Молитва исповедь грехов повседневное

Как правильно исповедоваться? Какой грех является самым страшным? Есть ли грех, который Бог никогда не простит? Как подготовиться к Исповеди?

Как часто у нас болит душа… Тревожно, предчувствие плохое, совесть мучает. От осознания своих греховных проступков и неправильной жизни порой разрывается сердце и, кажется, что нет выхода. Но выход есть всегда — обратиться за помощью к Богу! И на вопрос: «Что же делать, когда болит душа?», Православная Церковь отвечает — принести покаяние. Господь простит нам любой грех, если мы в нем раскаялись и больше его не повторяем. Ведь нет греха непростительного, кроме греха нераскаянного. Исповедь исцеляет душу, дает необыкновенное ощущение свободы и легкости, словно у души крылья появляются и Небо становится ближе…

Если мы начинаем видеть свои грехи и исправляться — это первый признак исцеления души, и мы на правильном пути! Покаяние творит чудеса. И даже краткая молитва «Господи, помилуй» — это тоже своего рода покаяние. Но прощение грехов нам дается только в таинстве Исповеди, ведь Сам Господь наделил священников такой властью. Исповедь, словно душ для души, смывает наши грехи, очищает душу от всякого зла, совершенного в делах, словах и мыслях.

ПОДГОТОВКА К ТАИНСТВУ ИСПОВЕДИ

  • К Исповеди нет какой-то специальной подготовки. Нужно просто вспомнить все, что грузом лежит на душе и не дает покоя совести, отказаться от зла и принять решение больше не повторять прежних грехов. Сердечное раскаяние и обращение к доброй жизни — это самое главное, что мы можем сделать для своей души и Господа.
  • Подготовку к таинству Покаяния стоит начать с анализа святых заповедей (см. Приложение) и соответствия им вашей жизни. Нужно помнить, что Покаяние — это таинство изменения ума, перерождения души, а не формальный отчет о согрешениях.
  • Исповедоваться можно хоть каждый день, на каждой Литургии, вне зависимости от того, собираетесь вы причащаться или нет.
  • Кто-то исповедуется вслух, кто-то записывает свои грехи на бумаге — это не имеет принципиального значения. В каждом храме своя традиция Исповеди.
  • Не переживайте о том, что кто-то вас услышит. Во-первых, можно говорить с батюшкой шепотом, во-вторых, как и у вас, у всех свои мысли и переживания в этот момент.
  • Общая Исповедь нередко проходит в храмах, где очень много причастников и мало священников, или при других обстоятельствах. В этом случае батюшка зачитывает и объясняет грехи, а пришедшие к Исповеди каются в них. Затем священник дает общее разрешение от грехов и благословение на Причастие. Если какой-либо грех беспокоит вашу совесть после общей Исповеди, лучше подойти к батюшке и исповедоваться лично.
  • Генеральная Исповедь (раскаяние в грехах, совершенных с раннего детства до настоящего времени) бывает один раз в жизни и чаще для тех, кто пришел к вере в осознанном возрасте. Чтобы совершить ее, лучше попросить батюшку назначить время для отдельного разговора, до или после службы, так как такая беседа может быть продолжительной по времени.
  • После того как священник прочитает разрешительную молитву, можно попросить его помолиться о вас и спросить благословение на Причастие, если вы к нему готовились.

В ПОМОЩЬ КАЮЩЕМУСЯ

  • «Не стыдитесь исповедоваться, а стыдитесь грешить» — советуют нам святые отцы. Стыд каяться на Исповеди — ложный и неуместный, его внушают темные силы, чтобы оставить нас в состоянии греховной тяжести, которое приводит к печали и унынию. Поэтому на Исповеди ничего не скрывайте и старайтесь искренне во всем покаяться.
  • Если вдруг покажется, что батюшка может осудить ваши грехи или Бог не простит вас, — сразу отбросьте эти мысли: они также навеяны силами тьмы, которые хотят сбить нас с истинного пути. Будем помнить слова святителя Тихона Задонского: «Сколько бы грехов у нас ни было и как бы они ни были велики, у Бога милосердия еще больше, потому что как Сам Он бесконечен, так и милость Его бесконечна…» А что касается батюшек — за свою священническую практику они исповедуют сотни людей, у которых, в принципе, одни и те же грехи, суть их не изменилась за тысячелетия истории.
  • В жизни никого, ничего и никогда не надо бояться, кроме греха. Ведь только совершенное нами зло отравляет нашу жизнь и губит душу. Храните душу в чистоте и берегите себя от зла.
  • Святые отцы советуют исповедоваться и причащаться как можно чаще, потому что другого пути, к земному счастью, спасению души и вечному блаженству не существует.

«Православие учит, что спасение даруется людям не за количество молитв, добрых дел, подвигов, соблюдение постов и всех правил, как об этом говорят иные религии, но за осознание своей греховности и искренность покаяния. Именно по этой причине первым в Рай вошёл разбойник, который покаялся на кресте. Христос прямо сказал: “Я пришёл призвать не праведников, а грешников к покаянию” (Мф 9:13; Мк 2:17; Лк 5:32). В этом удивительном учении лежит открытый вызов всем религиям мира, в которых получают спасение только исполнившие все предписания».

«Мы должны стремиться не только к внешней красоте и нравственности, но, в первую очередь, к чистоте духовной. Но надо понять, что в одиночку мы со злом никогда не справимся. Слишком сильный у нас соперник и враг-искуситель — дьявол. Нужно звать на помощь Господа нашего Иисуса Христа! Ведь только Он, по Своей неизреченной милости и любви к нам, через участие в таинствах Исповеди и Причастия дарует нам Свою помощь и силу, любовь и энергию. Ведь что такое духовная сила? Это, прежде всего, умение противостоять злу, это свобода от грехов и пороков. И только сердечное искреннее покаяние открывает бесконечно светлый и радостный мир веры, полный любви, свободы и Божественной благодати!»

(Из лекций А. И. Осипова)

ИСПОВЕДНЫЙ ЛИСТ

Многие священники в разные века составляли исповедные листы в помощь кающимся, чтобы никакой грех не ускользнул от внимания готовящегося к Исповеди. Вот один из таких примеров:

Исповедаю аз многогрешный Господу Богу и Спасу нашему Иисусу Христу вся согрешения моя и вся злая моя дела, яже содеял во все дни жизни моей, яже помыслил даже до сего дня.

Согрешил(а): обеты Святого Крещения не соблюдал, но во всем солгал и непотребное пред Богом сотворил.

Согрешил(а): пред Богом маловерием и неблагодарностью за все Его великие и непрестанные благодеяния, призыванием имени Господа всуе.

Согрешил(а): неимением ко Господу любви и страха, неисполнением святой воли Его и святых заповедей, небрежным изображением на себе крестного знамения, неблагоговейным почитанием святых икон; не носил креста, стыдился креститься и исповедовать Господа.

Согрешил(а): любви к ближнему не сохранил, не питал алчущих и жаждущих, не одевал нагих, не посещал больных, не помогал нуждающимся; Закону Божию и святых отцов преданиям от лености и небрежения не поучался.

Согрешил(а): церковного и келейного правила неисполнением, хождением в храм Божий без усердия, с леностию и небрежением; оставлением утренних, вечерних и других молитв; во время церковной службы согрешил празднословием, смехом, невниманием к богослужению, рассеянностью ума, нехождением в храм Божий по лености и нерадению.

Согрешил(а): непочитанием праздников Божиих; нарушением святых постов и нехранением постных дней — среды и пятницы; невоздержанием в пище и тунеядством; своей греховной воли исполнением, самонравием и самооправданием; недолжным почитанием родителей, невоспитанием детей и крестников в православной вере, проклинанием, предательством и желанием зла ближним.

Согрешил(а): неверием, суеверием, отчаянием, унынием, кощунством, божбою ложною, курением, пристрастием к алкоголю и азартным играм, гаданием, колдовством, чародейством, сплетнями, пересудами.

Согрешил(а): гордостию, самомнением, самолюбием, завистию, осуждением, превозношением, подозрительностью, раздражительностью, гневом.

Согрешил(а): злословием, сквернословием, памятозлобием, ненавистию, зло за зло воздаянием, оклеветанием, укорением, лукавством, обманом, лицемерием, спорами, нежеланием уступить и добром послужить ближнему, злорадством, зложелательством, оскорблением, насмешкой над людьми и человекоугодием.

Согрешил(а): леностию, расслаблением, многоспанием, невоздержанием душевных и телесных чувств, нечистотой душевною и телесною; нечистыми помыслами, сладострастием, нескромным воззрением на лиц противоположного пола, блудом, прелюбодеянием, рукоблудием, сладострастными мечтаниями, бесстыдными телодвижениями и прикосновениями, чтением и смотрением развратных книг и видео, растлением.

Согрешил(а): нетерпением болезней и скорбей, люблением праздности, пленением ума и окаменением сердца, непонуждением себя на всякое доброе дело.

Согрешил(а): нерадением, леностию к чтению Слова Божия (Библии) и нерадением к стяжанию Иисусовой молитвы, любостяжанием, сребролюбием, хищением, воровством, скупостью, привязанностью к разного рода материальным вещам и людям.

Согрешил(а): осуждением и ослушанием духовника, ропотом и обидой на него и неисповеданием пред ним грехов своих по забвению, нерадению и по ложному стыду.

Согрешил(а): немилосердием, презрением и осуждением нищих, убогих; хождением в храм Божий без благоговения, уклонением в ересь и сектантские учения.

Согрешил(а): тяжко согрешили те, кто делали аборты себе или другим, или склоняли кого-нибудь к этому великому греху — детоубийству; проводил время в пустых разговорах и праздных занятиях и других постыдных грехах, совершенных делом, словом, помышлением.

Господи, прости и помилуй нас!

ВЕЧНЫЕ ИСТИНЫ

«Если исповедуем грехи наши, то Господь, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды» (1 Ин 1: 9).

«В чем нам каяться? Во-первых, в собственных грехах; во-вторых, в грехах, на которые мы навели ближних через побуждение, соблазн или дурной пример; в-третьих, в тех добрых делах, которые могли бы сделать, но не сделали; в-четвертых, в тех добрых делах, от которых мы отвели ближнего; в-пятых, в тех добрых делах, которые мы сделали с грехом пополам; и обо всех таких грехах надо спрашивать свою совесть и память и молить Бога о просветлении ее».

(Святитель Иоанн Златоуст)

«Кающийся должен иметь сокрушение сердца и печаль о грехах, которыми прогневал Бога. Кающийся должен исповедать все грехи подробно, объявляя каждый из них отдельно. Исповедание должно быть смиренным, благоговейным, истинным; при исповедании должно обвинять самого себя и не порицать другого. Кающийся должен иметь непременное намерение не возвращаться к тем грехам, которые исповеданы, и исправить свою жизнь».

(Святитель Тихон Задонский)

«Благо исповедание грехов, когда следует за тем исправление. Но что пользы открывать врачу болезнь и не употреблять целительных средств?»

(Блаженный Августин)

«Всячески стоит позаботиться о полном открытии грехов своих. Господь дал власть разрешать не безусловно, а под условием раскаяния и исповеди. Если это не выполнено, то может случиться, что тогда, когда духовный отец будет произносить: “Прощаю и разрешаю”, Господь скажет: “А Я осуждаю”».

(Святитель Феофан Затворник)

«Есть и такие христиане, которые приносят покаяние, но не все высказывают на исповеди, а некоторые грехи скрывают и утаивают стыда ради. Таковые, по слову апостольскому, недостойно причащаются Святых Таин, а за недостойное причащение подвергаются различным немощам и болезням, а немало и умирают».

(Преподобный Амвросий Оптинский)

«Христос лишил диавола права делать зло. Он может делать зло, только если сам человек даст ему на это права. Не соучаствуя в церковных таинствах исповеди и святого причастия, человек дает лукавому эти права и становится уязвим для бесовского воздействия».

(Старец Паисий Святогорец)

«Не говори: “Сегодня согрешу, а завтра покаюсь”. Но лучше сегодня покаемся, ибо не знаем, доживем ли до завтра».

(Из «Добротолюбия»)

Содержание

Белобережская Иоанно-Предтеченская мужская пустынь

Исповедаю аз многогрешный(ая) (ИМЯ) Господу Богу и Спасу нашему Иисусу Христу вся согрешения моя и вся злая моя дела, яже содеял во все дни жизни моей, яже помыслил даже до сего дня.

Согрешил(а): обеты Святого Крещения не соблюдал, но во всем солгал и непотребное пред Богом сотворил.

Согрешил(а): пред Богом маловерием и неблагодарностью за все Его великие и непрестанные благодеяния, призыванием имени Господа всуе.

Согрешил(а): неимением ко Господу любви и страха, неисполнением святой воли Его и святых заповедей, небрежным изображением на себе крестного знамения, неблагоговейным почитанием святых икон; не носил креста, стыдился креститься и исповедовать Господа.

Согрешил(а): любви к ближнему не сохранил, не питал алчущих и жаждущих, не одевал нагих, не посещал больных, не помогал нуждающимся; Закону Божию и святых отцов преданиям от лености и небрежения не поучался.

Согрешил(а): церковного и келейного правила неисполнением, хождением в храм Божий без усердия, с леностию и небрежением; оставлением утренних, вечерних и других молитв; во время церковной службы согрешил празднословием, смехом, невниманием к богослужению, рассеянностью ума, нехождением в храм Божий по лености и нерадению.

Согрешил(а): непочитанием праздников Божиих; нарушением святых постов и нехранением постных дней – среды и пятницы; невоздержанием в пище и тунеядством; своей греховной воли исполнением, самонравием и самооправданием; недолжным почитанием родителей, не воспитанием детей и крестников в православной вере, проклинанием, предательством и желанием зла ближним.

Согрешил(а): неверием, суеверием, отчаянием, унынием, кощунством, божбою ложною, курением, пристрастием к алкоголю и азартным играм, гаданием, колдовством, чародейством, сплетнями, пересудами.

Согрешил(а): гордостию, самомнением, самолюбием, завистию, осуждением, превозношением, подозрительностью, раздражительностью, гневом.

Согрешил(а): злословием, сквернословием, памятозлобием, ненавистию, зло за зло воздаянием, оклеветанием, укорением, лукавством, обманом, лицемерием, спорами, нежеланием уступить и добром послужить ближнему, злорадством, зложелательством, оскорблением, насмешкой над людьми и человекоугодием.

Согрешил(а): леностию, расслаблением, многоспанием, невоздержанием душевных и телесных чувств, нечистотой душевною и телесною; нечистыми помыслами, сладострастием, нескромным воззрением на лиц противоположного пола, блудом, прелюбодеянием, рукоблудием, сладострастными мечтаниями, бесстыдными телодвижениями и прикосновениями, чтением и смотрением развратных книг и видео, растлением.

Согрешил(а): нетерпением болезней и скорбей, люблением праздности, пленением ума и окаменением сердца, непонуждением себя на всякое доброе дело.

Согрешил(а): нерадением, леностию к чтению Слова Божия (Библии) и нерадением к стяжанию Иисусовой молитвы, любостяжанием, сребролюбием, хищением, воровством, скупостью, привязанностью к разного рода материальным вещам и людям.

Согрешил(а): осуждением и ослушанием духовника, ропотом и обидой на него и неисповеданием пред ним грехов своих по забвению, нерадению и по ложному стыду.

Согрешил(а): немилосердием, презрением и осуждением нищих, убогих; хождением в храм Божий без благоговения, уклонением в ересь и сектантские учения.

Согрешил(а): тяжко согрешили те, кто делали аборты себе или другим, или склоняли кого-нибудь к этому великому греху – детоубийству; проводил время в пустых разговорах и праздных занятиях и других постыдных грехах, совершенных делом, словом, помышлением.
Господи, прости и помилуй нас!

О том, как правильно исповедоваться

Преподобный Паисий Святогорец
Духовная борьба, «Слова Том III»

—Геронда (с греч. старец), в первые годы христианства все члены Церкви совершали исповедь прилюдно. Есть ли польза от такой прилюдной исповеди?

— Первые годы христианства — это одно, а наши с вами годы — дело другое. Сегодня пользы от такой прилюдной исповеди нет.

—Почему, Геронда? В те времена у христиан было больше ревности?

— И ревности у них было больше, и того, до чего мы докатились сегодня, у них не было. Сегодня не так, как в старину, — ни с того ни с сего разводятся супруги, разрушаются семьи. Удалившись от Таинства Исповеди, люди задыхаются в помыслах и страстях.

Знаете, сколько людей приходят ко мне и просят, чтобы я помог им в каком-то их затруднении? Но при этом эти люди ни на исповедь, ни в церковь не хотят идти! «А в церковь-то ты хоть ходишь?» — спрашиваю. «Нет», — отвечают они. «А ты хоть когда-нибудь исповедовался?» — спрашиваю снова. «Нет. Я пришел к тебе, чтобы ты меня исцелил». — «Но как же я тебя исцелю? Тебе нужно покаяться в своих грехах, нужно исповедоваться, ходить в храм, причащаться — если ты имеешь на это благословение своего духовника, — а я буду молиться о твоем здравии. Неужели ты забываешь о том, что есть и иная жизнь и к ней нам необходимо готовиться?» — «Послушай-ка, отец, — возражают в ответ такие люди, — все то, о чем ты говоришь — церкви, иная жизнь и тому подобное, — нас не занимает. Все это сказки. Я был у колдунов, был у экстрасенсов, и они не смогли меня исцелить. И вот я узнал, что исцелить меня можешь ты». Представляешь, что творится! Ты говоришь им об исповеди, о будущей жизни, а они отвечают, что «все это сказки». Но одновременно просят: «Помоги мне, а то я сижу на таблетках».

Но как я им помогу? Разве исцелятся они волшебным образом ? И посмотри, многие люди, измученные проблемами, которые они сами себе создали своими грехами, не идут к духовнику, который может им действительно помочь, но заканчивают тем, что «исповедуются» у психолога. Они рассказывают психологам историю своей болезни, советуются с ними о своих проблемах, и эти психологи словно швыряют своих пациентов в середину реки, которую им нужно перейти. В результате несчастные или тонут в этой реке, или все-таки доплывают до другого берега, однако течение относит их очень далеко от того места, где они хотели оказаться… А вот придя на исповедь к духовнику и поисповедовавшись, такие люди без риска и страха перейдут реку по мосту. Ведь в Таинстве Исповеди действует Благодать Божия и человек освобождается от греха.

— Геронда, некоторые люди оправдываются: «Мы не можем найти хороших духовников и поэтому не идем исповедоваться».

— Все это отговорки. Каждый духовник, раз он облачен в епитрахиль, обладает божественной властью. Он совершает Таинство, он имеет Божественную Благодать, и когда читает над покаявшимся разрешительную молитву, Бог стирает все грехи, в которых тот поисповедовался с искренним покаянием. То, какую пользу мы получим от Таинства Исповеди, зависит от нас самих.

Однажды ко мне в каливу (от греч. хижина, шатёр) пришел человек, у которого были непорядки с психикой. У него был помысел, что я наделен даром прозорливости и смогу ему помочь. «Что ты обо мне предвидишь?» — спросил он меня. «Найди духовника и исповедуйся ему, — ответил я. — Тогда ты будешь спать как младенец и выбросишь таблетки, которые пьешь». — «В наше время, — ответил он, — хороших духовников нет. Раньше были, а сейчас перевелись». Вот так эти люди приходят ко мне с добрым помыслом получить пользу, однако не слушают того, что я им говорю. Ну, так что же: только зря потратились на билеты до Афона.

Однако я вижу, что диавол придумал новую западню для того, чтобы уловлять людей. Диавол внушает людям помыслы о том, что, если они выполняют какой-то данный ими обет, к примеру, едут в паломничество в святое место, значит, духовно они находятся в порядке. И вот часто видишь, как многие паломники с большими свечами и с серебряными подвесками, которые они обещали привесить к той или иной чудотворной иконе, едут по монастырям, по святым местам, вешают там эти серебряные подвески, осеняют себя широким крестным знамением, утирают навернувшиеся на глаза слезы и этим довольствуются. Эти люди не каются, не исповедуются, не исправляются и тем самым радуют тангалашку (такое прозвище старец дал диаволу).

—Геронда, может ли иметь внутренний покой человек, который не исповедуется?

— Как же он будет иметь внутренний покой? Чтобы ощутить внутренний покой, необходимо вычистить себя от мусора. Это нужно сделать посредством исповеди. Открывая свое сердце духовнику, и исповедуя ему грехи, человек смиряется. Таким образом, ему открывается небесная дверь, его щедро осеняет Благодать Божия и он становится свободным.

До исповеди вершина человека затянута туманом. Человек видит сквозь этот туман очень нечетко, расплывчато — и оправдывает свои грехи. Ведь если ум помрачен грехами, то человек видит, будто сквозь туман. А исповедь точно сильный ветер, от которого рассеивается туман и расчищается горизонт. Поэтому если люди, пришедшие ко мне попросить совета, не исповедовались то, прежде всего я шлю их на исповедь и говорю, чтобы они пришли ко мне для беседы уже после нее. Некоторые начинают отговариваться: «Геронда, если ты в состоянии понять, что мне нужно сделать для решения моей проблемы, то просто скажи мне об этом».»Даже если я действительно в состоянии понять, что тебе нужно делать, — отвечаю им, — то ты этого понять будешь не в состоянии. Поэтому сперва пойди поисповедуйся, а потом приходи и мы с тобой побеседуем». И правда, как можно установить с человеком связь и прийти к взаимопониманию, если он «работает» на другой (духовной) частоте?

Посредством исповеди человек вычищает себя изнутри от всего ненужного — и духовно плодоносит. Однажды, когда я копал свой огород, чтобы посадить несколько кустов помидоров, ко мне пришел один посетитель и спросил: «Что ты делаешь, Геронда?» — «Что я делаю? — сказал я. — Да вот, исповедую свой огород». — «Да как же, Геронда, — опешил он. — Неужто огород тоже нуждается в исповеди?» — «Конечно, нуждается. Я убедился, что когда поисповедую огород, то есть вычищу землю от камней, сорняков, колючек и тому подобного, то овощи, которые он родит, бывают крепкими, здоровыми как на подбор! А если огород оставить без исповеди, то и вырастут на его грядках какие-то недоразвитые желтенькие и сморщенные помидорчики!..»

Надо перебинтовывать свою рану

— Геронда, когда в моей духовной борьбе случаются падения, я начинаю паниковать.

— Не бойся. Борьба есть борьба. И раны в этой борьбе тоже будут. Эти раны исцеляются исповедью. Ведь солдаты, получая в бою раны, тут же бегут в госпиталь. Им перевязывают их раны, и они с благочестием снова рвутся в бой. Помимо всего прочего, от ранения солдаты получают опыт и берегутся от вражеских пуль и осколков лучше, чем раньше, — чтобы их снова не ранило. Так и мы: если мы получаем раны во время нашей духовной борьбы, то нам нужно не трусить, а бежать к врачу-духовнику, показывать ему нашу рану, духовно исцеляться и снова продолжать «добрый подвиг». Плохо будет, если мы не станем отыскивать страсти, этих страшных врагов души, и не будем подвизаться, ради того чтобы их уничтожить.

— Геронда, а некоторые не идут на исповедь от благочестия. «Раз я могу снова впасть в тот же самый грех, — говорят такие люди, — чего ради я пойду исповедоваться? Чтобы над батюшкой посмеяться, что ли?»

— Это неправильно! Все равно что солдат, получив раны в бою, сказал бы: «Раз война еще не кончилась и меня снова может ранить, зачем я буду перевязывать свою рану?» Но ведь, если не перевязать рану, он потеряет много крови и умрет. Может быть, эти люди не идут на исповедь действительно от благочестия, однако в конце концов они приводят себя в негодность. Видишь как: для того чтобы обмануть человека диавол использует и те дарования, которыми человек наделен. Если, падая и пачкаясь в грязи, мы не очищаем свою душу исповедью, оправдывая себя помыслом, что мы снова упадем и снова испачкаемся, то засохшие слои нашей старой грязи покрываются все новыми и новыми грязными слоями. Очистить всю эту грязь потом непросто.

Необходимость исповеди

— Геронда, преподобный Марк Подвижник говорит: «Знаток дела, познавший истину, исповедуется Богу не воспоминанием о том, что наделано, а терпением того, что постигает его». Что он имеет в виду?

— Надо исповедоваться обоими способами. Верующий исповедуется духовнику, а перед тем как начать молиться, он смиренно исповедуется Богу, обнажая себя : «Боже мой, я согрешил, я такой и сякой». Но одновременно с этим христианин терпит скорби, которые налагаются на него как лекарства. Преподобный Марк говорит не о том, что не нужно исповедоваться Богу и духовнику и довольствоваться лишь терпением скорбей. Что значит слово «исповедоваться»? Разве это не значит «открыто признавать, объявлять то, что я имею в себе»? Если ты имеешь в себе доброе, то «исповедаешися Господеви», то есть славословишь Бога. Имея в себе зло, ты исповедуешь свои грехи.

— Геронда, придя на исповедь в первый раз, нужно рассказать духовнику о всей своей предшествующей жизни?

— Придя к духовнику в первый раз, надо совершить общую, генеральную исповедь за всю свою жизнь. Когда больной поступает в больницу, он дает врачам историю своей болезни. К примеру, он говорит: «В прошлом у меня было такое-то легочное заболевание, но сейчас оно прошло, мне была сделана такая-то операция под общим или под местным наркозом» — и так далее. Точно так же на первой исповеди кающийся должен постараться рассказать духовнику подробности своей жизни, а духовник найдет рану этого человека, чтобы ее исцелить. Ведь часто один простой ушиб, если оставить его без внимания, может иметь серьезные для здоровья последствия. Конечно, когда человек придет к духовнику в первый раз, он принесет с собой, допустим, сто грехов, в которых ему надо будет поисповедоваться. Придя на исповедь во второй раз, он принесет с собой уже сто десять грехов: ведь диавол — поскольку этот человек поисповедовался и «завалил ему все дело» — воздвигнет против него большую брань. В третий раз придется исповедоваться уже в ста пятидесяти грехах. Однако потом число грехов будет постоянно уменьшаться, пока дело не дойдет до того, что человек будет приносить с собой на исповедь самое ничтожное количество грехов, о которых ему надо будет рассказать.

Правильная исповедь

— Почему иногда мы не совершаем необходимой борьбы для того, чтобы исправиться, несмотря на то что нас обличает совесть?

— Это может случиться и от какого-то душевного надлома. Если человек охвачен паникой из-за нашедшего на него искушения, то он хочет подъять подвиг, однако не имеет для этого расположения, не имеет душевных сил. В этом случае ему нужно внутренне упорядочить себя с помощью исповеди. С помощью исповеди человек утешается, подкрепляет свои силы и Благодатью Божией снова находит решимость для борьбы. Если же человек не упорядочит себя подобным образом, то на него может обрушиться и какое-то еще искушение. В результате, находясь в таком скорбном подавленном состоянии, он надламывается еще больше, его душат помыслы, он приходит в отчаяние и потом не может подвизаться совсем.

— А если то, о чем Вы говорите, происходит часто?

— Если это происходит часто, то и приводить себя в духовный порядок тоже надо часто. Человек должен открывать свое сердце духовнику, чтобы снова получать решимость, силу в борьбе. А приведя себя во внутренний порядок, человек должен разогнать свою машину, он должен благочестиво и напряженно подвизаться, для того чтобы наступать на пятки убегающему диаволу.

— Геронда, а в чем причина того, что я не чувствую необходимости в исповеди?

— Может быть, ты не следишь за собой? Ведь исповедь — это Таинство. Ходи на исповедь и просто говори духовнику о своих грехах. Ты что, думаешь у тебя их мало? Разве у тебя нет упрямства? А эгоизма? Ты не ранишь сестру? Никого не осуждаешь? Думаешь, я, когда прихожу на исповедь, каюсь в каких-то особенных грехах? Нет, я исповедуюсь: «Согрешил гневом, осуждением…», и духовник читает надо мной разрешительную молитву. Однако маленькие грешки тоже имеют свою тяжесть. Когда, не имея каких-то серьезных грехов, я приходил на исповедь к батюшке Тихону, то он говорил: «Песочек, сынок, песочек!» Маленькие грешки собираются в целую песочную кучу, которая по весу может превышать один большой камень. Человек, совершивший большой грех, постоянно думает о нем, кается и смиряется. А у тебя — множество малых грешков. Однако, сравнив те условия, в которых выросла ты, и условия, в которых вырос человек, совершивший этот большой грех, ты увидишь, что ты хуже него.

Кроме того, старайся быть во время исповеди конкретной. На исповеди не достаточно только назвать свои грехи, к примеру, «я завидую, гневаюсь» и тому подобное, нужно поисповедовать и свои конкретные падения для того, чтобы получить помощь. А уж если ты исповедуешься в тяжелом прегрешении, в таком, например, как лукавство, то должна подробно признаться и в том, что ты думала, совершая этот грех, и в том, каковы были твои конкретные действия. Не совершая такой конкретной исповеди, ты смеешься над Христом. Если человек не исповедует духовнику истины, не открывает ему своего греха, для того чтобы духовник мог ему помочь, то он сильно повреждается, подобно больному, который наносит здоровью большой вред, скрывая свою болезнь от врача. Тогда как если человек показывает себя духовнику в точности таким, каков он есть на самом деле, то духовник может понять этого человека лучше и помочь ему более результативно.

Кроме этого, тот, кто несправедливо поступил с человеком или ранил кого-то своим поведением, должен сперва пойти к обиженному им, смиренно попросить у него прощения, помириться с ним, а затем ему надо поисповедовать свое падение духовнику, чтобы получить разрешение. Таким образом приходит Благодать Божия. Если человек поисповедует такой грех духовнику, не попросив предварительно прощения у того, кого он ранил, то его душе невозможно прийти в мирное устроение, потому что человек в этом случае не смиряется. Исключением является случай, когда обиженный человек умер или же его невозможно разыскать, потому что он сменил место жительства, и нельзя попросить прощения хотя бы в письме. Но если у кающегося есть расположение сделать это, то Бог, видя это расположение, его прощает.

— Геронда, а если мы попросили прощения у человека, обиженного нами, а он нас не прощает?

— В этом случае будем молиться, чтобы Бог умягчил его сердце. Однако Бог может не умягчать сердце этого человека и по той причине, что, если он нас простит, мы можем легко впасть в тот же самый грех снова.

— Геронда, а допустимо ли, совершив какой-то тяжелый грех, исповедовать его не сразу?

— А зачем оставлять его на потом? Для того чтобы он прокис? Ведь чем дольше ты не выбрасываешь какую-нибудь тухлятину, тем больше она тухнет. Зачем ждать два-три месяца, а потом идти исповедоваться в тяжелом грехе? Надо идти как можно быстрее. Если мы имеем открытую рану, разве надо ждать, пока пройдет месяц, и только потом ее лечить? Нет. В таком случае даже не надо ждать, когда у духовника будет больше времени или больше возможности уделить нам внимание. Надо тут же бежать к духовнику, кратко исповедовать ему совершенный грех, а потом, когда у духовника будет больше времени, можно пойти к нему, чтобы побеседовать или получить духовное наставление.

Для того чтобы обрисовать духовнику положение, в котором мы находимся, много времени не нужно. Если совесть работает правильно, то человек описывает свое состояние в двух словах. Однако если внутри у человека сумбур, то он может произносить много слов и при этом не давать духовнику представления о своем состоянии. Некоторые люди присылают мне целые тетради с рассказами о себе и о своих проблемах. По двадцать — тридцать страниц мелким почерком, а в конце еще несколько страниц постскриптума… Хотя все, о чем они пишут, могло бы уместиться на одной странице.

Оправдывая себя во время исповеди, мы отяжеляем свою совесть

— Геронда, если во время исповеди кающийся не чувствует той боли, которую он ощущал, совершив грех, значит, у него нет действительного покаяния?

— Если с того момента, как он совершил этот грех, прошло какое-то время, то рана затягивается и столь сильной боли он не чувствует именно поэтому. Но надо быть внимательным вот к чему: во время исповеди не должно себя оправдывать. Приходя на исповедь и каясь перед духовником в том, что я, к примеру, на кого-то разгневался, — хотя по большому счету тому, на кого я разгневался, стоило дать и тумака, — я не рассказываю духовнику о том, что этот человек был действительно виноват, чтобы духовник не стал меня оправдывать. Человек, который, исповедуясь, оправдывает себя, не получает внутреннего упокоения — насколько бы он ни попирал свою совесть. Те самооправдания, которыми он прикрывается во время исповеди, ложатся бременем на его совесть. А вот тот, кто, имея утонченную совесть, преувеличивает тяжесть совершенных им грехов и принимает от духовника тяжелую епитимью, — чувствует неизреченное радование. Есть люди, которые, сорвав без спросу всего одну виноградинку, чувствуют себя так, словно украли много корзин винограда, и постоянно думают о своем грехе. Они не спят всю ночь, пока этот грех не поисповедуют. А другие, воруя виноград целыми корзинами, оправдывают себя и говорят, что они взяли всего одну виноградную гроздь. Однако знаете, какое божественное утешение испытывают люди, которые не только не оправдывают себя но и преувеличивают свое ничтожное прегрешение, переживают и очень страдают за какой-то маленький совершенный ими проступок? В этом случае видна божественная справедливость, видно то, как воздает людям Благий Бог.

Я заметил, что люди, смиренно обнажающие свои грехи перед духовником и уничижающие себя, сияют — поскольку приемлют Благодать Божию. Один отставной офицер с величайшим сокрушением рассказывал мне о том, что он сделал, будучи восьмилетним мальчиком. Он отнял у другого ребенка мячик. Этот мячик он продержал у себя всего одну ночь, а на следующее утро его возвратил. Рассказывая мне об этом случае, этот человек плакал из-за того, что огорчил своего ближнего. Выйдя в отставку, он разыскал всех, кого по долгу своей службы чем-то огорчил — даже тех, кого он огорчил, выполняя свой служебный долг, — и попросил у этих людей прощения! Меня поразило устроение этого человека: он брал на себя всю вину. Сейчас он живет в деревне и из своих сбережений подает милостыню нуждающимся. Его девяностопятилетняя разбитая параличом мать прикована к постели, и он сам ухаживает за ней. Поскольку, ухаживая, он вынужден видеть тело своей матери, его мучает такой помысл: «Если Хам, увидев наготу своего отца, был за это наказан, то что ждет меня, видящего наготу своей матери!». Этот человек непрестанно плакал. Его лицо было просветленным. Какую же пользу оказало мне его сокрушение!

— Геронда, а может ли человек преувеличивать свои грехи для того, чтобы показать духовнику, что он занимается тонким деланием?

— Этот дело другого рода. В этом случае человек гордится своим «смирением».

После исповеди

— Геронда, оправдано ли после исповеди ощущать на душе какую-то тяжесть?

— Зачем ощущать какую-то тяжесть? Правильной исповедью все старое стирается. Открываются новые «кредитные книги». Приходит Благодать Божия, и человек полностью меняется. Пропадают смущение, озлобленность, душевная тревога, и приходят тишина, умиротворение. Это изменение настолько заметно даже внешне, что я советую некоторым людям сфотографироваться до исповеди и после нее, чтобы они тоже уверились в этом добром изменении, происшедшем с ними. Ведь внутреннее духовное состояние человека отображается на его лице. Таинства Церкви совершают чудеса. Приближаясь к Богочеловеку Иисусу Христу, человек и сам становится богом , вследствие чего он излучает свет и Божественная Благодать выдает его другим.

— Геронда, то есть сразу же после искренней исповеди покаявшийся чувствует радость?

— Не всегда. Сначала можно не почувствовать радости, но потом радость потихоньку будет рождаться у тебя внутри. После исповеди покаявшемуся необходимо благочестное признание того, что Бог оказал ему милость. Нужно чувствовать себя так, как человек, которому простили его долг, и он от благочестия чувствует себя благодарным и обязанным своему благодетелю. Благодари Бога, но одновременно с этим переживай псаломские слова: «…беззаконие мое аз знаю и грех мой предо мною есть выну», для того чтобы не дать себе воли и не впасть снова в те же самые грехи.

— Геронда, я где-то читала, что в будущей жизни бесы будут мучить нас даже за один злой помысл, который мы не поисповедовали.

— Гляди, когда, покаявшись и не имея намерения что-то скрыть, человек скажет духовнику о том, что он помнит, то вопрос закрыт — тангалашки не имеют над ним никакой власти. Однако если он не поисповедует какие-то из своих грехов сознательно, то за эти грехи будет мучиться в жизни иной.

— Геронда, если человек, поисповедовавшись в своих юношеских грехах, снова думает о них и мучается, то такое отношение ко грехам правильное?

— Если, сильно сокрушаясь о своих юношеских грехах, человек их поисповедовал, то причины для страданий нет, поскольку, с того момента как он сказал об этих грехах на исповеди, Бог их ему простил. После этого не нужно расковыривать свои старые, особенно плотские грехи, поскольку, делая это, можно повредиться. К примеру, во время боя рядом с солдатом падает граната, однако Бог хранит этого солдата, и граната не разрывается. Но вот бой закончился, солдат находит неразорвавшуюся гранату, берет ее в руки, начинает раскручивать, с любопытством рассматривать — и в итоге граната разрывает его в клочки не в бою, а после него.

Слушать книгу (скачать)

Читать книгу онлайн

Православие. Том 2: Чинопоследование исповеди

Составление Устава совершения Таинства исповеди приписыва­ется в греческих и славянских рукописях патриарху Константино­польскому Иоанну Постнику (+595)- Вопрос о степени реального участия этого патриарха в составлении Устава остается открытым:

Возможно, что он лишь кодифицировал употреблявшиеся в его время молитвы, составив их в единое чинопоследование. Это чинопоследование продолжало развиваться в течение всего второго тысячелетия. Существуют его полные и сокращенные редакции. Вообще же различных его редакций в греческой и русской рукописных традициях так много и отдельные редакции столь существенно отличаются одна от другой, что сделать их подробный обзор не представляется возможным.

Некоторые редакции, в частности, включали чтение псалмов 6, 24 и 50, затем 31, 69 и 101. После псалмов читались покаянные тропари. Затем священник и кающийся делали три поклона, по­сле чего священник обращался к кающемуся со словом увещания. Далее кающийся произносил: «Исповедаю Тебе, Отче, как Господу Творцу неба и земли, все тайное сердца моего». Священник целовал исповедника и клал его руку на свою шею. Затем он спрашивал кающегося, совершил ли тот те или иные грехи. При ответе исповедника на каждый вопрос священник произносил: «Бог да простит тебе». По окончании исповеди священник говорил: «Господь и Бог наш Иисус Христос да простит тебе все, что ты исповедал моему недостоинству перед лицом Его». Затем священник читал несколько молитв о прощении грехов принесшего покаяние, произносил поучение и читались отрывки из книги пророка Иезекииля (18, 21-28) и из Евангелия от Луки (5, 1-10). В завершение чина исповеди читалось «Трисвятое по Отче наш» с покаянными тропарями, священник и исповедник совершали вместе сорок поклонов и произносился отпуст.

Сокращенные изводы того же Устава предусматривают чтение псалмов 50 и 69 либо только псалма 69; некоторые вообще опускают псалмы. Количество и состав молитв, входящих в сокращенные изводы, существенно различается от одной рукописи к другой. Вопросы, задаваемые исповедникам, также бывают более подробными или более краткими. В некоторые чины исповеди входила также ектения, произносившаяся, как правило, в начале чинопо- следования.

Некоторые редакции чинопоследования содержат молитвы, чередующиеся с псалмами. Одна из рукописей X века приводит следующий чин. Начальный возглас: «Благословен Бог наш», «Трисвятое по Отче наш», «Господи, помилуй» 40 раз. Далее трижды: «Агнче Божий, Сыне Отечь, вземляй грех мира (помилуй нас)».

Затем трижды: «Помилуй нас, Боже Спасителю наш». Далее молитвенные возглашения: «Святе святых, Боже, помилуй нас»; «Господи Боже, приими моление наше»; «Пресвятая Владычице Богородице, моли о нас грешных». Подобные же возглашения адресуются поименно всем Архангелам и Небесным Силам, Иоанну Крестителю, пророкам, апостолу Петру и прочим апостолам, мученикам, святителям. Далее следует великая ектения с прошениями о кающемся. Затем тропари «Помилуй нас, Господи, помилуй нас» и шесть молитв, чередующихся с четырьмя псалмами: 6, 102, 69, 99. Из этих шести молитв три — первая, вторая (в сокращенном виде) и шестая — входят в современный чин исповеди. Далее священник «с кротким лицом и тихим голосом» спрашивает кающегося: «Что у тебя, господин брат, во-первых?» Кающийся отвечает: «Исповедаю Тебе, Господи небес, все тайное сердца моего». Затем священник задает вопросы, касающиеся почти исключительно грехов против седьмой заповеди (различных видов прелюбодеяния и блуда). В заключение священник читает три молитвы, в которых испрашивает прощение покаявшемуся грешнику.

Наибольшим разнообразием характеризуются две части исповедного чина: молитвы, произносимые священником, и вопросы, которые священник задает кающемуся. Общее количество молитв, содержащееся во всех известных греческих и славянских рукописях чина исповеди, достигает 40, однако максимальное количество молитв, входивших в одну редакцию чина, было 8 или 9. Из этих молитв некоторые имели ходатайственный характер, некоторые — разрешительный, иные относились только к определенной категории кающихся (например, к женщинам или больным).

Что же касается вопросов, задаваемых священником на исповеди, то в этом пункте наблюдалось наибольшее разнообразие. Некоторые Уставы дают лишь общие указания относительно того, о чем духовник должен спрашивать кающегося, например: «о вере, о святотатстве, о ереси, о богохульстве, о растлении девства». Другие сосредоточиваются почти исключительно на грехах против седьмой заповеди. Наконец, немалое количество исповедных Уставов — как греческих, так и русских — содержит подробные перечни грехов, включая различного рода сексуальные извращения, одно перечисление которых шокировало бы современного читателя.

Даже в современных печатных Требниках редакции чина исповеди могут существенно отличаться одна от другой. В частности, в некоторые издания включается перечисление грехов, в других оно опускается. Списки грехов в разных изданиях существенно отличаются один от другого.

Современный чин исповеди начинается возгласом «Благословен Бог наш», за которым следует «Трисвятое по Отче наш». Далее, после возгласа, «Приидите, поклонимся» и псалом 50. Затем тропари «Помилуй нас, Господи, помилуй нас», «Господи, помилуй» 40 раз и первая покаянная молитва:

Боже, Спасителю наш, Иже пророком Твоим Нафаном покаявшемуся Давиду о своих согрешениих оставление даро- вавый, и Манассиину в покаяние молитву приемый, Сам и раба Твоего (имя), кающагося, в нихже содела согрешениих, приими обычным Твоим человеколюбием, презираяй ему вся содеянная, оставляяй неправды, и превосходяй беззакония. Ты бо рекл еси, Господи: хотением не хочу смерти грешника, но яко еже обратитися, и живу быти ему: и яко седмьдесять седмерииею оставляти грехи. Понеже яко величество Твое безприкладное, и милость Твоя безмерная, аще бо беззакония назриши, кто постоит, яко ты еси Бог кающихся…

Боже, Спаситель наш, даровавший оставление прегрешений Давиду, покаяв­шемуся после обличения пророком Нафаном, и принявший молитву покаяния Манассии! Сам прими по свойственному Тебе человеколюбию и раба Твоего (имя), кающегося о содеянных согрешениях, прощая ему все содеянное, отпуская неправды и презирая беззакония. Ведь Ты, Господи, сказал: не хочу смерти грешника, но чтобы он обратился и жил; и что надо семь раз по семьдесят прощать грехи. Ибо величество Твое безмерно и милость Твоя бесконечна. Если же будешь замечать беззакония, кто устоит? Ибо Ты Бог кающихся…

Это одна из наиболее древних молитв, входящая, в частности, в изложенный выше чин исповеди по рукописи X века. По мнению А. Алмазова, «эта молитва относится, несомненно, к глубокой христианской древности». Об этом свидетельствуют «простота ее конструкции, влияние ее на текст других молитв, составлявшихся позднее, обязательное присутствие почти во всех Уставах и чинопоследованиях исповеди и, наконец, присутствие ее во всех древнейших Евхологиях». Исследователь датирует составление молитвы временем до VI века. Молитва соткана из упоминаний о ветхозаветных примерах покаяния, библейских аллюзий и отдельных фраз из псалмов. Из ветхозаветных примеров покаяния упомянута история Давида и Нафана, а также молитва царя Манассии.

Вторая молитва чина также весьма древнего происхождения, так как встречается в ранних уставах исповеди. Кроме того, она встречается в чинопоследовании литургии апостола Иакова в каче­
стве заключительной. Эта молитва также содержит библейские аллюзии, однако здесь упоминаются эпизоды из Нового Завета:

Молитва начинается ссылкой на притчу о двух должниках и на прощение, дарованное Христом грешнице (см.: Лк 7,36-50). В молитве упоминаются четыре категории грехов: грехи, беззакония, согрешения и прегрешения. Особый акцент делается на грехи, связанные с клятвой и проклятием. Молитва носит ходатайственный и разрешительный характер (сходная по содержанию молитва читается над гробом умершего в качестве разрешительной).

Затем священник обращается к кающемуся со словами, в которых подчеркивается, что исповедь кающегося принимает Сам Христос; священник — лишь свидетель. Этот образ очень важен.

Господи Иисусе Христе, Сыне Бога Живаго, Пастырю и Агнче, вземляй грех мира, иже заимования даровавый двема должникома, и грешнице давый оставление грехов ея, Сам, Владыко, ослаби, остави, прости грехи, беззакония, согрешения вольная и невольная, яже в ведении и не в ведении, яже в преступлении и преслушании бывшая от рабов Твоих сих, и аще что, яко человецы плоть носяще и в мире живуще, от диавола прельстишася. Аще же в слове, или в деле, или в ведении, или в неведении, или слово священническое попраша, или под клятвою священническою быша, или под свою анафему падоша, или под клятвою ведошася, Сам яко Благ и незлобивый Владыко, сия рабы Твоя словом разрешитися благоволи, прощаяй им и свою их анафему, и клятву, по вели ней Твоей милости. Ей, Владыко Человеколюбче Господи, услыши нас, молящихся Твоей благости о рабех Твоих сих, и презри яко многомилостив прегрешения их вся, измени их вечныя муки. Ты бо рекл еси, Владыко: елика аще свяжете на земли, будут связана на небеси, и елика аще разрешите на земли, будут разрешена на небеси…

Господи Иисус Христос, Сын Бога Жи­вого, Пастырь и Агнец, взявший грех мира, простивший долг двух должников и отпустивший грешнице ее грехи. Ты, Владыко, ослабь, оставь, прости грехи, беззакония, согрешения вольные и невольные, осознанные и неосознанные, совершенные по преступлению и непослушанию этими рабами Твоими. И то, что они совершили, как отягощенные бренной плотью, живущие в мире и прельщенные дьяволом, словом или делом, в ведении или неведении, или нарушили свяшенническое слово, или оказались под священнической клятвой, или нарушили свое обещание, или прокляли себя: Ты, Благой и Кроткий Владыка, благоволи словом разрешить этих рабов Твоих, прощая им по великой Твоей милости и собственные их клятвы и проклятия. Владыка Человеколюбивый Господь, услышь нас, молящихся Твоей благости о Твоих рабах, и прости, как многомилостивый, все их прегрешения, избавь их от вечной муки. Ибо Ты сказал, Владыка: что свяжете на земле, будет связано на небесах, и что разрешите на земле, будет разрешено на небе…

Для понимания роли священника в Таинстве исповеди: его роль вспомогательная, он лишь присутствует на исповеди в качестве свидетеля, но не ему приносится исповедь и не он дает отпущение грехов. В молитве используется традиционный образ Церкви как «врачебницы» — больницы, где с помощью священника-врача кающиеся получают исцеление от недугов. Подчеркивается также, что намеренное сокрытие греха усугубляет тяжесть греха:

Се чадо, Христос невидимо стоит, приемля исповедание твое, не усрамися, ниже убойся, и да не скрыеши что от мене: но не обинуяся рцы вся, елика соделал еси, да приимеши оставление от Господа нашего Иисуса Христа. Се и икона Его пред нами: аз же точию свидетель есмь, да свидетельствую пред Ним вся, елика речеши мне: аще ли что скрыеши от мене, сугуб грех имаши. Внемли убо: понеже бо пришел еси во врачебнииу, да не неисцелен отыдеши.

Вот, чадо, Христос невидимо стоит, принимая твою исповедь. Не стыдись, и не бойся, и не скрой чего-либо от меня; но без сомнения говори все, что сделал, и получишь прошение от Госпо­да нашего Иисуса Христа. Вот и икона Его перед нами, я же — только свидетель, чтобы свидетельствовать перед Ним обо всем, что ты сказал мне. Если же что-нибудь скроешь от меня, будет тебе двойной грех. Поэтому будь внимательным, чтобы, придя в больницу, не уйти неисцеленным.

После этого начинается беседа кающегося со священником, которая в современной практике может иметь различные формы. Некоторые предпочитают на исповеди обращаться к Богу или начинают исповедь формулировкой «Исповедую Тебе, Господу Богу моему, и тебе, честный отче, вся согрешения моя, вольная и невольная». Иногда в исповеди используется перечень грехов из «Исповедания грехов повседневного», входящего в состав вечерних молитв. Некоторые пользуются пособиями для подготовки к исповеди и разного рода вспомогательной литературой, содержащей списки грехов. Достаточно распространенной является форма построения исповеди по десяти заповедям закона Моисеева: грехи классифицируются в соответствии с этими заповедями. Иногда для той же цели используются заповеди блаженства. Некоторые исповедуют сначала грехи против Бога, затем грехи против самого себя, затем грехи против ближних.

Исповедь может совершаться в форме вопросов священника и ответов кающегося. Эту форму, несмотря на то что именно ее предписывают древние чины исповеди, вряд ли возможно признать удачной. Она может быть необходимой в некоторых случаях — когда, например, человек пришел на исповедь впервые и не знает, с чего начать, или вообще имеет слабое представление о том, что является грехом, а что нет. В этом случае священник может задать некоторые наводящие вопросы. В других же случаях использование вопросоответной формы приводит к тому, что священник должен как будто «догадываться» о грехах, ко­торые мог совершить кающийся, или задавать ему вопросы о грехах, которые тот не совершал.

Очень распространенной формой исповеди является свободная беседа со священником, в ходе которой кающийся своими словами, без использования каких-либо дополнительных пособий и без наводящих вопросов, рассказывает о совершенных грехах. Священник при этом слушает исповедь молча или в необходимых случаях делает краткий комментарий. Некоторые священники после каждого исповеданного греха говорят: «Бог простит».

Насколько подробной должна быть исповедь? Она не должна превращаться в подробный рассказ об обстоятельствах, при которых был совершен тот или иной грех, поскольку Богу они известны, а священника они интересовать не должны. Предметом исповеди должен быть сам грех, который исповедник называет и в котором раскаивается. Исповедь не должна включать рассказы о грехах других людей, жалобы на их поведение. На исповеди кающийся не должен оправдывать себя в совершенных грехах; напротив, грехи нужно исповедовать в духе самоукорения и самоосуждения.

Можно ли во время исповеди спрашивать советов духовника? Очевидно, это возможно в заключительной части исповеди или по окончании исповеди. Однако исповедь не должна превращаться в пастырскую беседу: «Важно различать исповедь от духовной беседы, которая может совершаться и вне Таинства, и лучше, если совершается отдельно от него, так как беседа, хотя и о духовных предметах, может рассеять, расхолодить исповедующегося, вовлечь в богословский спор, ослабить остроту покаянного чувства». Для беседы с прихожанином на духовные или житейские темы священнику следует выделять особое время — после богослужения или отдельно от него.

Насколько подробным должен быть рассказ о грехах против седьмой заповеди? «Грехи против седьмой заповеди» — эвфемизм, употребляемый для обозначения всех грехов, связанных с половой жизнью (сюда входят блуд, прелюбодеяние, супружеская из мена, сексуальные извращения и т.д.). Священнику не следует подробно расспрашивать кающегося на эти темы, а кающемуся не следует сообщать о своих грехах в подробностях. В 1998 году Священный Синод Русской Православной Церкви постановил «напомнить пастырям о необходимости соблюдения особого целомудрия и особой пастырской осторожности при обсуждении с пасомыми вопросов, связанных с теми или иными аспектами их семейной жизни».

После того как исповедующийся сказал все, что хотел, священник может обратиться к нему со словом назидания или назначить епитимию — наказание за совершенные проступки. Древние канонические правила предписывали весьма строгие епитимии за различные грехи вплоть до отлучения от причастия на несколько лет. В настоящее время столь строгие епитимии не применяются, поскольку пастырская практика основывается на иных установках, чем в эпоху Вселенских Соборов, и покаянная дисциплина весьма отличается от той, что существовала много веков назад. Сегодня, например, многолетнее воздержание от причащения не воспринимается как педагогическая мера, могущая оказать положительное влияние на нравственность согрешившего. Скорее наоборот, недопущение к причастию может отдалить или полностью оттолкнуть человека от Церкви. Не допускаются к причастию лишь те лица, чей образ жизни не соответствует православному каноническому праву.

Когда исповедь окончена, священник читает молитву о прощении грехов кающегося и о воссоединении его с Церковью. В христианской традиции грех воспринимается как в некотором смысле отпадение от Церкви, поэтому покаяние есть возвращение в Церковь, воссоединение с ней:

Господи Боже спасения рабов Твоих, милостиве, и щедре, и долготерпели- ве, каяйся о наших злобах, не хотяй смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему. Сам и ныне умило- стивися о рабе Твоем и подаждь ему образ покаяния, прошение грехов и отпущение, прощая ему всякое согрешение, вольное же и невольное; примири и соедини его Святей Твоей Церкви, о Христе Иисусе Господе нашем…

Господи Боже, Спаситель рабов Твоих, милостивый, щедрый и долготерпеливый, сожалеющий о наших злых поступках, не хотящий смерти грешника, но чтобы он обратился и жил, Ты сейчас умилосердись над рабом Твоим и подай ему чувство покаяния, прошение грехов и освобождение от них, прощая ему всякое согрешение вольное и невольное. Примири его и присоедини к Святой Твоей Церкви, через Иисуса Христа, Господа нашего…

Далее священник возлагает епитрахиль на голову исповедующегося и, совершая рукой крестное знамение над его головой, произносит разрешительную молитву:

Господь и Бог наш Иисус Христос, благодатию и щедротами Своего человеколюбия, да простит ти, чадо (имярек), вся согрешения твоя: и аз, недостойный иерей, властию Его мне данною, прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих, во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

Господь и Бог наш Иисус Христос, по благодати и милостям Своего человеколюбия, да простит тебе, сын (имя), все согрешения твои, и я, недостойный иерей, Его властью, данной мне, прощаю и разрешаю тебя от всех грехов твоих, во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Эта разрешительная формула впервые появилась в середине XVII века в киевском Требнике митрополита Петра Могилы. Оттуда она перекочевала в московский Требник 1671 года и с тех пор печатается во всех русских Требниках. Между тем в последовании исповеди, принятой в Греческой Церкви, эта разрешительная формула отсутствует. Причиной расхождения между греческой и русской практикой является тот факт, что митрополит Петр Могила заимствовал приведенную формулу из латинских сакраментариев, где разрешение грехов давалось священником от первого лица: «Я разрешаю тебя от грехов твоих во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь». В появлении данной разрешительной формулы в русских Требниках исследователи видят прямое влияние латинского учения о Таинствах, согласно которому Таинство совершается при помощи той или иной формулы. Отсутствие такой формулы в русских Требниках, очевидно, смущало митрополита Петра Могилу, чье собственное понимание Таинств, как мы видели выше, было основано на латинских богословских посылках, и потому он посчитал нужным внести эту формулу в Требник.

В наиболее древних чинах исповеди разрешение грехов дается в виде молитвы, обращенной к Богу: священник просит Бога простить согрешения кающегося. В то же время встречаются и формулы разрешения, обращенные к самому исповеднику. В греческой рукописи X века имеется такая формула: «Владыка и Господь наш Иисус Христос да простит тебе все, что ты исповедал Ему пред лицом моим». В другом греческом Евхологии, датируемом XIII веком, священник говорит кающемуся по окончании исповеди: «Прими полное прощение, чадо мое духовное… Сам Господь Бог наш дарует тебе, чадо мое, полное прощение, если что совершил делом, словом и мыслию, через наше ничтожество, молитвами Пречистой и Преславной Владычицы нашей Богородицы и всех святых, аминь». В обоих случаях разрешение грехов даруется Богом, а священник лишь свидетельствует об этом.

Разнообразные разрешительные молитвы и формулы встречаются также в славянских Требниках. Так, например, в рукописном Требнике XI века содержится молитва «на разрешение поста исповеднику, егда сподобится святому сообщению»: «Господи Боже Вседержителю и Всемогий и Милосердый Боже… да разрешиши от грех раба Твоего сего, общника сотвори и Пречистых Твоих Тайн». Молитва, как следует из ее заглавия, читалась после окончания срока епитимии, понесенной кающимся.

Встречается в славянских Требниках и такая формула: «На моей выи согрешения твоя, чадо, и да не истяжет тебе о сих Христос Бог, егда придет во славе Своей на Суд Страшный». Эта формула обязана своим происхождением греческому обычаю во время исповеди возлагать руку на шею священнику. В исповеди священник, подобно ветхозаветному «козлу отпущения» (Лев 16 гл.), принимает на себя грехи кающегося, освобождая его тем самым от наказания.

Различие в разрешительных формулах между православным Востоком и латинским Западом некоторые исследователи объясняют расхождением между двумя традициями в вопросе о роли священника в Таинстве исповеди. Православное понимание основывается на представлении о том, что грехи прощает Бог, тогда как католическая разрешительная формула подчеркивает власть священника «вязать и решить»: «Дело, конечно, не в том, что эта формула — католического происхождения, а гораздо глубже… — пишет Н.Д. Успенский. — Здесь столкнулись две точки зрения на этот вопрос — мистико-психологическая, присущая святоотеческому богословию, и формально-юридическая, свойственная схоластическому».

В известной мере дело обстоит именно так, хотя, на наш взгляд, чрезмерно заострять указанное расхождение, придавать ему значение фундаментального вряд ли следует. Отвечая на письмо архимандрита Антонина (Капустина) «о разностях между Церквами Греческою и Российскою», митрополит Московский Филарет писал: «Разрешение произносит священник сперва именем Иисуса Христа, потом присовокупляет «и аз разрешаю» но чтобы не приписать ничего своей личности, он говорит «властию Его, мне данною», и еще в духе смирения говорит «и аз недостойный»». На основании этих рассуждений святитель приходит к выводу, что в молитве нет ничего противоречащего духу смирения.

Отметим также, что некоторые греческие Евхологии содержат разрешительные формулы, близкие к латинским. В одном из них, датируемом XIV веком, священник по окончании исповеди говорит кающемуся: «Помилует тебя Всесильный Бог и оставит тебе все согрешения». И затем: «Властью, которой обладаю, разрешаю тебя от всех грехов твоих, которые ты мне исповедал, и от тех, которые ты не вспомнил, дабы ты был разрешен от них в нынешнем веке и в будущем». Как видим, здесь есть и упоминание о власти «вязать и решить», и обращение от первого лица («я разрешаю тебя от грехов»), и даже имплицитное утверждение о том, что власть священника имеет эсхатологическое измерение, простираясь на «будущий век». Можно, конечно, и здесь увидеть следы латинского влияния (XIV век был временем достаточно интенсивных связей между Востоком и Западом), однако никаких доказательств того, что формула была заимствована у латинян, не имеется.

Еще одно расхождение между Востоком и Западом видят в том, что в латинской традиции принято, чтобы священник во время исповеди сидел, а исповедник стоял на коленях. В греческой же и русской традициях и священник, и кающийся, как правило, оба стоят лицом к алтарю. Поза священника в латинской традиции как бы подчеркивает его власть «вязать и решить», тогда как поза священника в восточно-христианской традиции подчеркивает его солидарность с кающимся грешником. Более того, в некоторых чинопоследованиях исповеди содержится и молитва священника о прощении его собственных грехов. Как и при совершении других Таинств, участие священника в Таинстве исповеди должно и для него самого быть поводом для покаяния, источником исцеления, прощения, примирения с Богом.

Однако и здесь следует сказать, что данное расхождение нельзя считать принципиальным. В одном из греческих Евхологиев XIV века священнику предписывается сидеть во время исповеди. В этот же период святой Симеон Солунский предписывает во время исповеди сидеть и священнику, и исповедующемуся:

Принимающему исповедь должно в честном и священном месте, наедине и без шума, сидеть с благоговением, быть радостным и с кротостью в душе и взоре… А исповедующийся… должен с дерзновением и страхом Божиим и благоговением сидеть перед лицом принимающего (исповедь), или, лучше, Самого Христа, потому что через того, кто принимает грехи, он исповедует их Христу, Который и присуждает прощение.

Прощаются ли на исповеди все грехи или только названные? Из многочисленных дошедших до нас чинопоследований, — как греческих, так и славянских, как рукописных, так и печатных, — явствует, что на исповеди прощаются все грехи, а не только названные. Ходатайственные и разрешительные молитвы говорят именно о прощении всех грехов: «презираяй ему вся содеянная, оставляяй неправды, и превосходяй беззакония»; «подаждь ему образ покаяния, прощение грехов и отпущение, прощая ему всякое согрешение, вольное же и невольное»; «прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих». В некоторых случаях специально уточнялось, что в категорию «всех» включались также забытые грехи: «разрешаю тебя от всех грехов твоих, которые ты мне исповедал, и от тех, которые ты не вспомнил».

В Православной Церкви исповедь воспринимается как индивидуальная встреча кающегося с духовником. В некоторых приходах, однако, практикуется так называемая «общая исповедь». Выглядит она следующим образом: священник выходит к прихожанам, читает молитвы перед исповедью, а затем сам называет наиболее распространенные грехи, принося в них покаяние от лица верующих. После этого верующие молча подходят под разрешительную молитву. Строго говоря, такая исповедь является профанацией исповеди, поскольку личное покаяние верующего перед Богом при участии священника как свидетеля не может быть заменено коллективным молчаливым покаянием. По возможности общая исповедь должна быть исключена из приходской практики. В тех же приходах, где священник физически не способен исповедовать каждого прихожанина индивидуально, общая исповедь может проводиться в силу необходимости, однако она не может полностью подменить собой исповедь индивидуальную.

Прямым последствием исповеди должно стать исправление человека, его отказ от тех грехов, в которых он принес покаяние. Святитель Василий Великий пишет:

Не тот исповедует грех свой, кто сказал «согрешил я» и потом остается во грехе, но тот, кто, по слову псалма, обрел грех свой и возненавидел (см.: Пс 35, 3). Какую пользу принесет больному забота врача, если страдающий от болезни крепко держится за то, что разрушительно для жизни? Так нет никакой пользы от прошения неправд делающему еще неправду и от извинения в распутстве продолжающему жить распутно… Премудрый Домостроитель нашей жизни хочет, чтобы живший во грехах и потом дающий обет восстал к здравой жизни, положил коней прошедшему и после содеянных грехов сделал некоторое начало, как бы обновившись в жизни через покаяние.

В большинстве случаев, однако, люди, приходя на исповедь, каются в тех же самых грехах, в которых они каялись раньше. Иными словами, исправления грехов и отказа от них в результате исповеди, как кажется, не происходит. В таких случаях человек не должен отказываться от исповеди, но, наоборот, вновь и вновь должен прибегать к Таинству покаяния как к спасительному лекарству. Сохранилась беседа преподобного Сисоя Великого (IV в.) с одним из монахов, который спросил святого: «Отче, что мне делать? Я пал». Сисой ответил: «Встань». Монах говорил: «Я вставал много раз и снова пал». Святой ответил: «Снова встань». Тогда монах воскликнул: «Так сколько же мне вставать?» Сисой ответил: «До смерти».

Кроме того, как отмечает священник Александр Ельчанинов, человек не может объективно оценивать свой собственный духовный прогресс; нередко он сам не замечает постепенного исправления грехов, названных на исповеди:

Раскаяние наше не будет полным, если мы, каясь, не утвердимся внутренне в решимости не возвращаться к исповеданному греху. Но, говорят, как это возможно? Как я могу обещать себе и своему духовнику, что я не повторю своего греха? Не будет ли ближе к истине как раз обратное — уверенность, что грех повторится? Ведь опытом своим всякий знает, что через некоторое время неизбежно возвращаешься к тем же грехам; наблюдая за собой из года в год, не замечаешь никакого улучшения… Было бы ужасно, если бы это было так. Но, к счастью, это не так. Не бывает случая, чтобы, при наличии доброго желания исправиться, последовательные исповеди и Святое Причастие не произвели бы в душе благодетельных перемен. Но дело в том, что — прежде всего — мы не судьи самим себе; человек не может правильно судить о себе, стал ли он хуже или лучше… Возросшая строгость к себе, усилившаяся зрячесть духовная, обостренный страх греха могут дать иллюзию, что грехи умножились и усилились: они остались те же, может быть, даже ослабели, но мы их раньше не так замечали.вязать и решить уверенность, что грех повторится? Ведь опытом своим всякий знает, что через некоторое время неизбежно возвращаешься к тем же грехам; наблюдая за собой из года в год, не замечаешь никакого улучшения… Было бы ужасно, если бы это было так. Но, к счастью, это не так. Не бывает случая, чтобы, при наличии доброго желания исправиться, последовательные исповеди и Святое Причастие не произвели бы в душе благодетельных перемен. Но дело в том, что

В известной мере

Задаваясь таким вопросом — скверноприбытчество что это за грех, как с ним бороться, следует отметить, что такое понятие в христианской религии представляет собой получение какого-либо дохода неправедным, то бишь скверным способом.

Как исповедать грех

Следует отметить, что покаяния за совершенные грехи необходимо выполнять ежедневно. А сама молитва способна помочь верующему православному христианину рассмотреть все совершенные им дневные греховности и сохраняет воспоминания о ранее содеянных, за все прожитые дни.

У вас есть телеграм? Если да, тогда вам понравится наша православная группа в телеграме: https://t.me/molitvaikona, заходите, мы ждем Вас!

Важно знать, что те прегрешения, которые исповедуются в Таинстве Покаяния искренне и от всего сердца получают Господнее прощение, однако это совсем не означает, что верующим о них можно забывать. Все, те греховные деяния, которые были совершены в течении жизни будут сохраняться в памяти для сдержанности и сожаления в том, что содеяли.

Как исповедуясь в Таинстве Покаяния, как на каждодневной исповеди Всевышнему свои греховные деяния исповедовать нужно не только осознано, но и раздельно. Поэтому произнося молитву следует остановиться на названных грехах и указать какие именно могут под ними подразумеваться свершенные деяния или поступки, сказанные слова, или даже мысли, но при этом не нужно забывать о наставления подвижников Православной христианской Церкви.

Для того чтобы получить прощение от греха скверноприбытчества в православии нужно произнести следующее молитвенное обращение:

Исповедаю Тебе Господу Богу моему и Творцу, во Святей Троице Единому, славимому и покланяемому Отцу, и Сыну, и Святому Духу, вся моя грехи, яже содеях во вся дни живота моего, и на всякий час, и в настоящее время, и в прошедшия дни и нощи, делом, словом, помышлением, объядением, пиянством, тайноядением, празднословием, унынием, леностию, прекословием, непослушанием, оклеветанием, осуждением, небрежением, самолюбием, многостяжанием, хищением, неправдоглаголанием, скверноприбытчеством, мшелоимством, ревнованием, завистию, гневом, памятозлобием, ненавистию, лихоимством и всеми моими чувствы: зрением, слухом, обонянием, вкусом, осязанием, и прочими моими грехи, душевными вкупе и телесными, имиже Тебе Бога моего и Творца прогневах, и ближняго моего онеправдовах; о сих жалея, винна себе Тебе Богу моему представляю, и имею волю каятися; точию, Господи Боже мой, помози ми, со слезами смиренно молю Тя: прешедшая же согрешения моя милосердием Твоим прости ми, и разреши от всех сих, яже изглаголах пред Тобою, яко Благ и Человеколюбец.

Пусть хранит Вас Господь!

Вам будет интересно посмотреть еще и видео о грехе скверноприбытчества:

МОЛИТВЕННОЕ ЧУДО ПАСТЫРЯ, ОТДАВШЕГО ЖИЗНЬ ЗА ДРУГИ СВОЯ. СВЕТЛАЯ ЕМУ ПАМЯТЬ… Вспомним, что было в Луганске… И почтим память священника-мученика!»Православный священник-луганчанин отец Владимир, будучи смертельно ранен осколками авиабомбы, стоя на коленях до последнего читал молитву, чтобы остальные кассетные бомбы, спускающиеся на парашютах… Отвечая на наши молитвы, Бог обычно действует через людей История про кота )) В одной деревне жил священник и был у него кот. Священник кота очень любил, поскольку был одинок. И вот однажды вечером он не обнаружил своего питомца в доме, естественно, забеспокоился и бросился его искать. Нашёл довольно быстро, поскольку домик и участо… Вирус цифрового слабоумия (Всем родителям на заметку) Сегодня весь мир помешался на гаджетах: смартфонах, планшетах и прочей цифровой технике. Вместе с ними в мир проникает вирус цифрового слабоумия. И это не шутка, это диагноз. В 2007 году специалисты заметили, что с каждым годом все больше детей — представителей цифрового поко… НАСТАВЛЕНИЯ – ДАР БЕЗЦЕННЫЙ. СХИИГУМЕН ИЕРОНИМ САНАКСАРСКИЙ. — Не знаешь как правильно поступить? – Проси Ангела-хранителя. Придет благая мысль и положит на сердце как поступить. На сердце станет легко, будет мир. Если страх и тревога – дела не предпринимай.- Начинаешь любое дело – стань на восток и помолись.- Как вымолить детей?…

Мшелоимство: что это за грех

Толкование

Значение этого слова можно трактовать двояко. В первом варианте оно восходит к древнерусскому слову «мшел», означающему «корысть», в иной интерпретации — «вещь», «имущество», и в церковном контексте современного языка его можно перевести как «корыстолюбие». Вымогательство и взяточничество — из этой же категории. Корыстолюбие классифицируется православной церковью как страсть, причем порочная, греховная, сродни сребролюбию.

Второй вариант более «приземленный». Его нередко ассоциируют с замшелостью, т.е. тем, что поросло мхом, замшело. Это может означать собирательство (чаще бессмысленное) старых, уже никому не нужных — замшелых — вещей, откладывание на всякий случай (как говорится, на черный день) продуктовых запасов.

Ярким образцом мшелоимца является гоголевский Плюшкин, занимавшийся накопительством всякого хлама ради самого этого процесса.

В «Православном молитвослове» в молитвах вечернего правила есть исповедание повседневных грехов, среди которых упоминается и мшелоимство.

Плюшкин — наглядный пример.

Молитвословы в прежние времена были составлены для монашествующих, и грех этот осуждался тогда, когда монах окружал себя красивыми или ценными вещами, собирая и накапливая их, хотя в обиходе они ему были совершенно не нужны. Не нужны они в таких масштабах и мирянину.

В чем же состоит грех? Ну собирает человек себе шмотки и никого при этом не обижает! А грешно это, с точки зрения церкви, по нескольким причинам.

  • Вещи должны использоваться для той цели, для которой они созданы, а не являться экспонатами «домашнего музея».
  • Приобретение лишних вещей — это уже угода своим слабостям.
  • Создание вещного культа — по сути это сотворение себе кумира, от чего предостерегает Библия.

Копить, хранить, беречь, коллекционировать — для этого ли создаются предметы обихода? Они должны «работать», иначе человек впадет в зависимость от них и, сам того не замечая, станет скупым, жадным.

Разновидностью греха мшелоимства является мздоимство. Что это за грех? Старинное слово «мзда» со вполне нейтральным изначальным значением все чаще употребляется с негативным оттенком, говорящим о продажности, подкупе.

Мздоимство — получение подарков, подношений с целью подкупа, откровенных взяток.

Этот вид мшелоимства со временем также превращается в коллекционирование подобных даров, любование ими и похвальбой перед знакомыми, а нередко и прямым выпрашиванием, если не вымогательством, того или иного предмета вожделения.

Страсть коллекционирования, по большому счету, то же мшелоимство. Человек отдает огромные деньги за какой-то «экспонат», который никто, кроме него, не увидит.

Мшелоимство — это вещизм.

Равным образом ко мшелоимцам можно отнести и заядлых шопоголиков, для которых шопинг — буквально смысл и цель жизни. Такие люди могут накупить столько обновок, что будут не в состоянии даже хотя бы однажды надеть их. И главное, что без них вполне можно обойтись.

Это своего рода идолопоклонство. Как, впрочем, и привычка к старым испытанным вещам (одежде, обуви).

Подводя итог сказанному, сей грех можно определить совершенно современным словом — вещизм. Его значение предельно прозрачно — патологическая любовь к вещам, порабощение ими. В этом случае временное и преходящее наносит ущерб заботе человека о его участи в Вечности.

Можно ли избавиться?

От любого греха при искреннем желании можно избавиться, покаявшись в нем на исповеди. Бороться со мшелоимством необходимо, развивая в себе противоположные добродетели:

  • бескорыстие,
  • забота о благах и дарах духовного плана, а не о тленных вещах,
  • милостыня,
  • милосердие к тем, кто нуждается,
  • нежелание накопительства, приобретения земных богатств, т.е. стяжания,
  • равнодушие к богатству,
  • щедрость.

Это что касается духовной составляющей. «Бытовая» же часть включает в себя умение расставаться с неиспользуемыми вещами, отдавая их тому, кто в этом нуждается.

Не помешает частое планомерное проведение ревизии в доме, в закромах, где могут обнаружиться залежи ненужных вещей или продуктов.

Прежде чем решиться на какую-то очередную покупку, хорошенько взвесьте, так ли уж она вам необходима.

Хорошим шагом будет вместо спорной покупки, которая, не исключено, будет потом просто перекладываться с места на место, реально помочь кому-то, возможно, в самом магазине, купив для него нечто жизненно необходимое.

Хочется привести точку зрения иеромонаха Серафима (Калугина), согласно которой, миряне в идеале могут избавиться от этого греха, в прямом смысле отдав последнюю рубашку нуждающемуся. Но поскольку далеко не все к этому морально готовы, то достаточно поделиться хотя бы вещью, которая лежит у вас на полке мертвым грузом, а кому-то она действительно нужна.

Скверноприбытчество

Что означает этот грех? Первая половина слова достаточно «говорящая»: скверно — значит нечто недостойное, «скверное приобретение». Так оно и есть, прибыль можно получать и недостойным способом, путем нечестным и неправедным. К таким относятся:

Надувательство покупателя — это скверноприбытчество.

  • обвес,
  • обмер,
  • обман,
  • обсчет.

Сюда же можно отнести и заработок, полученный в ходе, скажем, игры в карты, в казино, т.е. основанный на использовании человеческих слабостей и страстей, на их разжигании или же удовлетворении.

Скверным приобретением будет и обогащение с использованием своего авторитета, служебного положения, а если это касается церкви, то и священного сана.

Если человек подделывает или использует поддельные документы, включая проездной талон, покупает краденое, это тоже можно назвать словом скверноприбытчество.

Может показаться странным, но того же роду-племени и тунеядство. Почему? Согласно «Православному катехизису», если человек получает плату за то, что не исполняет или исполняет не должным образом и не приносит пользу, таким образом он словно крадет — и плату, и пользу.

Лихоимство

Взятка — это тоже лихоимство.

Это понятие подразумевает греховную страсть, которая заключается в получении своей пользы за счет обездоливания другого человека, пользуясь его затруднительной или безвыходной жизненной ситуацией.

Лихоимцы способны приобретать выгоду, используя чужие труд или собственность, бедственное положение ближнего:

  • назначить высокий процент кредита,
  • загрузить излишними служебными обязанностями за ту же плату,
  • завысить цены на тот или иной товар.

В более широком смысле лихоимство представляет собой элементарную жадность, сребролюбие, жажду обогащения. Св. Феофаном Затворником лихоимство классифицировалось как страсть получать все больше и больше, связанную с неразборчивостью в средствах при заключении торговых сделок, ростовщичеством, воровством, получением взяток.

Чтобы очиститься от этого греха и спастись, надо не только осознать и перестать творить его, но и вернуть полученное неправедным путем обиженному человеку, а если сделать это по каким-то причинам невозможно, просто совершать дела милосердия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *