Молитва оптинских старцев читать

Путь познания

На берегу быстрой речки Жиздры, окруженная девственным бором, расположилась Оптина Пустынь, всего в нескольких верстах от города Козельска Калужской губернии. Представляла она собой величественный белый кремль с 4-мя храмами, крепостными стенами и башнями. Высокая духовная жизнь Оптиной гармонировала с ее внешней красотой. Гоголь после посещения Оптиной описывает ее исключительную духовность и благотворное ее влияние на все с ней соприкасающееся.

Точное время возникновения Оптиной неизвестно. По преданию ее основал в древние времена покаявшийся разбойник Оптин. Город Козельск упоминается в летописи под 1146-м годом. 238 г. он был после героической обороны взят татарами, и все жители были перебиты. В начале 15-го века Козельск перешел в руки Литвы, затем в течение полувека переходил из рук в руки пока окончательно не утвердился за Москвой.

Известно, что в 1625 г. игуменом Оптиной был Сергий. В 1630 г. там была деревянная церковь, шесть келий и 12 человек братии и управлял ею иеромонах Феодор. Таким образом, Оптина принадлежит к числу древнейших монастырей.

Но старчество, о котором мы будем говорить, а именно Оптинское, имеет свои особые свойства, отличающие его от общего понятия старчества. В то время как старцами на протяжении истории христианства считались все опытные монахи, которым на попечение поручались не только молодые поступившие в монастырь монахи, но даже предоставлялась и забота о духовной жизни мирян — оптинские старцы отличались совершенно исключительной глубиной духовной жизни, личной святостью, даром прозорливости и хотя и заботились прежде всего о духовном очищении и спасении приходивших к ним, все же постоянно помогали людям и в их житейских делах и невзгодах и находили выход из самых безвыходных положений благодаря своей прозорливости; к тому же обладали даром исцелений и чудотворений.

Сам строгий постник и подвижник, о. Моисей был преисполнен самой нежной любовью к людям и был сострадателен к их немощам и погрешностям. Неподражаемо было его искусство говорить с каждым в его тоне; с образованными на их языке, а с простыми сообразно с их понятиями и их образом речи. Он хорошо понимал потребность каждого. Сострадание к бедным не имело у него предела.

Отличался он исключительным смирением. «Сам-то я хуже всех, — часто повторял о. Моисей. — Другие может быть только думают, что они хуже всех, а я на самом деле дознался, что я хуже всех». Так смиренно выражался о себе старец, но близко знавшим его и понимавшим его жизнь было очевидно в нем не только «деяние», но в «видении восход», т.е. созерцательная молитва и богатство дарований. В 1825 г. о. Моисей был назначен настоятелем Оптинского монастыря, а младший брат его о. Антоний стал настоятелем скита. Пройдя ту же школу подвижничества в Рославльских лесах, как и его брат, он отличался крайним смирением и послушанием. Никакого решения не принимал без благословения своего старца и брата о. Моисея. Из-за тяжелых физических работ, которые ему приводилось лично проводить с братом при постройке скита, у него уже в сорокалетнем возрасте открылись на ногах раны, которые уже не заживали до конца жизни и доставляли ему много мучений. А очень многое ему приходилось делать самому, т.к. многие из братии, в особенности служащие, были престарелы. Но порядок при нем и красота были во всем потрясающие и производили на посетителей большое впечатление.

Однако ни о. Антоний, ни о. Моисей не брали на себя прямой обязанности душевного попечения лиц монастырской братии. Но будучи сами духоносными старцами, они понимали значение старчества и предоставили тем великим старцам, которых они привлекли в Оптинский скит, самое широкое поле деятельности. Таким образом, насаждение и процветание старчества в Оптиной Пустыни обязано этим двум старцам. К сожалению у Калужского епископа Николая не оказалось понимания к старчеству и он причинил старцам немало горя и повредил бы еще больше, если бы не заступничество митрополита Московского Филарета, глубоко понимавшего и оценившего значение старчества.

В России, в образованных кругах, с петровского времени происходил процесс «денационализации»: восхищались всем западным и пренебрегали собственным; нахождение чего-либо положительного у себя считалось расхождением с установившимися взглядами и преследовалось. Так же и на религиозном поле просачивался дух западного протестантизма и глохло истинное, исконное Православие. Национальные, патриотические, а также и религиозные чувства сохранялись еще только в народе.

1812-й год несколько поднял вновь дух патриотизма, но даже и такие великие писатели, как Пушкин, Лермонтов и другие, расплачивались за чересчур неосторожно выраженные эти чувства. И тут, в эту эпоху, Оптина Пустынь оказывается каким-то противовесом всему происходившему; она является маяком многим писателям и философам, не говоря уже о народе, ищущем смысла жизни в истинном Православии. Для них в Оптиной сошлись высший духовный подвиг внутреннего делания, венчаемый изобилием благодати даров стяжания Святаго Духа — и служение миру во всей полноте, как в его духовных, так и житейских нуждах. Кроме того, издательство книг духовного содержания, в силу Духовного регламента Петра 1-го и указов 1787 и 1808 гг. было представлено на усмотрение св. Синода, а согласно цензурному уставу 1804 г. они могли печататься только в духовной типографии. В результате всего лишь одна аскетическая книга «Добротолюбие» была напечатана в 1793 г., и читатель был лишен духовной литературы, в то время как светская печать породила большое количество переводных произведений западного лже-мистического направления и многие из них, печатавшиеся с дозволения гражданской цензуры, были прямо враждебны Православию. В таких условиях дело издательства святоотеческой литературы оказалось великим и исторического значения. Благодаря наличию глубокообразованных старцев, огромной и всесторонней помощи нескольких писателей, литераторов и философов, а также полному пониманию, поддержке и благословению со стороны митр. Московского Филарета переводились с греческого и славянского на русский и печатались творения и жития выдающихся отцов церкви как древних, так и более современных, например, Паисия Величковского. Некоторые книги печатались по-славянски. Издательство это началось в середине 19 века и к концу того же столетия было выпущено свыше 125 изданий в количестве 225.000 экземпляров. Библиотека, созданная о. Моисеем, состояла из 5.000 книг.

Напечатанные книги рассылались академиям, семинариям, библиотекам, правящим епископам, инспекторам, и чтение этой доселе недоступной аскетической литературы становилось доступным монашествующим и всем духовно настроенным русским людям. Истина Православия воссияла, утвердилась и укрепилась в противовес западным книгам ложного направления. Явление миру этих книг — событие, не поддающееся оценке простыми словами.

МОЛИТВА ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ

Господи, дай мне с душевным спокойствием встретить все, что принесет мне наступающий день.

Господи, дай мне вполне предаться Твоей святой воле.

Господи, на всякий час этого дня во всем наставь и поддержи меня.

Господи, какие бы я не получил известия в течение этого дня, научи принять их со спокойною душою и твердым убеждением, что на все есть Твоя святая воля.

Господи, открой мне волю Твою святую для меня и окружающих меня.

Господи, во всех моих словах и помышлениях сам руководи моими мыслями и чувствами.

Господи, во всех непредвиденных случаях не дай мне забыть, что все ниспослано тобой.

Господи, научи правильно, просто, разумно обращаться со всеми домашними и окружающими меня, старшими, равными и младшими, чтобы мне никого не огорчить, но всем содействовлть ко благу.

Господи, дай мне силу перенести утомления наступающего дня и все события в течение дня.

Господи, руководи Сам Ты моею волею и научи меня молиться, надеяться, верить, любить, терпеть и прощать.

Господи, не дай меня на произвол врагам моим, но ради имени Твоего святого сам води и управляй мною.

Господи, просвети мой ум и сердце мое для разумения Твоих вечных и неизменных законов, управляющих миром, чтобы я, грешный раб Твой, мог правильно служить Тебе и ближним моим.

Господи, благодарю Тебя за все, что со мною будет, ибо твердо верю, что любящим Тебя все содействует ко благу.

Господи, благослови все мои выхождения и вхождения, деяния дел, слова и помышления, удостой меня всегда радостно прославлять, воспевать и благословлять Тебя, ибо Ты благословен еси во веки веков. Аминь.

Виталий Кандалинцев
Учение Оптинских старцев

Предисловие

Глава 1. Учение о воле Божией 1.1. Границы человеческого мышления» 1.2. Путь к смирению» 1.3. Богоугодное видение жизни» 1.4. Направление к свету лица Божия» Глава 2. Учение о смирении 2.1. Путь к Богу» 2.2. Считать себя хуже всех» 2.3. Три степени смирения» 2.4. Смирение в мирской жизни» 2.5. Срединный и малый путь» Глава 3. Учение о молитве 3.1. Смирение – основа молитвы» 3.2. Дар умной молитвы надо заслуживать» 3.3. Степени молитвы» 3.4. Молитва как испытание» Глава 4. Учение о покаянии 4.1. Признаки истинного покаяния» 4.2. Уловки врага и что господь законоположит согрешающим» 4.3. Если не исправляешься, ищи разрешения и прощения» 4.4. Признание суда Божия о нас праведным» Глава 5. Учение о спасении 5.1. Сознание своей греховности» 5.2. Умеренный путь» 5.3. Труд и лишения» 5.4. Осторожность и внимательность к спасению» Глава 6. Учение о помыслах 6.1. Когда заканчивается безгрешие» 6.2. Правила борьбы с помыслами» 6.3. О необходимости осмотрительности» 6.4. Ответственность человека и помощь Божия» 6.5. Наставления старцев на разные случаи» Глава 7. Учение о страстях 7.1. Причина и корень страстей» 7.2. Появление гордости» 7.3. Обольщение чувственностью» 7.4. Утверждение самости» 7.5. Иллюзорность сознания» 7.6. Недовольство, что все не так как хочется» 7.7. Агрессивное сопротивление разоблачению» 7.8. Безысходная скорбь и отказ от жизни» Глава 8. Учение об искушениях 8.1. Неизбежное и горькое лекарство» 8.2. Разъяснение частных случаев» 8.3. За что настигают искушения» 8.4. Что открывается искушениями» 8.5. Как вести себя в искушениях» Глава 9. Учение о любви 9.1. Любовь Бога к человеку» 9.2. Любовь человека к Богу» 9.3. Триединство любви детей света» 9.4. Союз любви и смирения» 9.5. Наши ошибки на пути любви» Глава 10. Учение о жизни 10.1. Добрые дела» 10.2. Заповеди» 10.3. Трезвение и крест» 10.4. Мир душевный» 10.5. Брак и семья» 10.6. Болезни и смерть» Литература

Предисловие

Предлагаемая книга содержит подборку поучений и наставлений Оптинских старцев. Наследие старцев обширно, и подборка включила только некоторую часть из того, что было ими сказано. Если давать определение сущности старческого учения, то его можно назвать практическим руководством по усвоению и применению слова Божия в христианской жизни. В этом качестве учение старцев бесценно.

Для ознакомления читателя с данным учением было выделено десять направлений старческой мысли, каждому из которых посвящена отдельная глава. Наставления старцев приводятся в определенной последовательности, которая позволяет убедиться в глубокой внутренней связи всех частей их учения. Комментарии к наставлениям призваны отразить эту связь и показать системность, целостность старческого учения. Автор комментариев стремился строго следовать смыслу высказываний старцев. Поэтому комментарии часто повторяют соответствующие поучения. Вместе с тем они акцентируют внимание на тех мыслях старцев, которые обеспечивают переход от одного их высказывания к другому.

В главе 1 раскрывается подход старцев к познанию и исполнению воли Божией. Отправной точкой здесь выступает признание определенной ограниченности обычного человеческого мышления. Поняв, в чем состоит эта ограниченность, человек может перейти к смирению, которое старцы определяют как путь к Богу. По их учению, только смиренный человек приобретает истинное, Богоугодное видение жизни и способен всю жизнь выдерживать направление к свету Лица Божия.

В главе 2 учение о смирении рассматривается более подробно. Ключевой момент – смирение является важнейшим для спасения качеством человека, которое в нас прежде всего ищет Господь. Именно смирение в состоянии противостоять губительному действию гордости. Проявляется смирение в способности человека считать себя хуже всех. Вместе с тем в смирении есть степени, по которым рекомендуют идти старцы, чтобы осилить путь смирения. И есть определенная специфика смирения в мирской (в отличие от монашеской) жизни, которую тоже надо учитывать.

Глава 3 излагает учение о молитве. Основой молитвы выступает смирение, благодаря которому человек может идти молитвенным путем несмотря на свою немощь и проходить степени молитвы. Старцы детально характеризовали степени молитвы, используя три взаимосвязанных классификации: по месту пребывания сознания и творения молитвы, по характеру моления и его результату, по качеству молитвы как дара Божия.

Глава 4 посвящена учению о покаянии. В нем существенное место занимает определение признаков истинного покаяния, наставление, как правильно приносить покаяние. Старцы дают знание уловок врага, который стремится сделать покаяние неистинным, и одновременно четко показывают, что Господь законоположит согрешающим. Не оставляются без внимания и вопросы, что делать, если исправление не удается и как достичь единства с Богом.

В главе 5 приводятся поучения о спасении. Указывается на необходимость иметь сознание собственной греховности, чтобы смиряться, а не гордиться. Также старцы говорят о важности умеренности (избегания крайностей), а также труда и лишений. Для спасения нужно быть осторожным и внимательным к спасению.

В главе 6 характеризуется учение о помыслах. Если первая стадия помысла (прилог) не является грехом человека, то последующие (сочетание и сосложение) уже образуют грех. Пропуск прилога на следующие стадии создает все усиливающуюся опасность поражения страстью (пленения греховным помыслом, толкающим на грех уже и через действия – слова и поступки). С исключительным искусством старцы наставляют правилам борьбы с помыслами, учат осмотрительности и прибеганию к помощи Божией.

Глава 7 содержит учение о страстях. Причина и корень страстей – гордость, которую старцы метко называли семиголовой гидрой. В соответствии с этим выделены семь тенденций гордости, которые вместе образуют совокупность различных страстей, борющих человека. Приводятся семь пунктов общего понимания причин страстей и средств борьбы с ними.

Глава 8 раскрывает учение об искушениях. Искушения необходимы для нашего исправления. Они болезненны и часто воспринимаются нами как что-то неприятное и ненужное, что надо избежать. Старцы указывают, что искушения, по сути, инструмент в руках Бога, посредством которого Господь делает души более совершенными и пригодными для спасения.

В главе 9 рассматривается учение о любви. Бог любит людей больше, чем они порой думают – утешают старцы. А вот люди должны помнить, что ответная любовь к Богу состоит не в умилении и не в восхождении к Нему умом, а прежде всего в исполнении Его заповедей. Приводится поучение о триединстве любви детей света. Любовь без смирения падательна, а потому нужен союз любви и смирения. Как и знание наших ошибок на пути любви, которые довольно часты, особенно в начале этого пути.

В главе 10 излагается учение о жизни. Здесь старцы ведут речь о призвании человека к добрым делам и дают определение, что нужно считать добрым делом. Они говорят о заповедях как основе человеческой жизни, но также указывают на необходимость трезвения и неизбежность креста, который вырос на почве нашего сердца. Смиренное несение креста приносит душе мир. Наставляют старцы и правильному отношению к браку и семье, болезням и смерти.

Книга «Преподобные старцы Оптинские. Жития и наставления»

Аудио

«Не отбивайся от Оптиной. Верую в то, что каждый приходящий в Оптину Пустынь в крайней своей потребности найдет удовлетворение милостию Божией и за молитвы великих отец наших… Они весьма многих и многих воспитали духовно для Небесного Отечества. Не перестают и теперь духов­но воспитывать и призирать особенно на тех, которые приходят в Оптину на поклонение их святым останкам». Так говорил об Оптиной Пустыни преподобный старец Иосиф, слова которого стали заветом для каждого верующего человека. Причисление к лику святых Русской Православной Церкви целого сонма преподобных отцов и старцев Оптинских состоялось в год двухтысячелетия христианства, что дает нам, современным христианам, радость с сыновним дерзновением обращаться к ним с молитвою об Отечестве и спасении душ наших. И сегодня, в день памяти святых отцов прославленной обители, мы предлагаем вашему вниманию книгу, которая вышла в свет в Издательстве Введенского ставропигиального мужского монастыря Оптиной Пустыни и называется – «Преподобные старцы Оптинские. Жития и наставления». ***

В этой книге собраны жития всех 14 Оптинских преподобных: Льва, Макария, Моисея, Антония, Илариона, Амвросия, Анатолия, Исаакия, Иосифа, Варсонофия, Анатолия, Нектария, Никона исповедника, преподобномученика Исаакия. После каждого отдельно взятого жития даны соответствующие поучения и изречения. Завершают книгу молитвы Собору этих удивительных светильников веры. А предваряется книга вступительной статьей об истоках оптинского старчества, к которой мы сейчас и обратимся. По словам автора этой статьи, священника Николая Ненарокова, «C обор преподобных отцов и старцев Оптиной Пустыни, прославленных Русской Православной Церковью в лике местночтимых святых летом 1996 года и в лике общероссийских святых в 2000 году, — особенное явление милости и благодати Божией. Оно побуждает вникнуть в смысл того, что же собственно есть старчество. Вопрос этот по справедливости всегда считался и считается одним из наиболее важных в деле нашего спасения.

Прежде всего, — пишет отец Николай, — старчество, как всеобъемлющее делание, соединяет в себе все добродетели преподобных подвижников. „ Плод же духовный, -учит Апостол,- есть любы, радость, мир, долготерпение, благость, милосердия, вера, кротость, воздержание.» (Гал. 5, 22-23). Эти плоды Духа Святаго в изобилии принес дивный вертоград Оптинского старчества. Наивеличайший дар — любовь, ибо Любовью именуется Сам Бог (1 Ин. 4,8,16). Старцы Оптиной, „ земли Российской утешители, любовь Христову стяжавшие и души своя за чада полагавшие» , показали, что любовь Божия, которая излияся в сердца наша Духом Святым (Рим. 5, 5), — есть сама сущность старчества. Ее полноту явили нашему времени преподобные старцы Оптинские».

Как отмечает автор, «в истории православной Церкви особенным вертоградом старчества стала Святая Гора Афон. На ней устраивал общежитие великий Афанасий Афонский; на ней подвизались духоносные старцы-исихасты Максим Капсокаливит и Григорий Синаит. Оттуда, из монастыря Эсфигмен, вернулся преподобный Антоний Киево-Печерский — основатель старчества на Руси. Старчество стало драгоценным наследием православных народов Иверии, Сербии, Моравии, Болгарии и, конечно, Руси. «С принятием Русью святого христианства тотчас вошло в ее духовную жизнь и… старчество, и глубокое понимание его в святоотеческом духе и смысле начиная с Киево-Печерского монастыря и кончая… Оптиной Пустынью… «. Первыми старцами Святой Руси можно считать преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских. От преподобного Феодосия заимствовали устав и образ духовного руководства все русские монастыри.

Далее автор статьи перечисляет всех подвижников, которые явились продолжателями этого подвига, и наконец, доходит до Оптиной Пустыни, которая, как и многие другие обители, явилась преемницей духовного наследия преподобного Паисия. Ни в одном из русских монастырей старчество не было поставлено так твердо, так прочно, нигде оно не пустило так глубоко корней, как в Оптине. Здесь соединились многочисленные нити духовного влияния старца Паисия через его различных учеников. От сочетания многообразных духовных воздействий и получился замечательный расцвет Оптинского старчества. Не случайно Оптину Пустынь сравнивают с «чашей, куда сливалось все драгоценное духовное вино». Святой вертоград Оптинского старчества принес дивные духовные плоды. Ведь союз любви Евангельской, который лежит в основе старчества, возникал в общежительных монастырях далеко не так часто, особенно в такое позднее время, как XIX век и начало XX столетия.

Основными чертами, которыми можно характеризовать Оптину Пустынь, по словам отца Николая, являются непрерывная и продолжительная преемственность старческого служения, соборность и народность. Говоря о преемственности, можно отметить: в Оптиной существовало убеждение, что в обители не оскудеет старчество. Преподобный старец Варсонофий, ученик преподобного Анатолия (Зерцалова), поведал скитской братии, что „когда умирал батюшка отец Макарий, то предсказал, что после него будут старцами отец Амвросий, отец Иларион и отец Анатолий и что в Скиту не оскудеет старчество. Среди последующих старцев будут люди еще выше по духовным дарованиям, чем великие старцы отцы Лев, Макарий, Амвросий и Анатолий».

И действительно, Оптинское старчество, подобно могу­чему древу, дало много плодоносных ветвей. Учениками преподобного Анатолия (Зерцалова) были великий прозорливец, истинный духовный воин преподобный Варсонофий и дивный тайнозритель Божественных откровений старец Нектарий. Преданный ученик старца Варсонофия, отец Никон, прославлен Церковью не только как старец-духовник, но и как исповедник веры Христовой в годину гонений на Церковь. Преподобный старец Иосиф воспитал старца Анатолия (Потапова), получившего первые уроки духовного делания от преподобного Амвросия. Отеческая любовь старца Анатолия, особенная пасхальная радость, изливавшаяся на всех приходящих под тяжестью скорбных событий во время лихолетья, а также его особенные пророчества о судьбах народа и Церкви были и остаются великим утешением всем, кому не безразлично будущее Святой Руси и Вселенского Православия.

Под соборностью автор подразумевает «особое единство в Духе, таинственное единение во Христе единовременно несущих послушание старчества подвижников Оптиной Пустыни. „Поучительны и назидательны были отношения между старцами отцом Леонидом и отцом Макарием, — пишет агиограф. Умилительно было видеть… единодушие и взаимную любовь двух старцев «. Игумения Павлина, ученица преподобных Льва и Макария, вспоминает: «… Сидят они, как Ангелы Божий, рядом, а мы стоим пред ними на коленях и двум открываем свои души — как бы одному… Поистине в них бе сердце и душа едина…». Одно из проявлений такого внутреннего духовного единодушия между подвижниками — это те взаимно уважительные и по-настоящему искренние отношения, которые были в Оптиной между старцами и настоятеля­ми обители. Плодом такого единодушия бы­ло то, что „ все скитяне составляли тогда одну духовную семью. Мир и любовь царствовали в ней. Все отличались глубоким смирением. Даже взглядом боялись друг друга оскорбить, испрашивая прощение при малейшем оскорблении брата».

О понятии «народность», отец Николай пишет, что оно включает в себя очень многое: и особенное попечение старцев об окормлении и просвещении простого народа; и широкую благотворительность обители во время голода, неурожаев, эпидемий; и болезнование Оптинских старцев за свое Отечество, скорбь по причине несчастий, его постигающих; и деятельное стремление оказать ему помощь, как молитвами, так и благотворениями… Так, например, преподобный старец Амвросий «скорбел и болезновал душою и о всем дорогом ему Отечестве, и о благочестивых царях русских». Одним из главных предметов его переживаний было ослабление православных устоев в жизни российского общества. А преподобный Лев говорил, что он ничего более не желал бы, как возможности си­деть тихонько в своей келлии, но только жалость к народу заставляла его вечно быть на людях. Такими словами он точно выражал настроение и всех других старцев, жития и наставления которых содержит данная книга.

*** Все Оптинские старцы, следуя духовному наследию преподобного Паисия, шли путем трезвения и делания умно-сердечной молитвы, совершаемой в чувствах смирения, сокрушения и покаяния. И, как усердные и смиренные труженики, они сподоблялись великих духовных дарований, которые помогали им быть верными сынами Церкви и вести своих духовных детей тем же путем, ко спасению их душ. Без преувеличения можно сказать, что Оптинское старчество было и до сих пор является училищем благочестия и веры. И это сокровище духовного знания мы обретаем, читая жития и наставления преподобных старцев Оптинских.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *