Поэзия афанасия афанасьевича фета

Афанасий Афанасьевич Фет (1820–1892 гг.) – известный русский поэт с немецкими корнями, переводчик, лирик, автор мемуаров. Член-корреспондент Академии наук Петербурга.

Ранние годы

Родился будущий поэт 23 ноября (5 декабря по новому стилю) 1820 года в с. Новосёлки Мценского уезда Орловской губернии (Российская империя).

Будучи сыном Шарлотты-Елизаветы Беккер, уехавшей из Германии в 1820 году, Афанасий был усыновлен дворянином Шеншиным. Через 14 лет в биографии Афанасия Фета произошло неприятное событие: обнаружилась ошибка в записи о рождении, что лишило его титула.

Образование

В 1837 году Фет окончил частный пансион Крюммера в городе Верро (сейчас Эстония). В 1838 году поступил в Московский университет на философский факультет, продолжая заниматься литературой. Окончил университет в 1844 году.

Творчество поэта

В краткой биографии Фета стоит отметить, что первые стихи были написаны им еще в юности. Поэзия Фета впервые публикуется в сборнике «Лирический пантеон» в 1840 году. С тех пор стихотворения Фета постоянно печатаются в журналах.

Стремясь всеми возможными способами вернуть себе дворянский титул, Афанасий Фет пошел служить унтер-офицером. Затем в 1853 году в жизни Фета происходит переход в гвардейский полк. Творчество Фета даже в те времена не стоит на месте. В 1850 году выходит его второй сборник, в 1856 – третий.

В 1857 году поэт женится на Марии Боткиной. Уйдя в отставку в 1858 году, так и не добившись возвращения титула, приобретает землю, посвящает себя ведению хозяйства.

Новые произведения Фета, опубликованные с 1862 до 1871 года, составляют циклы «Из деревни», «Записки о вольнонаемном труде». Они включают новеллы, рассказы, очерки. Афанасий Афанасьевич Фет строго разграничивает свою прозу и поэзию. Поэзия для него романтична, а проза – реалистична.

Николай Некрасов писал о Фете: «Человек, понимающий поэзию и охотно открывающий душу свою ее ощущениям, ни в одном русском авторе, после Пушкина, не почерпнёт столько поэтического наслаждения, сколько доставит ему г.Фет».

А. А. Фет является автором замечательных стихов для детей. Их популярность у юных читателей вызвана тем, что стихотворения поэта добры и удивительно понятны даже самым маленьким.

Последние годы жизни

В 1873 году Афанасию Фету было возвращено звание, а также фамилия Шеншин. После этого поэт занимается благотворительностью. На этом этапе стихи Афанасия Фета публикуются в сборниках «Вечерние огни», которых с 1883 по 1891 выходит четыре выпуска. Поэзия Фета содержит в основном две темы: природу, любовь.

Смерть настигла поэта 21 ноября 1892 года в Москве в своем доме на Плющихе. Фет скончался от сердечного приступа. Афанасий Афанасьевич был похоронен в родовом имении Шеншиных в с. Клейменово Орловской губернии.

Хронологическая таблица

Если вам нужна биография Фета по датам, советуем посмотреть страницу хронологическая таблица Фета.

Другие варианты биографии

  • Вариант 2 более сжатая для доклада или сообщения в классе

Интересные факты

  • Кроме сочинения стихотворений Фет до самой старости занимался переводами. Ему принадлежат переводы обеих частей «Фауста» Гёте. Он даже планировал перевести книгу Иммануила Канта «Критика чистого разума», но оставил эту идею и взялся за перевод произведений Артура Шопенгауэра.
  • Поэт пережил трагическую любовь к Марии Лазич – поклоннице его творчества. Эта девушка была образованной и очень талантливой. Их чувства были взаимны, но паре не удалось связать свои судьбы. Мария погибла, а поэт всю жизнь помнил свою несчастную любовь, которая повлияла на его творчество. Именно ей он посвятил поэму «Талисман», стихотворения «Старые письма», «Ты отстрадала, я ещё страдаю…», «Нет, я не изменил. До старости глубокой…» и другие стихотворения.
  • Некоторые исследователи жизни Фета полагают, что смерти поэта от сердечного приступа предшествовала попытка суицида.
  • Именно Фет автор известной фразы, которая вошла в «Приключения Буратино» А. Н. Толстого — «А роза упала на лапу Азора».
  • посмотреть все интересные факты из жизни Фета

Тест по биографии

После прохождения теста вы намного лучше запомните краткую биографию Фета:

  1. Вопрос 1 из 12

    Укажите годы жизни Фета.

    • 1820-1892
    • 1711-1765
    • 1823-1886
    • 1821-1877

Начать тест(новая вкладка)

Оценка по биографии

Alter Ego
Ave Maria
Die Gleichmasigkeit des Laufes der
А. Л. Бржеской (Далекий друг…)
Бабочка
Бал
Буря (Свежеет ветер, меркнет ночь…)
Буря на небе вечернем
В вечер такой золотистый и ясный
В дымке-невидимке
В леса безлюдной стороны
В лунном сиянии
В темноте, на треножнике ярком
В. С. Соловьеву
Вакханка
Венера Милосская
Весенние мысли
Весенний дождь
Весна и ночь покрыли дол
Весна на дворе
Ветер злой, ветр крутой в поле
Вечер
Влачась в бездействии ленивом
Вольный сокол
Вот утро севера — сонливое, скупое
Всё вокруг и пестро так и шумно
Всю ночь гремел овраг соседний
Георгины
Глубь небес опять ясна
Графу Л. Н. Толстому
Грезы
Давно ль под волшебные звуки
Деревня
Диана
Дождливое лето
Долго снились мне вопли рыданий твоих
Дул север. Плакала трава
Дух всюду сущий и единый.
Ель рукавом мне тропинку завесила.
Если радует утро тебя
Если ты любишь, как я, бесконечно
Есть ночи зимней блеск и сила
Еще акация одна
Еще весна,- как будто неземной
Еще весны душистой нега
Еще вчера, на солнце млея
Еще люблю, еще томлюсь
Ещё майская ночь
Еще, еще! Ах, сердце слышит
Жаждою света горя

Биография

А. А. Фет родился в имении Новоселки Мценского уезда Орловской губернии. Был внебрачным сыном помещика Шеншина и в 14 лет по решению духовной консистории получил фамилию своей матери Шарлотты Фет, одновременно утратив право на дворянство.

Впоследствии он добился потомственного дворянского звания и возвратил себе фамилию Шеншин, но литературное имя — Фет — осталось за ним навсегда.

Учился Фет на словесном факультете Московского университета, здесь он сблизился с Аполлоном Григорьевым и входил в кружок студентов, усиленно занимавшихся философией и поэзией. Ещё студентом, в 1840 г., Фет издал первый сборник своих стихотворений — «Лирический Пантеон».

В 1845 — 1858 гг. он служил в армии, затем приобрёл большие земли и стал помещиком. По своим убеждениям Фет был монархистом и крепостником, крайним консерватором. Его статьи, в которых он ратовал за интересы помещиков, возбуждали негодование всей передовой печати.

Фет вошёл в историю русской поэзии как представитель так называемого «чистого искусства». Он утверждал, что красота — единственная цель художника. Природа и любовь были главными темами произведений Фета. Но в этой сравнительно узкой сфере талант его проявился с огромным блеском. Фет обогатил русскую лирику новыми ритмами, интонациями, новыми приёмами строфики. Он расширил возможности поэтического изображения действительности. Поэт большой эмоциональной силы, Фет особенно мастерски передавал нюансы чувств, смутные, беглые или едва зарождающиеся настроения. «Уменье уловить неуловимое» — так характеризовала критика эту черту его дарования. Подобно Тютчеву, Фет одушевляет природу: лирическое чувство поэта словно бы проникает в окружающий мир, разливается в нём. Фет очень музыкален, его стих часто уже самим подбором звуков, инструментовкой создаёт у нас то или иное настроение. «Что не выскажешь словами, звуком на душу навей», — писал Фет. Пейзаж в стихах Фета необычайно тонок, он сияет чистыми и свежими красками. По выражению С. Маршака, стихи Фета как бы «вошли в русскую природу, стали её неотъемлемой частью». Вместе с тем некоторый субъективизм в восприятии мира, «импрессионистичность» Фета уже прокладывала путь искусству русских символистов.

Лирику Фета высоко ценили его современники — Некрасов, Чернышевский, Лев Толстой. Она оказала значительное влияние на творчество А. Блока и других поэтов ХХ века. К поэзии Фета охотно обращались Чайковский и другие русские композиторы. На музыку положено более 180 стихотворений, — многие неоднократно.

ФЕТ (ШеншИн), Афанасий Афанасьевич — русский поэт. Родился в семье помещика А. Н. Шеншина от Каролины Шарлотты Фёт, приехавшей из Германии. Вначале Фет был записан сыном Шеншина, но в 14 лет обнаружилась юридическая незаконность этой записи, что лишало Фета привилегий, дававшихся потомственным дворянам. В 1834-37 учился в немецкой школе-пансионе в г. Верро (ныне Выру Эстонской ССР), затем на словесном отделении философского факультета Московского университета (окончил в 1844), где сблизился с А. А. Григорьевым, Я. П. Полонским. С целью вернуть дворянское звание Фет поступил на военную службу (1845).

Первый сборник стихов Фета «Лирический пантеон» был опубликован в 1840, однако как оригинальный поэт он в полной мере проявил себя во второй книге стихов (опубликована в 1850). С 1853 Фет получает возможность жить вблизи Петербурга, устанавливает дружеские отношения с литераторами круга «Современника» (Н. А. Некрасовым, И. С. Тургеневым, В. П. Боткиным, А. В. Дружининым, позже — Л. Н. Толстым), много пишет. К началу 60-х гг., периоду резкого размежевания общественных сил, связанного с революционной ситуацией, относятся публицистические выступления Фета в защиту прав помещиков, сомкнувшиеся с позицией крепостников и уронившие его в общественном мнении. Оказывается в забвении Фет как поэт — «чистый лирик» по убеждению: итоговое собрание его стихотворений (ч. 1-2, 1863) так и не нашло своего читателя, многие годы оставаясь нераспроданным. Выйдя незадолго перед этим в отставку и женившись на М. П. Боткиной, Фет почти перестает печататься, мало пишет, занимается сельским хозяйством. Только на склоне жизни Фет вернулся к творчеству, выпустил 4 сборника стихов под общим названием «Вечерние огни» (1883, 1885, 1888, 1891).

«Поэт есть собственно человек, — писал Фет Я. П. Полонскому 3 октября 1892, — у которого видимо для постороннего взгляда изо всех пор сочится жизнь независимо от его воли». Человек в лирике Фета распахнут всякому проявлению «всевластной природы», «стихийной жизни», каждый миг существования он, говоря словами И. А. Бунина, «приобщается самой земли, всего того чувственного, вещественного, из чего создан мир». «Слышит сердце, сколько радости земли, сколько счастия сюда мы принесли», — писал Фет в стихотворении «Люди спят; мой друг, пойдём в тенистый сад» (1853). Человек у Фета погружён в природу, но не в историю. В поэзии Фета не найти картин социальной действительности, так же как нет прямого отражения современных ему идеологических вопросов, но до осязаемости ощутимо передана материальная реальность мира, данная человеку в его непосредственном восприятии. В творческой практике это значительно ограничивало мир лирики Фета, а в теоретических высказываниях привело его к доктрине «чистого искусства». Причина такой позиции, видимо, в том, что, как верно писал Тургенев, очень высоко ценивший талант Фета, «…ему недостаёт нечто весьма важное — а именно: такое же тонкое и верное чутьё внутреннего человека — его душевной сути — каковым он обладает в отношении природы и внешних форм человеческой жизни». Ощущая жизнь как всевластную захватывающую стихию («Весна и ночь покрыли дол», 1856?), поэт как бы растворяет своё «я» в буйстве органической жизни («Какое счастие: и ночь, и мы одни!», 1854, «Моего тот безумства желал», 1887, и др.). Необыкновенно острые лирические эмоции вызывает в Фете природа — «весны таинственная сила» («Ещё майская ночь», 1857, «Майская ночь», 1870), «чудные картины» зимы («Какая грусть! Конец аллеи», 1862), вечера и ночи («Шёпот, робкое дыханье», 1850; «На стоге сена ночью южной», 1857). Особенно напряжённо переживание природы, не отодвинутое в прошлое, а как бы записанное в данный момент, — отсюда культ мгновения, вечное «сейчас», когда жизнь сливается в единый миг и им мерится («Истрепалися сосен мохнатые ветви от бури», конец 60-х гг.; «Я слышу — и судьбе я покоряюсь грозной», 1891). Характерно: хотя «…личная, внутренняя жизнь — очень мало дает ему поэтических мотивов» , сам Фет утверждал, однако, что «предметом песни» могут быть и «личные впечатления», доказав это в таких шедеврах, как «В темноте, на треножнике ярком» (1856), «Сияла ночь. Луной был полон сад» (1877), «Ель рукавом мне тропинку завесила» (1891). Это объясняется тем, что, добиваясь художественного совершенства, поэт, по словам Фета, «отодвинет» от себя личные впечатления «как объект», видит их как бы отрешённо, не погружаясь в самоё чувство, не растворяясь в нём, ибо оно выступает в данном случае как чувственный материал, но не как заражающая, суггестивная сила. «Пейзаж души» дан у Фета в движении, насыщен живыми деталями предметного мира, наглядными образами, богат слуховыми, зрительнымии даже обонятельными («мой стих благовонный») ощущениями. Особенно ярко вкус к живописным, пластическим картинам проявился у Фета в антологических стихах («Вакханка», 1843; «Диана», 1847). Фет обладал изумительной вещной памятью; «человек, бесповоротно теряющий пережитые душевные моменты, не может называться поэтом», — писал он. Своеобразие психологизма Фета в том, что он с несвойственным дотоле русской поэзии мастерством воссоздал мимолётные настроения и состояния, пережитые им ранее. Эта жизненная конкретность составляет главную силу поэзии Фета, но она же в известной мере ограничивает её возможности, т. к. творческий акт, принося поэту самоцельное эстетическое удовлетворение, этим исчерпывался, тогда как, скажем, у Л. Н. Толстого, занимавшего активную этическую позицию, изображение «диалектики души» есть средство выявления сути человека и выражение нравственной оценки. «Природное» мироощущение Фета, необычайно чуткое к проявлениям прекрасного, плохо уживается с человечески-характерным. Не случайно, например, что портрет женщины в лирике Фета соткан из материальных подробностей («пробор», «прядь волос», «нежные ланиты» и т. п.), но не индивидуален: «Не тебе песнь любви я пою, а твоей красоте ненаглядной» (стихотворение «Только встречу улыбку твою», 1873?). «Казалось, Фет, — свидетельствует Т. А. Кузминская, — соединял как бы в одну единицу всех, с кем он общался».

В любовной лирике Фета выделяется цикл, посвящённый Марии Лазич (в мемуарах Фета — Елена Ларина): «Старые письма» (1859?), «Alter ego» (1878), «Ты отстрадала, я ещё страдаю» (1878), «Светил нам день, будя огонь в крови» (1887) и др. Как известно из биографии Фета, молодые люди любили друг друга, но из-за материальной необеспеченности Фет не решился жениться на Лазич, которая вскоре трагически погибла. И по прошествии многих лет не тускнеет, не слабеет чувство, усугублённое муками совести, каждый раз заново переживаемое поэтом, но это конкретность психологической ситуации, а не характеров людей — участников разыгравшейся драмы.

Наряду с пафосом гедонистического жизнелюбия, у Фета нередки стихи, проникнутые мрачным фатализмом: человек уподобляется скудельному сосуду («Ласточки», 1884), он раб судьбы («Среди звёзд», 1876), жизнь для него — страдание («Муза», 1887). Но если исходить из единства фетовского ощущения мира, то человек в его поэзии действительно должен быть невольником «прирождённых числ», ибо он часть окружающей его стихийной органической природы, он живёт в её ритмах, блюдёт её законы. По-своему переосмысливает Фет мотив «невыразимого», свойственный романтизму и связанный в нём с полнотой и сложностью неподдающегося слову духовного переживания. Фет делает акцент на другом: естественная жизнь, природа обходятся без слова, оно им неадекватно; природа имеет свой язык, более ёмкий и точный, чем человеческая речь — «отблеск очей», «сжатие рук», «румянец ланит». «Что не выскажешь словами — звуком на душу навей» (стихотворение «Поделись живыми снами», 1847) — в этом ключ к музыкальности поэзии Фета, предпочитающей иметь дело не со смыслом, а со звуком — этим особенно податливым материалом в воссоздании сиюминутного состояния. Фет культивирует особый «музыкальный» жанр — мелодии.

Фет известен как переводчик Горация, Овидия, И. В. Гёте, Г. Гейне и других древних и новых поэтов; впервые перевел на русский язык трактат А. Шопенгауэра «Мир как воля и представление» (1881). Автор мемуаров «Мои воспоминания» (ч. 1-2, 1890), «Ранние годы моей жизни» (опубликовано в 1893). Однако в русскую литературу Фет вошёл прежде всего как поэт-лирик, опоэтизировавший обыденные предметы реальности, самые простые ощущения живой жизни.

В. И. Масловский

Краткая литературная энциклопедия: В 9 т. — Т. 7. — М.: Советская энциклопедия, 1972

ФЕТ (Шеншин) Афанасий Афанасьевич — известный русский поэт. Сын состоятельного родовитого помещика. Детство провёл в поместьи Орловской губернии. В Московском университете сблизился с кругом журнала «Москвитянин», где печатались его стихи. В печати выступил со сборником «Лирический пантеон» . Как «незаконнорожденный» Фет был лишён дворянства, права наследования и отцовского имени; с молодых лет до старости упорно добивался восстановления утраченных прав и благосостояния разными способами. С 1845 по 1858 служил в армии. В 50-х гг. сблизился с кругом журнала «Современник» (с Тургеневым, Боткиным, Л. Толстым и др.). В 1850 вышли «Стихотворения» под ред. Григорьева, в 1856 под ред. Тургенева. С 1860 Фет отдался усадебному «домостроительству». Враждебно настроенный к реформам 1861 и к революционно-демократическому движению, Фет разошёлся даже со своими либеральными друзьями и в 60-70-х гг. умолк как поэт. В эти годы он выступал лишь как реакционный публицист, в «Русском вестнике» Каткова (в письмах «Из деревни») порицал новые порядки и нападал на «нигилистов». В эпоху реакции 80-х гг. Фет возвратился к художественному творчеству (сб. «Вечерние огни», 1883, 1885, 1888, 1891, переводы).

В 40-50-х гг. Фет был крупнейшим представителем плеяды поэтов (Майков, Щербина и др.), которые выступали под лозунгом «чистого искусства». Как поэта «вечных ценностей», «абсолютной красоты» Фета пропагандировала эстетическая и отчасти славянофильская критика 50-х гг. (Дружинин, Боткин, Григорьев и др.). Для революционно-демократической и радикальной критики 60-х гг. стихи Фета были образцом поэтического пустословия, безыдейного щебетанья о любви и природе (Добролюбов, Писарев). Эта критика разоблачала Фета как певца крепостничества, который при крепостном праве «видел только одни праздничные картины» (Минаев в «Русском слове», Щедрин в «Современнике»). Тургенев же противопоставлял Фету, великому поэту, помещика и публициста Шеншина, «закоренелого и остервенелого крепостника, консерватора и поручика старого закала».

В 40-50-х гг. Фет (подобно Майкову, Щербине и др.) выступил продолжателем того нового классицизма, который складывался в поэзии Батюшкова, Дельвига и некоторых других поэтов пушкинского круга. Наиболее показательны для Фета в этот период — антологические стихи. В духе этого нового классицизма поэзия молодого Фета стремится запечатлеть отблески абсолютной красоты, вечных ценностей, противостоящих в своём покоящемся совершенстве «низкому», полному суетного движения бытию. Для поэзии молодого Фета характерны: «языческий» культ прекрасной «плоти», предметность, созерцание идеализированных, покоящихся чувственных форм, конкретность, наглядность, детализованность образов, их ясность, чёткость, пластичность; основная тема любви получает чувственный характер. Поэзия Фета покоится на эстетике прекрасного, — на принципах гармонии, меры, равновесия. Она воспроизводит душевные состояния, лишённые всякой конфликтности, борьбы, резких эффектов; рассудок не борется с чувством, «наивное» наслаждение жизнью не омрачается моральными побуждениями. Радостное жизнеутверждение принимает вид умеренного горацианского эпикуреизма. Задача поэзии Фета — раскрытие красоты в природе и человеке; ей не свойственен юмор или возвышенное, патетическое, она витает в сфере изящного, грациозного. Замкнутость формы часто получает у Фета выражение в кольцевой композиции стихотворения, архитектоничность, завершённость — в подчёркнутой строфичности (при крайнем разнообразии строф), особая лёгкость и в то же время стройность — в урегулированном чередовании длинных и коротких строк. В красоте для Фета осуществляется связь идеального и данного, «духовного» и «плотского»; гармоническое сочетание двух миров получает выражение в эстетическом пантеизме Фета. Постоянно у Фета стремление раскрыть «абсолютное» в индивидуальном, приобщить «прекрасное мгновение» к вечности. Просветлённое и умиротворённое лирическое созерцание — основная настроенность поэзии Фета. Обычные для молодого Фета объекты созерцания — пейзаж, античный или среднерусский, подчас с мифологическими фигурами, группы из античного и мифологического мира, произведения скульптуры и т. д. Огромную роль в поэзии Фета играет звукосозерцание, культ эвфонии, эвритмии. По богатству ритмики, разнообразию метрического и строфического построения Фет занимает одно из первых мест в русской поэзии.

Творчество Фета знаменует не только завершение, но и разложение дворянско-усадебной поэзии нового классицизма. Уже в стихах молодого Фета нарастают иные тенденции. От чёткой пластичности Фет переходит к нежной акварельности, всё более эфемерной становится «плоть» воспеваемого Фетом мира; его поэзия направлена теперь не столько на объективно данный внешний предмет, сколько на мелькающие, смутные ощущения и возбуждаемые ими неуловимые, тающие эмоции; она становится поэзией интимных душевных состояний, зародышей и отблесков чувств; она «Хватает на лету и закрепляет вдруг / И тёмный бред души, и трав неясный запах», становится поэзией бессознательного, воспроизводит сны, грёзы, фантазии; настойчиво звучит в ней мотив невыразимости переживания. Поэзия закрепляет мгновенный порыв живого чувства; однородность переживания нарушается, появляются сочетания противоположностей, хотя и гармонически примирённых («страдание блаженства», «радость страдания» и т. п.). Стихи приобретают характер импровизации. Синтаксис, отражая становление переживания, часто противоречит грамматическим и логическим нормам, стих получает особую суггестивность, напевность, музыкальность «дрожащих напевов». Он всё менее насыщен материальными образами, которые становятся лишь точками опоры при раскрытии эмоций. При этом раскрываются психические состояния, а не процессы; впервые в русскую поэзию Фет вводит безглагольные стихи («Шопот», «Буря» и др.). Характерные для этой линии поэзии Фета мотивы — впечатления от природы во всей полноте ощущений (зрительных, слуховых, обонятельных и др.), любовное томление, зарождающаяся, ещё невысказанная любовь. Эта струя поэзии Фета, продолжая линию Жуковского и отдаляя его от Майкова, Щербины, делает его предшественником импрессионизма в русской поэзии (оказав особенно сильное влияние на Бальмонта). В известной мере Фет оказывается созвучным Тургеневу.

К концу жизни Фета его лирика всё более становилась философской, всё более проникалась метафизическим идеализмом. Постоянно звучит теперь у Фета мотив единства человеческого и мирового духа, слияния «я» с миром, присутствия «всего» в «одном», всеобщего в индивидуальном. Любовь превратилась в жреческое служение вечной женственности, абсолютной красоте, объединяющей и примиряющей два мира. Природа выступает как космический пейзаж. Реальная действительность, изменчивый мир движения и деятельности, общественно-исторической жизни с её враждебными поэту процессами, «базар крикливый», предстают как «сон мимолётный», как призрак, как шопенгауэровский «мир-представление». Но это не грёза индивидуального сознания, не субъективная фантасмагория, это «всемирный сон», «один и тот же сон жизни, в который мы все погружены» (эпиграф Фета из Шопенгауэра). Высшая реальность и ценность переносятся в покоящийся мир извечных идей, неизменных метафизических сущностей. Одной из основных у Фета становится тема прорыва в иной мир, полёта, образ крыльев. Мгновение, запечатлеваемое теперь, — момент интуитивного постижения поэтом-пророком мира сущностей. В поэзии Фета появляется оттенок пессимизма в отношении к земной жизни; его приятие мира теперь это не непосредственное наслаждение праздничным ликованием «земной», «плотской» жизни вечно-юного мира, а философское примирение с концом, со смертью как с возвращением к вечности. По мере того, как почва ускользала из-под усадебно-патриархального мира, из поэзии Фета ускользало материальное, конкретное, реальное, и центр тяжести переносился на «идеальное», «духовное». От эстетики прекрасного Фет приходит к эстетике возвышенного, от эпикуреизма к платонизму, от «наивного реализма» через сенсуализм и психологизм — к спиритуализму. В этой последней фазе своего творчества Фет подошёл к порогу символизма, оказал большое влияние на поэзию В. Соловьёва, а затем — Блока, стилистически — на Сологуба.

Творчество Фета связано с усадебно-дворянским миром, ему присуща узость кругозора, равнодушие к общественному злу его времени, но в нём нет прямых реакционных тенденций, свойственных Фету-публицисту (если не считать нескольких стихотворений на случай). Жизнеутверждающая лирика Фета пленяет своей искренностью, свежестью, решительно отличаясь от искусственной, упадочной лирики импрессионистов и символистов. Лучшее в наследстве Фета — это лирика любви и природы, тонких и благородных человеческих чувствований, воплощённых в исключительно богатой и музыкальной поэтической форме.

Б. Михайловский

Литературная энциклопедия: В 11 т. — , 1929-1939

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *