­скую тюрь­му. Но про­бы­ла она там недол­го, по­то­му что сде­ла­лась объ­ек­том по­чи­та­ния по­чти всех за­клю­чен­ных, ко­то­рые на­ча­ли петь ака­фи­сты и мо­лить­ся. Ее долж­ны бы­ли ку­да-то деть. Убить бо­я­лись, а от­пра­вить в ла­герь не поз­во­лял при­мер тю­рем­но­го мо­лит­вен­но­го подъ­ема за­клю­чен­ных.
По дру­гим дан­ным, без­на­деж­но болев­шая мать сле­до­ва­те­ля, ве­ду­ще­го де­ло бла­жен­ной Мат­ро­ны, по­лу­чи­ла ис­це­ле­ние от Мат­ро­ны, и сле­до­ва­тель су­мел осво­бо­дить ее как боль­ную и уми­ра­ю­щую. Он по­ме­стил ее в дом пре­ста­ре­лых и увеч­ных боль­ных.
До­ку­мен­таль­но за­сви­де­тель­ство­ва­но, что бла­жен­ная Мат­ро­на умер­ла от сер­деч­ной недо­ста­точ­но­сти 16/29 июля 1936 го­да в До­ме хро­ни­ков име­ни Ра­ди­ще­ва в Москве, неда­ле­ко от хра­ма Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы во Вла­ды­кине. Так как ря­дом с До­мом хро­ни­ков бы­ло боль­шое Вла­ды­кин­ское клад­би­ще, ча­стич­но со­хра­нив­ше­е­ся до на­ше­го вре­ме­ни, то мож­но сде­лать пред­по­ло­же­ние, что бла­жен­ная Мат­ро­на бы­ла по­хо­ро­не­на здесь же на мест­ном ста­ром клад­би­ще.

По бла­го­сло­ве­нию Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Алек­сия, про­слав­ле­ние свя­той бла­жен­ной Мат­ро­ны Ане­мня­сев­ской бы­ло со­вер­ше­но в го­ро­де Ка­си­мо­ве Ря­зан­ской епар­хии в чет­верг Фо­ми­ной неде­ли 9/22 ап­ре­ля 1999 го­да ар­хи­епи­ско­пом Ря­зан­ским и Ка­си­мов­ским Си­мо­ном с со­бо­ром ду­хо­вен­ства Ря­зан­ской епар­хии. Бла­жен­ная Мат­ро­на Ане­мня­сев­ская сна­ча­ла бы­ла про­слав­ле­на как мест­но­чти­мая свя­тая Ря­зан­ской епар­хии, а на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре она бы­ла ка­но­ни­зи­ро­ва­на в ли­ке но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния. По­двиг ее свя­то­сти со­че­та­ет в се­бе как при­мер необы­чай­но­го тер­пе­ния, по­ста и мо­лит­вы, так и об­раз ис­по­вед­ни­че­ства.

Молитвы святой блаженной Матроне Анемнясевской

Полезно? Поделись ссылкой!

Тропарь святой блаженной Матроне Анемнясевской, глас 8-й

Яко зарница небеснаго огня возсия в рязанстей стране блаженная старица святая Матрона, еяже память днесь творяще, воспоим Христа Бога, моляще Его даровати нам тоя предстательством в болезнех, бедах и скорбех терпение, и душам нашим велию милость.

Кондак святой блаженной Матроне Анемнясевской, глас 8-й

В немощех силу, в слепоте очи нетленныя обрела еси, пребывающи на одре болезни, всюду яко птица духом носилася еси, младенствующи телом, была еси мати скорбящим и обуреваемым. Темже чтущих твою память не остави в молитвах, и помоги нам избавитися от грехов покаянием, и улучити с тобою Царство Небесное.

Молитва первая святой блаженной Матроне Анемнясевской
об исцелении болезней и укреплении веры

О, преславная и достоблаженная мати Матроно, житие твое скорби исполнено бе, но взирающе на смирение твое молим тя, угоднице Божия, умоли всещедраго Бога, да низпослет нам, недостойным, милость Свою, паче же утвердит и укрепит ны в несении креста нашего, да отвержемся себе и пойдем по пути спасения за Христом, смиривше выя своя под крепкую руку Божию, принимающе вся, яже от руки Его: вемы, яко Господь един может и падших возставити, и заблуждших возвратити, и соблазнившихся исправити, и грешников праведники соделати. Огради нас, мати Матроно, молитвами твоими от сети лукаваго, да не прельщеннии им возвратимся вспять. Еще молим тя, яко имущую велие дерзновение ко Господу, пролей теплую молитву за ны, недужныя и унылыя, и испроси у Господа коемуждо благопотребная, да подаст Господь и нам, якоже тебе, терпение и благодушие в бедах и скорбных обстояниих, да поживем по воли Его во вся дни живота нашего, зане воистинну вемы, яко весть Отец наш Небесный, ихже требуем, прежде прошения нашего. О, блаженная мати Матроно, многоименитому сонму новомучеников российских причтенная, с ними моли Господа нашего и Спаса Иисуса Христа, да сохранит Церковь Православную от соблазнов, ересей и расколов, да оградит Господь страну нашу от всех наветов видимых и невидимых враг и изимет ю из пучины безбожия: вемы, яко живем ныне токмо ради крове мучеников излиянныя, дарует же и нам Господь ничесоже боятися, верным же быти Ему даже до смерти, и яко мучениколюбцем со мученики возрадоватися во Царствии Небеснем. Ей, мати Матроно, испроси нам у Человеколюбца Господа время покаяния, да не исторгнет ны аки плевелы прежде жатвы, да не во зле погибнем, но да очистит ны от всякия скверны плоти и духа, во еже явитися нам в день судный нескверным и непорочным пред лицем Его, да чистым сердцем, яко истинная чада Божия, радостне воззовем к Нему: не отрини ны Господи, и приими во Царствие Твое, идеже Ты царствуеши со Отцем и Святым Духом во веки веков. Аминь.

Молитва вторая святой блаженной Матроне Анемнясевской
о даровании детей

О, блаженная мати Матроно, к твоему предстательству прибегаем и тебе слезно молим, яко имущую велие дерзновение ко Господу, пролей теплую молитву о рабех твоих, в скорби душевней пребывающих и помощи от тебе просящих. Истинно бо слово Господне: просите и дастся вам, и паки: яко аще два от вас совещаета на земли о всякой вещи, еяже аще просита, будет има от Отца Моего, Иже на Небесех. Услыши убо воздыхания наша и донеси я ко Престолу Владычню, идеже ты предстоиши, вемы, яко много может пред Богом молитва праведника. Да не до конца забудет нас Господь, но призрит с высоты Небесныя на скорбь рабов Своих и плод чрева на полезное дарует. Воистинну, Бог идеже хощет побеждается естества чин, творит бо елика хощет: яко сотвори Господь Аврааму и Сарре, Захарии и Елисавете, Иоакиму и Анне, с нимиже моли, тако да сотворит Господь Бог и нам по милости Своей и неизреченому человеколюбию. Буди Имя Господне благословенно от ныне и до века. Аминь.

Сайт нуждается в вашей помощи!

С каждым днём на сайт molitvoslov.today заходит всё больше и больше людей. Он для этого и создавался: в конечном итоге стать самым популярным и полным в рунете собранием молитв, акафистов, канонов и изображений икон. Но для развития ресурса нужны средства: ежегодное продление домена, оплата хостинга и услуг авторов статей. Обвешивать же сайт рекламой, как новогоднюю ёлку, совсем не хочется. Поэтому маленькая просьба ко всем кто долистал страницу до этого места и кому понравился molitvoslov.today: буду благодарен любой финансовой помощи на его развитие. Мир Вам!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *