Молитвы от бесовского нападения

Учение о молитве по Добротолюбию

Теперь следует сказать о мерах борьбы с указанными искушениями. Главным средством, по учению святых отцов, в данном случае является молитва. «Во время таких искушений, – говорит преподобный Нил Синайский, – употребляй непрестанно краткую, но напряженную молитву»800. Насколько сильна молитва верующего и какое производит действие на демонов, видно из сравнения святого Илии Екдика, который говорит, что «грозящий палкою на собак раздражает их против себя, а демонов раздражает тот, кто нудит (принуждает – «Игум.В.») себя чисто молиться»801.

Но, пред тем как приступить к такой молитве, полезно и необходимо бывает сказать несколько слов против духа злобы, искушающего молящегося. Святой Евагрий учит: «Во время искушений не прежде приступай к молитве, как сказавши несколько гневных слов против искусителя. Ибо когда душа окачествована (исполнена – «Игум.В.») скверными помыслами, тогда молитве ее нельзя быть чистою. Но если ты скажешь что-либо с гневом против них, то этим приведешь в смятение противников своих и истребишь их внушения»802.

Какие именно слова следует произносить в таких случаях, указывает преподобный Никита Стифат. Говоря о хульных помыслах – одном из видов искушений, – он поясняет, что «дух хулы, когда молимся и поем псалмы, и отрыгает иной раз, по нашему невниманию, нашими устами клятвы на нас же и странные хуления на Бога вышнего, привводя их в стихи псалмов и в слова молитвы. Но против него, когда он что-либо такое произносит устами нашими или всевает в мысли наши, надо обращать слово Христово, говоря к нему: «Отойди от Меня, сатана» (Мф.4:10), всякого зловония исполненный и осужденный на вечный огнь; хула твоя да падет на главу твою». Сказав это, тотчас насильно, как пленника, обратим ум на другой какой предмет – Божеский или человеческий, какой вспадет на мысль, или со слезами вознесем его на небеса и к Богу»803.

Так как искушения лукавого, приводящие в состояние прелести, не всегда бывают в грубой и заметной форме, то святыми подвижниками дается ряд указаний, как различать явления прелести и благодати, которые с внешней стороны иногда могут походить одно на другое, особенно в глазах неопытного в этом деле человека.

Преподобный Максим Кавсокаливит, сравнивая благодать и прелесть, высказывается в том смысле, что отличительным признаком благодати является особое состояние мира душевного с умилением и сокрушением о грехах. Человек исполняется кротостию и смирением, и душа его объята бывает радостию духовною. «Когда входит в человека благодать Святого Духа, – говорит он, – то собирает ум его и делает его внимательным и смиренным, приводит ему на память смерть и грехи его, будущий Суд и вечное мучение, душу его исполняет сокрушенным умилением и подвергает к плачу и слезам, очи его делает кроткими и полными слез, и чем более сближается с человеком, тем более умиротворяет душу его и утешает святыми страданиями Господа нашего Иисуса Христа и беспредельным Его человеколюбием, и ум исполняет возвышенными созерцаниями недомыслимой силы Божией… Тогда ум человека восторгается Божеским оным светом и просвещается светом Божеского ведения, сердце делается тихим и кротким и обильно источает плоды Духа Святого – «радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, любовь, смирение» (Гал.5:22) и прочее, и душа его восприемлет неизреченное веселие»804.

Наоборот же, когда человек подпал под влияние искусителя и находится в состоянии прелести, то ощущения его уже будут иные, противоположные указанным. Появляется сначала тонкое тщеславие, переходящее затем в гордость. Смирение и мир душевный у такового отсутствуют. «Когда злой дух прелести, – говорит преподобный Максим, – приближается к человеку, то возмущает ум его и делает диким, сердце ожесточает и омрачает, наводит боязнь, и страх, и гордость, очи извращает, мозг тревожит, все тело в трепетание приводит, призрачно пред очами показывает свет не светлый и чистый, а красноватый… и уста заставляет говорить слова непотребные и хульные; тот, кто видит сего духа прелести, большею частью серчает и исполнен бывает гнева, смирения совсем не знает, ни истинного плача и слез, но всегда хвастается своими хорошествами и тщеславится ими, когда без сдержанности и страха Божия поддается движениям страстей, наконец, выходит из ума и приходит в совершенную пагубу»805.

Итак, человек, находящийся в состоянии прелести, прежде всего лишен душевного покоя и истинного умиления – этих верных признаков благодатного состояния духа. Кроме того, в нем отсутствуют три основных добродетели: смирение, любовь и милосердие, «без коих никто не узрит Господа»806.

Чистою молитвою, без прелести, по словам святого Григория Синаита, будет та, во время которой «ум видится безвидным и ни себя, ни другого чего не представляющим даже на мгновение, будучи и от чувств отвлекаем действующим в нем светом. Ибо тогда ум делается отрешенным от всего вещественного и световидным, неизреченно во един дух с Богом сочетаваясь»807.

Как говорит святой Исихий, это происходит вследствие того, что «всякий помысл воспроизводит в уме образ какого-либо чувственного предмета, ибо ассирианин (враг), будучи сам умною силою, не иначе может прельщать, как пользуясь чем-либо привычным для нас чувственным… И так как всякий помысл входит в сердце чрез воображение чего-либо чувственного (чувственное же мешает умственному), то Божественный свет Божества тогда уже начинает осиявать ум, когда он упразднится от всего и сделается совершенно безвидным (никакого вида и образа не представляющим). Ибо светлость оная проявляется в чистом уже уме, под условием оскудения его от всяких помышлений»808.

Интеллект во время такой молитвы как бы замирает или, как говорит святой Максим Кавсокаливит, «ум пребывает бездействен и повинуется только Духу Святому»809 и, «умирая в действии совершеннейшей молитвы, отторгается от всех мирских помышлений»810.

Поэтому же и в житии преподобного Варсануфия, составленном Никодимом Агиоритом811, где сообщается о том восхищении к Богу, которого преподобный удостаивался на молитве, подчеркивается, что возносился он к Богу «не на мечтательных крыльях мысли, но в неизреченной силе Духа, полагая восхождения к Богу в сердце своем»812.

В соответствии с этим на всем протяжении «Добротолюбия» нигде не говорится о развитии мысленной, мозговой, энергии, так как это не только не нужно, но крайне вредно и даже опасно для молящегося, ибо приводит к гордости и падению. Весь центр тяжести полагается в развитии чувств сердца, потому что в духовной молитве, чистой от всяких представлений и воображений, интеллектуальная сторона не играет роли.

> Искушение пророческим бесом

Подробности Категория: Ложный дар прозорливости

Вопрос, присланный священнику читателем И., и ответ на него иеромонаха Иова (Гумерова).

Вопрос:

Примерно 2 года назад, измученный болезненными последствиями от греха противоестественного блуда, я случайно узнал об услугах бабки, которая якобы умеет смотреть на воду и снимать порчу, и обратился к ней. Когда я пришел туда, она нашептала какие-то молитвы над чашкой с водой, затем поставила мне чашку на голову и прочитала определенную последовательность заговоров и молитв и дала мне выпить. При этом я почувствовал какую-то странную теплоту, и меня как — будто заволокло каким-то белесым туманом.

Пребывая в этой странной ауре, я все видел как будто сквозь какой-то мутный белесый туман. После чего бабка дала мне указания выполнить определенные процедуры, и, возвратившись оттуда, я продолжал пребывать в этой туманной ауре. На исповеди я говорил священникам о посещении бабки, и они предупреждали меня, что это грех, и что бес вернется и приведет с собой 7 других, однако я игнорировал их предупреждения и продолжал визиты к бабке. К тому же я дерзнул вознести своевольную молитву о возвращении просветленного состояния сознания, которое я до этого достигал, и т.д. в том же духе, и повторил эту просьбу перед церковью несколько раз. При этом я как-будто почувствовал в себе какую-то возросшую молитвенную силу. Но через несколько дней, когда я сидел в одиночестве, я почувствовал как будто какой-то поток странной сладости, входящий в меня в области груди, и при этом я ощутил прямо перед собой чье-то присутствие, хотя никого и не видел. Я встал и поклонился перед этой незримо стоящей фигурой, при этом я ощутил его призрачные ноги на полу, от которых растекались какие-то призрачные потоки энергии и втекали мне в голову. Когда я попробовал молиться, при каждом слове мне в душу втекала какая-то сладость, от которой даже расхотелось говорить, но сладость эта была какая-то фальшивая. При этом мой ум отвлекся от дел, которые я делал, и я стал неспособен делать обычные дела. Еще через некоторое время мне в голову откуда-то извне начали приходить сведения о людях, которых я раньше знал, сведения о событиях, которые со мной раньше происходили, до того мне неизвестные, причем ум мой все более погружался в состояние какой-то отчужденности от реального мира, и я даже начал чувствовать побуждение выйти из дома. Я уже почти пришел в убеждение, что я был посещен чудесным посещением и мне были даны духовные дары, однако перед самым отходом ко сну я вспомнил то, что я знал о состоянии прелести и понял, что нахожусь в состоянии прелести. Поэтому на следующее утро я в страхе пошел в церковь, позвал священника и начал рассказывать ему о случившемся. Он, не дослушав, принес исповедь, начал говорить за меня, и как только перекрестил меня, с меня как-будто спала эта пелена, и я все увидел в другом свете, отличном от обычного сознания, и ощутил довлеющую надо мной Божественную силу, которая все возрастала и причиняла мне что-то вроде довлеющего жжения, короче говоря, я, по-видимому, пришел в состояние, свободное от прелести и впал в руки Бога Живаго. После чего подошел священник, поднял меня на ноги, благословил меня причаститься и сказал, что в Введнской церкви есть отчитка отца Александра, и мне необходимо туда поехать. После чего меня привезли домой, и я постепенно спускался обратно из этого состояния благодати, в котором мне очень тяжело было пребывать, и одновременно я ощущал присутствие бесовских сил рядом со мной.

После чего последовал еще целый ряд бесовских наваждений, и, наверное, только стараниями Ангела-хранителя я не стал окончательно бесноватым. Однако бесы завладели моим разумом, и под их влиянием я находился в состоянии психического расстройства целую неделю, пока, наконец не был отвезен на отчитку отца Александра. После чего моя психика пришла в нормальное состояние, и бесы, по-видимому, отошли от меня, но они еще некоторое время подделывали устрашения во сне. Однако примерно через год после первого визита к бабке мне постепенно начали лезть в голову всякие черные мысли и фантазии, в которые активно включился мой ум, короче говоря, я пришел в какое-то болезненное состояние сознания, при котором мои душа и ум были болезненно напряжены и скованы изнутри, и органы чувств пришли в состояние болезненного напряжения. Тогда мне снова пришлось ездить на отчитки, чтобы изгнать беса. От этого мне стало легче, однако я продолжал чувствовать какую-то болезненную разлаженность в работе ума, психики и органов чувств. Еще через несколько месяцев опять возникли неприятные ощущения, которые выражались в том, что я то чувствовал свое тело подвешенным в воздухе, как тряпку, то чувствовал в своей голове полный разлад и бессонницу, и никак не мог собрать свое сознание воедино и т.д. Только после того, как я опять съездил на отчитку, мне стало лучше, однако я боюсь, что через некоторое время нападения бесов опять начнутся в самый неподходящий момент. К тому же в случайном разговоре с товарищами по учебе зашел разговор о бабке, и кончилось тем, что я дал телефон бабки одной из них, что, наверно, еще более усугубляет мою вину. Чтобы загладить мою вину, я подал и ее на молебен. Когда я на отчитке сообщил отцу Александру о моем визите к бабке и последствиях, он сказал, что я преступил Закон Божий, и что мне надо писать генеральную исповедь с 7-летнего возраста и с меня надо снимать проклятие. Когда я сказал, что я на исповеди уже многократно каялся в этом грехе, он спросил, читали ли надо мной молитву на снятие проклятия? Я ответил, что нет, тогда он повторил, что мне надо писать генеральную исповедь и должным образом каяться, а насчет снятия проклятия я так и не понял.

Поэтому я написал сюда, чтобы выяснить в основном такие вопросы: Навлек ли я на себя посещением бабки проклятие или что-то вроде этого, и если да, то, что из себя это проклятие представляет? Если это проклятие является актом призвания на меня бесовских сил, в результате чего они получили определенный доступ ко мне, то насколько оно распространяется по времени, какие последствия имеет и что необходимо для его снятия? Достаточно ли того, что я исповедал этот грех, причастился и был на молебне изгнания бесов, или требуется еще что-то – молитва на снятие проклятия или еще что-то в этом роде? В какой мере вообще возможно избавление от всех этих последствий? Являются ли все описанные выше болезненные симптомы следствием того, что бес подходит ко мне на определенное расстояние и распространяет на меня какие-то свои волны или еще что-то? Еще больше меня беспокоит вопрос о том, что, возможно, коль скоро я один раз вступил в контакт с бабкой – проводницей дьявольской силы в этом мире, то последствия этого не исчерпываются только тем, что определенное количество бесов подошли ко мне на определенное расстояние и делают какие-то наваждения и болезни. Если сатана – князь мира сего, и сведения, которые я почерпнул о нем, указывают на то, что он – воздушный князь, миродержец, что он везде стоит и т.д., то это наводит меня на предположение, что посещением бабки я нарушил установленную Крещением отчужденность и защищенность моей души и всей моей структуры от сатаны и что моя душа теперь вступила в контакт не только с отдельными бесами, но и с сатаной, который, видимо, является не только личностью, но и неотъемлемой составной частью нынешнего мироздания, коль скоро он – миродержец и т.д. И что защитная оболочка, которая до этого отделяла меня от миродержительной и вездесущей силы сатаны и делала мою душу чуждой ему, теперь, в результате визита к бабке, была разрушена, и я теперь нахожусь в своем духовном бытии не только в контакте с Богом, но и с сатаной, который получил теперь к моей душе прямой доступ для своих разрушительных воздействий. Кажется, это Богородица делает защитную оболочку вокруг человека, и мои опасения о том, что она была разрушена частично или полностью основываются на том, что, как я описывал выше, в мою душу втекали потоки сатанинской энергии, производящие в ней ощущение фальшивой сладости. Больше всего я боюсь, что потоки сатанинской энергии втекают в мои глаза и голову, и что защитная оболочка была снята с моих глаз. Эти опасения основываются, на том, что я получал некоторые галлюцинации при просмотре телевизора и т.д. Надеюсь, что эти мои предположения неверны, но оставлять это на самотек нельзя, и, если вы компетентны в этих вопросах, пожалуйста, подтвердите или опровергните их. И.

Отвечает иеромонах Иов (Гумеров):

Дорогой И.! Защитная оболочка, о которой Вы пишете, представляет собой ничто иное, как наше физическое тело в определенном его состоянии. Об этом пишет святитель Игнатий (Брянчанинов): Боговдохновенный писатель Бытейской книги говорит, что по падении первых человеков, Бог, произнесши приговор над ними, еще до изгнания их из рая, сотвори им ризы кожаны и облече их (Бытие 3,21). Ризы кожаныя, по объяснению святых Отцов (Святаго Иоанна Дамаскина. Точное изложение Праволавной веры, книга 3, глава 1), означают нашу грубую плоть, которая, при падении, изменилась: утратила свою тонкость и духовность, получила настаящую свою дебелость. Хотя начальною причиною изменения и было падение; но изменение совершилось под влиянием Всемогущаго Творца, по неизреченной Его милости к ним, к нашему величайшему благу. Между прочими полезными для нас последствиями, истекающими из состояния, в котором ныне находится наше тело, мы должны указать на то, что, чрез допущение дебелости нашему телу, мы сделались неспособными к чувственному видению духов, в область которых мы ниспали. Человек имеет свободу воли и часто, к сожалению, ею злоупотребляет. Сознательное обращение к злым духам лишает наше тело способности быть естественной защитой. Демоны находят доступ к душе и приводят ее к болезненному состоянию. Искреннее обращение человека к Богу через таинства покаяния, причастия и соборования лишают демонов власти над человеком. Живый в помощи Вышняго. В крове Бога Небесного водворится. Речет Господеви: Заступник мой еси, и прибежище мое, Бог мой и уповаю на Него (Пс.90:1). Когда человек начинает жить в благодатном опыте Церкви, воля его высвобождается от прямой зависимости от падших духов. Однако душа, пройдя через страшный опыт падения, долго еще испытывает последствия совершенного над ней насилия.

Дорогой И.! Надо верить, что Господь хочет и может Вас исцелить. Вам не надо искать каких-то специальных молитв и размышлять о снятии «проклятия». Искренне и регулярно участвуйте в молитвенно-богослужебной жизни Церкви, ревностно приступайте к святым таинствам, обязательно соблюдайте посты, выполняйте утреннее и вечернее правило. Молитвенно приступайте к цельбоносным мощам угодников Божиих: преподобного Сергия Радонежского, святителей Митрофана Воронежского и Тихона Задонского, блаженной Матроны Московской и других. Решительно отстранитесь от всего вредного: телевизора, чтения неполезных книг и проч. Иначе исцеление Вашей духовно ослабленной души задержится.

«Галлюцинации», о которых Вы пишете, — явление субъективное. Вызывают это демоны, которые хотят нагнать на Вас страх. Бояться их не нужно. Духовно они – ничто. Их мнимая сила появляется только тогда, когда мы бессильны и придаем им значение. «Защитная оболочка» у Вас есть, ибо церковные таинства врачуют не только душу, но и тело. Через них человек возрождается. Диавол не является «неотъемлемой составной частью нынешнего мироздания». Он назван князем мира (Ин.14:30), мироправителем тьмы века сего (Ефес.6:12) потому, что правит отпавшей от Бога частью человечества.

С покорностию и благоговением последуем учению святых Отцов, преданию православной Церкви! С благоговением подчинимся установлению Бога, покрывшаго души наши густыми занавесами и пеленами тел на время нашего земного странствования, отделившаго ими нас от духов сотворенных, заслонившаго и защитившаго ими от духов падших. Не нужно нам чувственнаго видения духов для совершения нашего земнаго, многотруднаго странствования. Для этого нужен иной светильник, и он дан нам: Светильник ногама моима — Закон Твой, и свет стезям моим (Псалом 118, 105). Путешествующие при постоянном сиянии светильника — Закона Божия — не будут обмануты ни страстями своими, ни падшими духами, как свидетельствует Писание (святитель Игнатий Брянчанинов).

Молитвы об одержимых демонами и всякою немощию

Господу помолимся.

Божественное, святое, великое, страшное и вседейственное Имя призываем для изгнания твоего, отступник, и запрещения тебе, диавол, вредить. Бог святый, безначальный, страшный, невидимый по существу, несравненный по могуществу, непостижимый по божеству, Царь славы и Владыка Вседержитель, благоуспешно призвавший все из небытия в бытие словом, ходящий на крыльях ветров, запретит тебе, диавол. Запрещает тебе, диавол, призывающий воду моря и изливающий се на лице всей земли; Господь Сил имя Его. Запрещает тебе, диавол, Господь, которому со страхом служат и прославляют бесчисленные небесные огненные чины, которому с трепетом покланяется и прославляет множество ангельских и архангельских сонмов. Запрещает тебе, диавол, Господь, почитаемый от предстоящих кругом сил и страшных, шестокрылых, многоочитых херувимов и серафимов, двумя крыльями покрывающих свои лица по причине невидимого и неисследимого божества, двумя крыльями закрывающих свои ноги, чтобы не быть попаленными от несказанной славы и недомыслимого величия Его, и двумя крыльями летающих и наполняющих небо своим воззванием: свят, свят, свят Господь Саваоф, исполнь небо и земля славы Его. Запрещает тебе, диавол, Господь, из отческого лона сошедший на землю Бог Слово и чрез достопокланяемое, неизреченное и пречистое воплощение от святыя Девы неизреченно явившийся в мире для того, чтобы спасти его и, низринув тебя с неба собственною силою, показать тебя всем погибшим. Запрещает тебе, диавол, Господь, сказавший морю: молчи, престани (Мк. 4:39) и, по этому повелению, тотчас успокоилось. Запрещает тебе, диавол, Господь, из пречистой плевы сделавший брение слепому от рождения, образовавший недостававший член и даровавший свет. Запрещает тебе, диавол, Господь, оживотворивший словом дочь начальника синогоги и сына вдовицы похитивший из уст смерти и даровавший его матери целым и здоровым. Запрещает тебе, диавол, Господь, восставивший четверодневного Лазаря целым, как бы не умиравшего, и невредимым, к ужасу, многих. Запрещает тебе, диавол, Господь, через заушение упразднивший проклятие и чрез прободение пречистого своего ребра уничтоживший пламенный меч, охранявший рай. Запрещает тебе, диавол, Господь, чрез оплевание дорогого своего лица стерший слезу со всякого лица. Запрещает тебе, диавол, Господь, поставивший крест для единственного утверждения и спасения мира, а для падения твоего и всех покорных тебе ангелов. Запрещает тебе, диавол, Господь, издавший глас на кресте Своем и завеса храма раздралась, и камни распались, и гробы открылись и от века умершие воскресли. Запрещает тебе, диавол, Господь, умертвивший смертью смерть и воскресением Своим даровавший людям жизнь. Да запретит тебе, диавол, Господь, сошедший в ад, разрушивший его памятники, освободивший всех содержавшихся в нем узников и призвавший к себе; видя Его стражи у ворот (ада) ужаснулись и, укрывшись на на дно ада, оставили (свое место). Да запретит тебе, диавол, Господь, воскресший из мертвых Христос Бог наш, даровавший всем Свое воскресение. Да запретит тебе, диавол, Господь, вознесшийся в славе на небо к Отцу Своему и восседающий одесную величества на престоле величества. Да запретит тебе, диавол, Господь, грядущий с славою на облаках небесных, вместе со святыми ангелами Своими, судить живых и мертвых. Да запретит тебе, диавол, Господь, приготовивший тебе огонь неугасимый, червь неусыпающий и тьму кромешнюю для вечного наказания. Да запретит тебе, диавол, Господь, от лица силы которого все страшится и трепещет, потому что велик Его гнев, угрожающий тебе. Сам Господь запрещает тебе, диавол, страшным Своим именем: дрожи, трепещи, устрашись, уйди, сгибни, исчезни павший с неба и с тобой все злые духи, всякий злой дух, дух распутства, дух злобы, дух ночной, дух дневной, дух полуденный, дух вечерний, дух полунощный, дух встречный, или земной, или водяной, или в рощах, или в тростнике, или в долинах, в проходах и перекрестках, в озерах, в реках, в домах и в банях находящийся, вредящий и сводящий человека с ума,-кратко-отступите от создания Творца, Христа Бога нашего, удалитесь от раба Божия, имя рек, от (его) разума, от души, от сердца, от почек, от чувств, от всех членов, чтобы быть ему здоровым, невредимым, свободным, познающим собственного владыку и Творца всего Бога, собирающего заблудившихся и дающего печать спасения чрез рождение и воссоздание в божественном крещении, чтобы он удостоился пречистых, пренебесных и страшных Его таин, и присоединился к истинному Его стаду, пребывая в месте прохладном, будучи воспитываем на воде упокоения и, по примеру пастухов, верно руководим жезлом креста, во оставление грехов и жизнь вечную. Ему принадлежит вся слава, честь, поклонение и величие вместе с безначальным Его Отцем, с пресвятым, благим и животворящим Его Духом, теперь и всегда, и во веки веков. Истинно.

Чем искушаемся? Случаи из церковной практики

Зачастую в православных кругах приходится слышать пресловутое: искушение. Искушение дома, искушение на работе или, как сейчас принято говорить, в офисе, искушение на клиросе и даже в алтаре. Поставил на газ чайник и забыл — искушение, проспал и опоздал на работу — искушение, сфальшивил на клиросе — искушение, не положил ладан в кадило — оно же. Создаётся впечатление, что, с одной стороны, для православных слово искушение заменило одновременно сразу все существующие бранные слова, а с другой — стало лучшим способом переложить ответственность за свои собственные ошибки на “кого-нибудь”, кто подальше. В первом случае речь идёт об обыкновенном искажении смысла слова, что сегодня встречается сплошь и рядом. Во втором всё гораздо интереснее.

И действительно, слово искушение часто употребляют, когда допущена промашка, когда что-то не получается, валится из рук или, например, когда справедливо достаётся от начальства. Вот тогда сразу оно тут как тут.

Недавно я побывал в одной православной организации. Надо сказать, договорённость о том, что я туда приеду именно в этот определённый день, существовала уже за неделю до моего появления. Узнав, что приехал человек получить необходимые и очень важные документы, сотрудники организации неожиданно стали бегать взад и вперёд по офису, что-то кричать друг другу и, главное, буквально ежесекундно повторять: “ох, искушение”. С трудом разобрав в общем хаосе некоторые фразы, я понял, что документы, которые для меня были приготовлены и уже как три дня лежали на столе у секретаря, таинственным образом исчезли. Словом, в православном учреждении случился полтергейст. Через несколько минут выяснилось, что по невнимательности секретарь отдала документы совсем другому человеку, который к тому времени находился уже на полпути в Новосибирск. Как водится, долго твердили: “вот видите, какое искушение”.

Собственно, из-за чего пропали документы — из-за козней лукавого или из-за расхлябанности секретарши, выяснить так и не удалось. Я склонялся ко второму. Со мной в принципе соглашались, но уверяли в первом.

Разумеется, о том, что лукавый не дремлет и создаёт ситуации, которые подталкивают человека к совершению греха, забывать нельзя. То, что искушения действительно есть, нам свидетельствует Священное Писание (Мф 4:1–11). Но разве с ними нельзя бороться?

По этому поводу вспоминается рассказ из Патерика. Великим постом игумен, обходя монастырь, увидел, что в келье монах над свечкой запекает себе яйцо. Авва сразу же обличил нерадивого монаха, на что тот отвечал: “прости меня, отче, бес попутал…”. Неожиданно из-под печки появился бес и прервал инока: “не верь ему, отче, я тут сам у него учусь”. Эта назидательная история помогает уяснить главное — человеку дана свободная воля, и, как бы бес его ни “путал”, виноват всегда будет он сам. В любой ситуации — даже самой странной и самой глупой — у человека существует возможность выбора. Кроме того, по слову апостола Павла, искушение никогда не посылается человеку сверх сил (1 Кор 10:13).

Поэтому как бы ни хотелось нам выглядеть в глазах Божиих и наших ближних несчастной жертвой бесовских проделок, ответственность за совершённые деяния всегда будет лежать на нас. Именно нам решать, как вести себя, какие действия предпринять, как поступить в той или иной ситуации. Повторюсь: враг не дремлет, но насколько эффективными будут его старания, зависит от личного выбора человека.

Злые духи действуют всегда; действовали они и во времена Спасителя. В Евангелии, между прочим, есть чёткое указание, как следует бороться с искушениями, а вернее, как их предупреждать. Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение, — призывал Господь учеников Своих в Гефсиманском саду (Мк 14:38). Разумеется, бодрствовать (то есть быть всегда начеку) и молиться чрезвычайно трудно, и даже Апостолы не выдержали и уснули. Но если иметь перед собой слова Спасителя как образ, к которому нужно стремиться, то становится ясно — начинать нужно с малого: с воспитания в себе таких качеств, как собранность, внимательность, прилежание, и тогда необходимость сетовать на козни бесовские во многих случаях отпадёт сама собой.

Как ни странно, сейчас поводом вспомнить, что лукавый действует в мире, часто становится отсутствие профессионализма и должной квалификации. Совсем недавно я узнал, что есть якобы такое существо — “клиросный бес”. Об этом понятии я ни разу не слышал, а потому подумал, что оно маргинальное и среди клирошан не распространено. Моё мнение изменил разговор с одной молодой регентшей, которая жаловалось на то, что подопечные её плохо пели за богослужением. По ходу разговора выяснилось, что во всех бедах виноват не кто иной, как вышеупомянутый “клиросный бес”, который постоянно заставлял певчих то смеяться, то даже ругаться друг с другом. На предположение, что, может быть, на клиросе стоит вести себя более сдержанно, не болтать и не смеяться, собеседница отвечала, что полностью с этим согласна, но только, мол, болтать и смеяться певчих заставляет всё тот же бес. В итоге всё получилось, как в Писании: змей обольстил меня, и я ела (Быт 3:13). А ведь ложный стыд прародителей и стал причиной их изгнания из рая!

После этого разговора я понял, что существует “учение”, согласно которому “клиросный бес” не единственный в своём роде! Наверняка существует “алтарный бес”, который постоянно наводит на уставших пономарей сон, “трапезный бес”, сеющий смуту среди поваров; ещё особый бес обитает за свечным ящиком.

Решил проверить свои догадки, что называется, опытным путём. Случай представился сам собой. Утром пришёл в храм на богослужение. Прочитали часы, началась Литургия. Неожиданно после возгласа “Святая святым” мимо меня молнией промчался пономарь и подбежал к столику, где бабушки готовили запивку для причастников. “Матушки, — задыхаясь, прошептал служащий алтаря, — искушение… дайте кипятка срочно… ой, искушение…”. “Понятно, — подумал я, — забыл согреть воду для теплоты — бес попутал”.

После богослужения зашёл в трапезную, где невольно стал свидетелем неприятной беседы старшего и младшего повара. “Как же ты меня искушаешь, — негодовала старшая повариха, — это вот у тебя бес на плече сидит и нашёптывает, а ты рада-радёшенька, его слушаешь”. На человека, который видит бесов, женщина явно похожа не была, а потому “теория трапезного беса” нашла здесь своё подтверждение. Вообще узнать о присутствии специализированных бесов нетрудно: они появляются везде, где слышится уже классическое: “ох, искушение…”.

Если рассуждать серьёзно, то искушение — это испытание, которое по сути всегда предполагает выбор: или человек ему поддаётся, или преодолевает его. А потому жалобы на лукавого — не что иное, как стремление переложить на него ответственность за собственные ошибки. Всё тот же ложный стыд прародителей мешает признаться самому себе и окружающим в отсутствии профессионализма, должной квалификации, элементарного прилежания, наконец, в собственной греховности и в собственном несовершенстве.

Подобный образ мышления решительно осуждает апостол Иаков: В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью (Иак 1:13–14). Но самое странное, что жалобы на проделки бесовские чаще, чем где бы то ни было, слышатся в храме Божием. Например, на московских дорогах, где можно услышать всё что угодно, бесов вспоминают гораздо реже. В самом деле, сложно представить водителя, который выполнил разворот через две сплошные линии и тем самым грубо нарушил правила дорожного движения, объясняющего гаишнику, что “это его бес попутал”. А вот храм Божий уже давно в нашем представлении стал вместилищем разнообразных искушений, специфических бесов и тому подобной нечисти.

Конечно, начитанный человек возразит, что-де и у Гоголя в “Вие” храм становится местом, где бушуют бесы. Но ведь там же напрямую сказано, что храм был заброшен, в пренебрежении, что в нём не служили, а у нас этого по Божией милости нет.

Надо отметить, что подобные околоцерковные представления подкрепляются суевериями, имеющими истоком своим язычество, которые зачастую становятся нормой жизни. Самым распространённым “заболеванием”, которое мы, как водится, в себе не замечаем, является анимизм — вера в то, что окружающий нас мир наполнен духами, как правило, злыми. Куда не глянь — везде они. В свою очередь анимизм, как и любое другое суеверие, порождает в человеке страх перед тёмными силами. Страх, который вовсе не способствует спасению человеческой души, а наоборот, отдаёт её во власть демонов, травмирует психику человека (до сих пор в ходу анекдот про семинариста, который носки крестил, прежде чем их надеть). И получается, что боимся мы совсем не того, чего следует бояться — Страшного суда, последнего суда, после которого мы уже не сможем исправить нашу жизнь, а того, против чего имеем непобедимое оружие мира — Крест Христов. Иными словами, бесов боимся и забываем о главном… Впрочем, обратимся к Писанию.

Спаситель неоднократно показывал Свою власть над бесами, изгонял их и повелевал ими (Мк 1:27; 9:25; Лк 8:29–32). Более того, перед Вознесением Он обещал Своим ученикам, что и верующие в Него будут способны изгонять злых духов: Именем Моим будут изгонять бесов (Мк 16:17). Наверное, промыслительным было то, что вскоре язычники стали называть последователей Христовых — христианами. И те приняли эту, казалось, пренебрежительную кличку и умирали за неё, отказываясь приносить жертвы и поклоняться идолам, которые по сути есть те же бесы. Да, мы Христовы! — отважно признавали они, терпяще всякое искушение лютых мучений и сознавая, что перед Именем Божиим бессильными становятся все происки и козни дьявольские. И в самом деле, что могут сделать злые духи, если Христос лишил силы имеющего державу смерти (Евр 2:14)? А мы при каждом удобном случае стараемся указать на то, что бесы сильнее и хитрее нас, забывая о своём христианском достоинстве: Вы — род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет; некогда не народ, а ныне народ Божий; некогда непомилованные, а ныне помилованы (1 Пет 2:9–10).

Между тем церковное Предание доносит до нас случаи, которые могут дать повод для, так сказать, конструктивных размышлений. Афониты рассказывают о монахе, обнаружившем беса в своем рукомойнике. Для начала инок положил поверх рукомойника свой крест, и бес стал жалостно умолять снять этот страшный предмет, причиняющий ему мучение. Монах же предложил бесу свободу в обмен на пение “Херувимской”. Нечистый долго сопротивлялся, но инок был непреклонен, да ещё и наставлял в пении: петь-де нужно нежно, мелодично, а не абы как. После многих неудачных попыток стало получаться — и тут бес просветлел, потом покрылся белизной, обратился в ангела и упорхнул на светозарных крыльях.

Рассказывают ещё и о русской схимонахине, которая говорила так: “Я, когда бес меня искушает, говорю ему: ты что безобразничаешь? А ну-ка, быстро становись рядом со мной на колени, проси у Господа прощения за свои дела!”.

А у нас получается с одной стороны забавная, а с другой — довольно грустная вещь. Разумеется, ситуация, когда за любую свою ошибку человек винит тёмные силы, ничего кроме улыбки вызвать не может. Но страх перед демонами, а тем более стремление переложить ответственность за свои действия на кого-то другого само по себе кажется очень опасным. Действительно, не возникает ли некое ощущение самоуспокоенности и невинности, если во всём виновато искушение? К сожалению, бесы не так часто появляются из-под печки, чтобы указать на наше нежелание работать над собой, на нерадение и на обыкновенную лень. Им это наверняка выгодно. Но всё же сам собой напрашивается вопрос: а будет ли убедительной история о “клирос­ном бесе” на Страшном суде?

“…и в церкви водворилось торжественное молчание, нарушаемое только хихиканьем и перешёптыванием певчих на хорах. Певчие постоянно шептались и хихикали в продолжение всей службы. Был когда-то один такой церковный хор, который вёл себя прилично, только я позабыл, где именно. Это было что-то очень давно, и я почти ничего о нём не помню, но, по-моему, это было не у нас, а где-то за границей”. — Марк Твен. Приключения Тома Сойера. М., 1977. С. 28.

Вспомним хотя бы слова молитвы “яко тает воск от лица огня, тако да погибнут беси от лица любящих Бога и знаменующихся крестным знамением”.

Альфа и Омега, 2009 год, № 54

Словарь Правмира – Диавол, демоны

<<предыдущая оглавление следующая>>

БЕСЫ

Отец Амвросий показал о. Венедикту бесов таким образом:

Накрыл его мантией, потом подвел его к окну и говорит:

— Видишь?

— Да, вижу, Батюшка, вижу, что идет множество арестантов грязных, изодранных, со страшно-зверскими лицами. Батюшка, откуда столько их? Идут, идут, и конца нет, и кто их пустил одних в Скит? Вероятно, весь Скит оцепили казаки?

А эти арестанты все идут, идут, расходятся направо, налево, за церковь.

— Ну, что видишь, о. Венедикт?

— Да, Батюшка, что же это?

— Это бесы. Видишь, сколько должно приходиться на каждого из братии?

— Батюшка, да неужели?

— Ну, теперь смотри.

Снова посмотрел о. Венедикт, и уже ничего более не увидал, все тихо по-прежнему.

Вот видите, против скольких мы должны бороться, но, конечно, Бог попускает борьбу сообразно силам каждого…

Домовые и современные барабашки – суть те же бесы

Начальник нашего Скита, отец Анатолий также лично передавал мне следующий случай. В доме его знакомого, который ныне служит управляющим казенной палатой в одной из губерний Царства Польского, завелся бес. Появление его ознаменовалось стуком по ночам, передвижением мебели в комнатах, а главное – ужасом, который нападал на всех живущих в доме, особенно по ночам. Детям он представлялся в виде небольшого мальчика, одетого в красную куртку и выделывавшего разные кувыркания и прыжки.

Этот знакомый рассказывал о всем бывающем в его доме одному городскому протоиерею, ученому-академику. Многоученый отец-протоиерей в ответ на это только посмеялся над простотой и легковерием своего друга, но впрочем, обещал зайти и лично убедиться в бесовских проделках. По приходе его, во время вечернего чая, вдруг он, да и все прочие, сидя в комнате видят, что по воздуху идет рюмка с водкой и становится против него на столе. За ней – другая, далее – третья, так что множество рюмок, наполненных водкой, настойками, винами появились таким же образом пред Протоиереем, который от изумления и ужаса не мог прийти в себя, видя совершающееся пред его глазами; при этом он весьма был сконфужен еще тем, что действительно любил выпить. Поневоле поверил ученый в существование бесов.

Бесы могут материализовываться

Скитский мантийный монах о. Адриан рассказывал мне следующий случай. Ему было около 7 лет. Однажды пошел он в гости к родственникам, которые жили в одном с ним селе. У этих родственников в доме было, как принято говорить вообще про подобные дома, «неспокойно». Играя в комнате с хозяйскими детьми, они все увидели какое-то существо, выглядывавшее из-под кровати. Это было среди дня, хотя в комнате никого из взрослых не было. Самой старшей девочке, игравшей с ними, дочери хозяйки, было не более 12 лет. Дети бросились бежать из комнаты, и он с ними; девочка бежала последней, а он перед ней, и когда выбежал в сени и оглянулся, то увидел, что какое-то живое существо, похожее на шар и покрытое волосами, выбежало из-под кровати. Девочка в это время хотела затворить дверь, но существо уперлось в дверь лбом и не допускало ее затворить, так что дверь оставалась не затворенной на четверть, и в это время он и успел разглядеть невидимое существо.

На крик девочки и прочих детей прибежали взрослые, но в ту самую минуту, когда они приблизились к девочке, упершейся в дверь из сеней, существо мгновенно исчезло и они его не видели. Высота неизвестного существа была около аршина, и это была не собака, не кошка и не еж.

Игумен Раифской Пустыни, что близ Казани, отец Вениамин, передавал мне, что лично слышал от бывшего казначея этой Пустыни о неоднократно повторявшемся ему искушении от беса. Казначей страдал запоем, и вот во время приступа этой страсти по ночам, когда он тщетно искал в своей келье водку, являлся ему видимо бес, в образе мальчика-негра, держа под рукою бочонок с водкой, которую он наливал в рюмку и ставил пред казначеем на стол, прося его знаками выпить. Соблазн был столь велик, и страсть к водке в эти минуты столь распалялась в нем, что он после некоторых колебаний выпивал водку, принесенную бесом.

На вопрос мой, как это может быть, о. Игумен отвечал: «Бес может материализовываться и в этом виде. Он брал из любого винного подвала бочонок с водкой и рюмку, с которыми и проникал в келью казначея чрез какой-либо ход (например, чрез печную трубу или же чрез подпол), ибо может легко проходить в землю, подобно кроту».

Сети бесовские

Враг всюду расставляет свои сети, желая погубить человека, и губит неосторожных.

Отсюда, из монастыря, виднее сети диавола, здесь раскрываются глаза, а там, в миру, действительно, ничего не понимают. Возблагодарим Создателя, что мы отошли от мира, этого чудовища…

Блудный бес искушает молитвенников

Рассказывал мне о. Феодосий, проживавший на покое в нашем Скиту, что одному иноку, проходившему молитву Иисусову, являлся козел, который становился между ним и иконостасом прямо пред лицом молящегося инока и, вставши на задние ноги, покушался лизнуть его в лицо своим мерзким языком; но однако сему Бог не попускал исполниться. Козел простаивал иногда больше часа, искушая инока. Думается мне, что этот инок не был ли сам о. Феодосий? Старец о. Амвросий сказал на это: «Хорошо еще, что козел не мог достать языком инока, а иначе последним овладела бы жестокая и лютая блудная страсть, ибо этот козел был бес блудный».

Бесовские искушения

Он же рассказывал, что в то время, как он жил в хибарке на нашей монастырской даче, бес сбросил его однажды за ногу с кровати, и он упал на пол, но не ушибся.

Он же рассказывал, что лично передавал ему о. Порфирий, бывший келейник у Затворника Задонского Георгия, о великом искушении, которому подвергся Затворник. Дело было так. Приехала однажды в Задонск на богомолье г-жа Кологривова с дочерью девушкой. Последняя, желая беседовать с Затворником, пошла к нему во время всенощной. Уступая ее усиленным и неотступным просьбам, Затворник принял ее в келью. Между тем, мать ее хватилась и узнавши от монахов, что дочь ее отправилась к Затворнику, пошла к нему. Начала стучаться в дверь его кельи, которую Затворник отворил не скоро.

Вся взволнованная, г-жа Кологривова войдя в келью, спрашивает Затворника, где ее дочь и, получивши отрицательный ответ от него, идет в следующую келью, где и находит дочь, спрятавшуюся за дверью. Вне себя от бешенства она со всего размаха дает Затворнику пощечину; последний молча поворачивает к ней другую щеку, и она наносит ему другой удар, называя его при этом всякими поносными именами. Она, конечно, все это поняла по своему развращенному уму и сердцу, подобно всем злым людям, которые во всяком добродетельном поступке видят одну гнусность. Таковы бывают искушения от врага истинным рабам Божиим.

Господь не всегда попускает бесам искушать истинных рабов Своих

Рассказывал мне о. Венедикт, иеромонах нашего Скита: «Позвали меня напутствовать схимонаха о. Николая (Лопатина). Это было дня за два до кончины его. Больной находился в полном сознании и памяти. Пред Причащением я попросил соседа его по келье монаха о. Пиора сходить в церковь к пономарю за теплотой. Тот ушел. Исповедовав больного, я приобщил его. Приходит о. Пиор и чрез перегородку своей кельи сердито говорит: «Пономарь не дал теплоты!» Я ответил, что обойдусь без нее и дам больному отварной воды из самовара. Объясняю, что о. Нектарий не дал теплоты, как сообщил сейчас пришедший от него о. Пиор, и потому придется запить Св. Тайны водою. О. Николай говорит: «Я ничего не слышу!» – «Как, – спрашиваю я его, – не слышите? Вот о. Пиор говорит, что о. Нектарий отказал в теплоте.» – «Нет, – отвечает больной, – ничего не слышу!» Я удивился. Но в эту минуту отворяется дверь кельи и входит о. Пиор, неся в руках сосуд с Пиорой. Спрашиваем его: приходил ли он сейчас в келью к себе? «Нет, – отвечает тот, – не приходил. Прямо от пономаря пришел сюда!»

Таким образом, врагу хотелось привести в смущение умирающего по принятии Св. Таин. Умирал о. Николай от чахотки, и, как все чахоточные, был очень раздражителен, особенно во время болезни предсмертной. Но Господь не попустил врагу искусить причастника Своего, закрыв ему слух, так что бесовские слова слышал только я один».

Враг научает злословить рабов Божиих, чтобы отвлечь от них людей

Враг научает злословить рабов Божиих, чтобы отвлечь от них людей. Действительно, врагу выгоднее всего, когда люди бегут от светильников Божиих и пребывают во тьме. Происки врага бывают и у нас в Оптиной. У о. Макария, несмотря на его святую жизнь, было много недоброжелателей из скитян. Бывали такие случаи: приедут из Москвы богатые купцы на тройках (железной дороги тогда не было) к батюшке о. Макарию. Подъезжают к Скиту и спрашивают:

— Где живет известный о. Макарий?

— У нас такого нет, – отвечают ему.

— Как же такого нет, а нас именно и послали к о. Макарию.

— Макариев-то в монастыре много, которого же вам?

— Да это Оптин Скит?

— Оптин, Оптин!

— Ну как же, тогда нет сомнения, что здесь живет о. Макарий.

— Ах, вам, верно, иеромонаха Макария, есть, есть, только зачем это вы к нему приехали, никакой пользы от него не получите. Не советуем к нему идти. – Озадаченные такими словами, купцы, выругавшись, поворачивали обратно.

Некоторые иноки с негодованием передавали о. Макарию о случившемся и говорили:

— Как вы, Батюшка, подобных монахов терпите? Да их метлой надо гнать из монастыря. Если уж вам все равно, так обитель лишается помощи, ведь среди купцов были богатые фабриканты. Мы же живем милостыней.

— Успокойся, – отвечал обычно о. Макарий, – иноки тут не причем, значит, не дорога этим людям быть у меня; кого Бог посылает, тот меня найдет.

Потерпев поражение в борьбе, с твердостью и мужественной готовностью следует востать и продолжить борьбу, не впадая в уныние и отчаяние

За одним монахом бес ходил 30 лет, стараясь соблазнить его, и все не удавалось. Наконец, через 30 лет, он соблазнил его блудом, и монах пал. Впасть в этот грех монаху все равно, что уничтожить все свои предшествовавшие труды. Бес пришел к падшему и сказал ему, что он теперь отпал от Бога и стал рабом греха и диавола.

— Ты теперь мой, – говорил бес.

— Никогда, я – Божий.

— Да как же ты можешь быть Божиим, когда впал в мерзейший грех? Ты ужаснейший грешник.

— Но что ж грешник? Я – Божий, а тебя знать не хочу.

— Да ведь ты пал?

— А тебе-то какое до этого дело?

— Куда же ты теперь пойдешь?

— В монастырь.

— Разве место тебе в монастыре, сделав такое ужасное дело? Твое место теперь в миру. Да к кому ты идешь?

— К духовнику на исповедь.

Бес всячески хулил духовника, останавливал монаха, но тот настоял на своем. Что же сказал духовник? Грех он его отпустил.

— Достойно плача, брате, все свои прежние труды уничтожил ты своим падением. Встань и начинай сначала.

А в ночь Игумену того монастыря, мужу высокой жизни, явился Господь Иисус Христос. Он держал за руку монаха.

— Узнаешь ли ты, кто это? – спросил Господь Игумена.

— Узнаю, Господи; это монах из моего стада, да еще падший.

— Узнай же и то, что этот монах, не поддавшись наветам бесовским, склонявшим его к унынию и отчаянию, в самом падении своем посрамил беса; и Я оправдал его.

Такое значение имеет твердость и мужественная готовность, потерпев поражение в борьбе, начать ее снова, не впадая в уныние и отчаяние.

СТРАХОВАНИЯ БЕСОВСКИЕ

Именем Господним изгоняются бесы

Отгоняйте его псаломским словом, как учили старцы: «от страха вражия изми душу мою» (Пс. 63, 2).

Страшные явления бывают иногда в кельях иноков. У нас живут в отдельных кельях, но обязательно не менее двух человек в отдельном помещении. Это для того, чтобы в случае каких-либо бесовских наваждений можно было постучать в келью соседа и попросить помощи.

Был у нас флигелек, где жил один монах, но теперь там не позволяют жить одному. Однажды был такой случай. После вечернего правила он увидел, что в его келье сидит какой-то человек, уже преклонных лет, и говорит ему:

— Что ты здесь только небо коптишь! Вернись к своим прежним занятиям, ты там принесешь гораздо больше пользы, и, получая хорошее содержание, будешь жить в свое удовольствие.

— Но как отсюда уйти? Двери Скита крепко заперты.

— Ты об этом не беспокойся, только пожелай, и я мгновенно перенесу тебя. У ворот уже стоит тройка.

— Но кто же ты? Верно, демон? Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя! – воскликнул пришедший в себя инок, и злой дух исчез. Было около двенадцати часов ночи, когда инок прибежал к батюшке о. Амвросию и рассказал ему о случившемся.

— Да, страшное видение ты имел, – сказал Старец. – У тебя был восьмилегионный бес, и кому он является, почти всегда того убивает.

— Как же я-то спасся?

— Господь известил меня, что ты в опасности, – ответил о. Амвросий, – и я встал на молитву; и тебе Господь напомнил о страшном и славном имени Своем, которого трепещут адские силы.

Да, страшные вещи бывают у нас иногда. Но в монастыре легче победить диавола, в миру же несравненно труднее, и восьмилегионный бес, явившись, убивает. А является он людям, которые еще не начали жить, а только еще думают об исправлении жизни.

В позапрошлую же ночь, рассказывал тот же о. Борис, бесы страшно приступали к нему и стучали в ворота, прося отворить их. В оба эти раза о. Борис отогнал бесов молитвою Иисусовой.

Этот же самый о. Борис прежде сего жил тогда года три в одной из угловых башен Скита. В это время бесы очень много докучали ему. Например, по ночам начнут плясать над потолком его кельи, петь скверные песни, играть на музыкальных инструментах; иногда являлись в виде больших крыс.

О других страхованиях о. Борис умалчивает, только рукой махнет. Говорят, что если пройти мимо этой башни ночью, можно слышать вопль и вой бесов. Удостоверяться я в этом не считаю нужным, ибо и так верую в полную возможность сих явлений.

Известно, что бесы называют нас, православных христиан, «сынами Божиими». Господь создал сначала мир невидимый, но горсть его возмутилась и отпала от Бога, тогда все они были свержены с неба. Места же остались вакантными. Вот Господь создает землю, украсил ее, как невесту. Сатана смотрит, что дальше будет, для кого это? Уж, конечно, не для нас, – думает. Затем Господь создает Адама и Еву, дает заповедь им о невкушении от древа познания добра и зла. «А, так это вот что, – говорит сатана, – надо их погубить». И губит. Сначала падает Ева, затем Адам. Многим покажется странным, как это Бог, всемогущий, допустил диаволу погубить их. Но Господь попустил это для того, чтобы воссоздать Адама во Христе, сделать его еще лучше, чем Он создал его. Бог сошел на землю и открыл нам путь, чтобы мы могли совершенствоваться, то есть стать богоподобными. Но путь этот тяжел, усыпан страданиями.

Когда я был еще в миру, лет 40 тому назад, посетил меня один схимник с Афона. Принял я его, как мог угостил, деньги у меня в миру не хворали. Пришел он ко мне вечером, так часов в 7. Сидим мы, беседуем. Рассказывает он мне, что бесы могут являться и чувственно. «А вам, Батюшка, являлись?» – спрашиваю. «Как же, один раз в жизни только видел. Пришел как-то я от обедни, лег отдохнуть до трапезы, дверь заперта, вдруг вижу, стоят два арапчонка, думаю, да откуда же это? Слышу – один и говорит другому по-русски:

— Убьем, убьем его!

Я открыл глаза.

— Да он не спит, – отвечает тот.

— Ничего, неси скорей!

Вижу, несут что-то в виде шали или облака.

— Бросай на него, он задохнется, никто и не узнает, отчего умер.

Я привстал, осенил себя крестным знамением: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного!» – мигом арапчонки отскочили в конец комнаты. Говорю:

— Что вам, окаянные, от меня нужно? За что вы так ненавидите нас, православных христиан?

— Из зависти, что Бог к нам несправедлив: зачем вы хотите занять наши места?

— Как так?

— Да как же, грешите вы, грешите, а потом пойдете к духовнику, пошепчетесь там с ним, и все вам прощается.

— Да ведь и вы можете вернуться опять на свои места.

— Как?

— Так, смиритесь, подойдите вот хоть сейчас к иконе и помолитесь.

— Ни за что!

— Ну вот вы сами и виноваты, гордыня вас погубила».

За беседой мы не заметили, как и ночь прошла. Отдергивает он занавеску и говорит: «Ну, а теперь на часок прилегли бы отдохнуть». – «Как на часок», – удивляюсь. «Да вам к которому часу на службу нужно?» – «К девяти», – отвечаю. «Ну, а теперь который?» Вынул часы, смотрю, семь как раз, до восьми один час, и в восемь я всегда встаю, пока умоешься, оденешься, напьешься чая и час прошел, в девять уже иду на службу.

На отшельников бес нападет сильнее

. Разговорились мы с ним. Стал я расспрашивать, как он живет, как угождает Господу.

«Жить в лесу – от людей спокойно, – сказал Старец, – вот только с бесами воевать приходится. Каких только страхований не нагонят они! Однажды, среди белого дня, вдруг вижу, едет к моей келье множество саней, в которых сидят чуваши. Остановились, стучат в дверь:

— Отвори скорее, – говорят, – мы иззябли.

— Отец Настоятель запретил мне пускать кого-либо без молитвы; вот я и говорю: сотворите молитву.

— Какую там молитву, – отвечают, – отвори!

— Скажите: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас!

За дверьми раздался смех. Затем все садятся в сани и уезжают. Вышел я на улицу посмотреть, вижу – никаких следов на снегу, сугробы кругом моей кельи огромные, следовательно, все это было призрачное. А то покойник приходит по ночам, стучит кулаком и ревет, что есть мочи.

Такой раз был случай со мной, никому не рассказывал, а тебе скажу.

Стал я вечером на молитву, есть у меня не то что рогожа, а так себе, ковришко… Ну, стою я на коленях и вдруг чувствую: шевелится ковер. Все больше и больше, и поднимаюсь на воздух. Достигнул потолка, он раздвинулся, я поднялся на страшную высоту. Узенькой ленточкой виднелась Волга и Сура с нею, наш город казался совсем крошечным; подо мной расстилалась бездна: Господи! Если грохнусь, косточек не останется! Прильнул головой к своему коврику и стал молиться: Господи, спаси меня! Господи, помози мне! Поднимаю голову и вижу, что я опять в своей келье».

Много и других искушений пришлось вытерпеть Старцу.

В нашем Скиту живет три года монах Софроний. Будучи на Афоне, он принял там схиму, но так как для того чтобы быть признанным постриженным в схиму по прибытии в российские монастыри, необходимы разные формальности и переписка, то о. Софроний остается тайным схимонахом, считаясь простым монахом, ибо уже был пострижен в нашем Скиту прежде сего. Вот что он мне рассказывал. Недалеко от монастыря Св. Пантелеимона на Афоне есть отведенный участок земли, на котором находятся отдельные кельи, называемые калибы. В такой калибе жил и он, о. Софроний, а недалеко от него – другой монах. Последний приходит к нему и рассказывает, что видел бесов. «Иду, – говорит он, – сегодня в Русик, (а приходилось идти по месту пустынному), и вижу – идут бесы. Их было до сотни, и вид их был совершенно такой, как изображают у нас на картинах, то есть в виде козлов. Шли стадом. Старший бес шел с палкой, как бы пастух». Когда он (монах) догонял их, они рысью бежали вперед и пробежав некоторое расстояние, опять шли шагом, а потом исчезли.

«Спрашиваю его, – говорит о. Софроний, – что же ты не боялся их, не нападал ли на тебя ужас?» – «Нет, – говорит,— никакого страха не чувствовал: бесы шли молча, только пастух их иногда злобно смотрел на меня, когда оглядывался».

Тот же монах рассказывал о. Софронию, что идя однажды в монастырь, ему встретился монах из Пантелеимонова монастыря, которого он лично знал. Пошли вместе и разговорились дорогой. Но когда они расстались, мнимый монах отошедши, пустил в него огромным камнем, и он едва успел посторониться, иначе камень раздробил бы его на мелкие куски. По приходе в монастырь, где жил тот монах, он встретил его там и оказалось, что он никуда из монастыря не уходил.

Тот же о. Феодосий рассказывал мне, что когда он жил в Лебедяне, то устроена ему была келейка в монастырском саду. Много понес он там искушений от врагов видимых и от невидимых. Между прочим, нередко слышал по ночам под окнами кельи вой волков, как бы собравшихся в числе нескольких сотен.

Бесы могут принимать и облик человеческий

Тот же монах рассказывал о. Софронию, что к нему в калибу зашла днем монахиня, которая приказала ему передать начальнику ближайшего скита, чтобы он упокоил ее, а иначе, пригрозила она, скажи ему, будет плохо от меня. На вопрос его: кто она? – та ответила: – та, которая ухаживала за вами. Замечательно, что вошла она, произнеся отчетливо Иисусову молитву и, войдя в келью, поклонилась на свв. иконы и приложилась к ним. Одета была просто. Ни страха, ни радости особенной при ней монах не чувствовал. По уходе она начала подниматься на воздух и постепенно удаляясь все выше и выше, исчезла. Когда монах объяснил об этом видении начальнику Скита, последний счел это за прелесть вражию.

О. Венедикт, передавал мне, что в то время, когда о. Амвросий еще жил в Скиту, он, т.е. о. Венедикт, возвращаясь от обеденной трапезы к себе в келью увидел у калитки, ведущей на двор кельи отца Анатолия (Начальника Скита) о. Арсения. «Вид о. Арсения был ужасен; он был мрачен от злобы. Мне стало тяжело, и я поспешил пройти мимо. Но в эту минуту на повороте святой дорожки к церкви, встречаю идущего с противоположной стороны о. Арсения в обычном виде. Рассказал ему сию минуту виденное мною, и оба весьма изумились. О таком вражеском искушении тогда же сообщил отцу Амвросию. Не встреться со мною о. Арсений, я принял бы привидение за истинное». Отец Арсений и сейчас живет в Скиту, но я его об этом пока еще не расспрашивал.

Отец Иларий, благочинный Оптиной Пустыни рассказывал мне замечательный случай. Был в Оптиной иеромонах о. Виталий. Неизвестно почему, но он приразился к старцу о. Амвросию и начал порицать его. Совсем отстал от него, а также и в церковь перестал ходить и приобщаться Св. Таин. Впал в прелесть. Архимандрит Исаакий советовал ему посещать церковные службы, но о. Виталий отказывался, под предлогом болезни ног. Отказывался даже и тогда, когда о. Архимандрит предложил ему лошадь для проезда из кельи в церковь. Вот однажды пред обеднею является к о. Виталию иеромонах Рафаил, что ныне в монастырской больнице и говорит ему: «Пойдем, отец Виталий, к обедне. Архимандрит лошадь прислал за тобою!..» Но о. Виталий, отказываясь от сего, вдруг и говорит о. Рафаилу: «Кто тебя знает, может быть ты меня не к обедне, а в ад потащишь?!» – и начал читать молитву. В эту минуту мнимый о. Рафаил мгновенно исчез.

Оказалось, что это был бес. О. Виталий после этого случая исправился.

В нашем Скиту живет схимонах Борис, старец лет восьмидесяти, хорошей жизни, всеми любимый и уважаемый. Недавно он рассказывал мне, что ночью к дверям его кельи подходило множество бесов, в виде странников и стучались к нему. Он исполняет послушание вратаря в Скиту, и келья его выходит окном в лес, окружающие Скит, а дверь во двор Скита. Так как на ночь ворота запираются, то, следовательно, никто из посторонних в Скит проникнуть в ночное время не может.

Господь избавляет от страха бесовского

Рассказывал мне мой сокелейник, послушник Федор, что он до 10 лет весьма боялся разных привидений, леших; даже в комнате не решался оставаться один. В то время, как ему шел 11 год, он служил у одного торговца и ему приходилось нередко ходить от него домой чрез кладбище. Проходя чрез него однажды ночью, он в темноте с разбегу упал в могилу, вырытую в этот день, в которой и провел целую ночь. Было летнее время, и земля в могиле была еще мягкая, поэтому он и не ушибся, но чувствовал невыразимый ужас, когда сидел в могиле. Утром его вытащили, и в этот день он ничего не мог говорить, точно в нем что-то оборвалось и язык не ворочался. На другой уже день рассказал все случившееся.

Замечательно, что с этой самой ужасной ночи, он перестал чувствовать страх, ничего не стал бояться и спокойно по ночам проходил чрез кладбище. Так Господь избавил его от боязливости.

Господь воздаст терпеливо переносящим вражеские наваждения

Рассказывал мне Начальник нашего Скита отец Анатолий: «В Скиту нашем жил в качестве послушника некто Жадкевич, родом из дворян. Бес не давал ему покоя, смущая его помысел тем, что он при смерти тотчас схватит его душу и увлечет в ад. Наводил на него бес и страхования. Так, когда Жадкевич однажды шел по Скиту, он увидал, как вдруг из трапезы выбежал повар с помелом, на котором были горящие угли, и кинулся, чтобы нанести ему удар помелом. В ужасе Жадкевич кинулся от него бежать, но повар внезапно при этом исчез. Оказалось, что это был не повар, а бес, принявший его образ. Кроме того, по рассказам Жадкевича, бес неоднократно наносил ему удары рукой по голому телу сзади, когда он шел например для естественной надобности.

По смерти Жадкевича, один монах читал в церкви Псалтирь и вот видит он явно, что в церкви стоит Жадкевич и держит великий крест из сияющего золота, что продолжалось полчаса и даже более.

Не упомню, как Батюшка называл этого монаха, помню только, что в миру фамилию носил Карпенко и был родом также из дворян.

Бесы, чувствуя приближающуюся кончину человека, стараются погубить его

Да, как верно предчувствие. Уж какой я старец, а все же через меня бывают откровения. У меня вчера был этот о. Иоанн. Мне, как духовному отцу, все известно про него. Последнее время на него напал бес и довел его до того, что он решил уходить в мир. Приходит ко мне и говорит:

— Благословите уходить.

Я ему отвечаю:

— Разве могу я благословить на такое дело? Представь себе, что ты едешь на пароходе ночью. На море буря, пароход летит на всех парусах. И вот ты говоришь мне: «Благословите меня броситься в эту бездну и темь…» – вот тоже и теперь.

— Да, это Батюшка, не то.

— Да не то, это еще хуже. Сам посуди, с твоим здоровьем ты долго не проживешь, что было, то прошло. Оставайся здесь.

И вот видите, что случилось. Это всегда так. Бесы видят, что человеку не долго жить, вот они и стараются его вытащить из монастыря, надеясь его там перед смертью погубить, столкнуть в бездну. Одно нарушение обета уже гибельно.

Был здесь один случай, что какой-то сын миллионера поступил в Скит. Прежде жил он очень разгульно, вскоре ему надоела и монашеская жизнь и он ушел. И какую жизнь влачит этот несчастный теперь. Ходит в цилиндре с тросточкой по Невскому проспекту и более ничего. Но о. Иван, слава Богу, умер на кресте. Верую, что спасен.

Можно ли чувствовать милость к бесам и молиться за них?

Заметьте, это не сам еп. Игнатий говорит, а он приводит только слова Исаака Сирина. Это единственный Святой, который молится о бесах. Но как молиться? Можно молиться, чтобы Господь уменьшил их муки, ослабил по неизреченной Своей милости. Затем, что можно святому великому, того нельзя нам. Все птицы высоко летают, но выше всех орел; подобно орлу св. Исаак парит между святыми. Нам же молиться за бесов опасно.

Знаю одну начальницу общины. Она молилась за бесов. Я предостерегал ее. Она не послушалась и продолжала. Вскоре бесы стали являться ей и благодарить за молитвы о них. Последствием всего этого было то, что она пала с одной сестрой своей общины однопольным грехом, стали заниматься спиритизмом с этой же сестрой. Конечно, обе они ушли из общины. Смотрите, как же плохо она кончила…

<предыдущая оглавление следующая>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *