Правда же

Давайте мы с вами подумаем, на какой почве мы зачастую подвергаемся гневу? Когда у нас что-то не получается, мы злимся. Нас злят поступки окружающих нас людей, но опять-таки почему? Потому что они не поступают, как нам хочется, или, проще говоря, делают не то, что мы хотим или ждем от них в той или иной ситуации.

Многие считают, что гнев и раздражение — это просто защитная реакция на сложившуюся ситуацию или на окружающих людей. Но есть «закон сеяния и жатвы», или, в миру, «закон бумеранга»: сея гнев, человек в ответ пожнет гнев и злобу от окружающих. После ругани во гневе приходит пустота, которая грызет человека изнутри, рождая обиду и ненависть.

Бог учит нас любви, прощению, долготерпению. Иисус, придя в мир, претерпел все; читая о том времени, когда Он ходил по земле, неся Евангелие, понимаешь, насколько сильно Он любит нас. Ведь, зная все от начала, Он пришел и искупил нас. Просто задумаемся — зная о том, что рядом стоящий человек будет бить и ругать нас, несмотря на все то добро, которое мы для него сделаем, — будем ли мы делать для него что-либо?!

Отряд филистимлян, спрятавшись под кроватью, с нетерпением ждал, чем кончатся игры молодожёнов. Но всякий раз Самсон шутя разрывал женские путы.

Так бы и не удалось Далиде выполнить ответственное поручение филистимской партии, если бы её муж случайно не заикнулся о волосах. И она тут же обкорнала его под ноль.

Когда Далила остригла Самсона, «Господь отступился от него» (Суд. 16. 20). Где же та пресловутая Божья справедливость? Волосатых любит больше, чем обритых. Ах да, мы забыли, что Самсону был запрещено остригать волосы. Но ведь он был острижен против своей воли, причём вражеской рукой. Отчего же Бог отступился от него?

По воле Бога, сила покинула героя. Филистимляне пленили его, ослепили и поставили работать на молотилку.

Когда же он смолол всю муку, враги решили немного подзаработать на нём. И стали водить по городам и селениям, как ручного медведя. И показывали за деньги. Потом привели его в большой богатый дом, где собрались именитые граждане. Все они пили и пели, восхваляя великого Бога Дагона, который, по их ошибочному мнению, создал небо, и землю, и первого человека на земле. И подарил им, подлым филистимлянам, землю, на которой они живут.

«Дом был полон мужчин и женщин; там были все владельцы Филистимские, и на кровле было до трёх тысяч мужчин и женщин, смотревших на забавляющего их Самсона» (Суд. 16. 27)

Самсон не мог стерпеть такого гнусного надругательства над любимым Господом. Волосы у него немножко отрасли, и силы вернулись в мышцы.

«И сдвинул Самсон с места два средних столба, на которых утверждён был дом. И упёрся всею силою, и обрушился дом на владельцев и на весь народ, бывший в нём. И было умерших, которых умертвил Самсон, более, нежели сколько умертвил при жизни своей». (Суд. 16. 29— 30).

Помянув память народного героя, я подумал: «как хорошо, что филистимляне, бывшие на крыше, были пересчитаны заранее, до падения, иначе в этой горе трупов было бы очень тяжело разобраться, кто пировал, а кто только наблюдал сквозь крышу, как едят другие». И пожалел о том, что Самсону не хватило терпения подождать, пока на крыше не соберётся хотя бы вдвое больше филистимлян.

Самсон, совершивший такой подвиг во славу Господа, заслуживал того, чтобы Господь выпростал его из — под развалин, живым, невредимым и прозревшим. Жаль, что Бог только афиширует, что воздаёт по заслугам.

Эта самореклама, на проверку, оказывается обманом, как и почти все рекламные объявления.

На днях я встретил знакомого филистимлянина и спросил его напрямую:

— Правда ли, Филя, что в древности у вас была такая архитектурная мода: строить огромные жилые дома, подобные современным дворцам спорта? И сооружать над ними прозрачные стеклянные крыши. Правда ли то, что к таким домам были приставлены лестницы, чтобы несколько тысяч человек могли взобраться наверх и понаблюдать, как развлекаются хозяева? Правда ли то, что такие крыши, площадью с футбольный стадион, держались всего на двух столбах?

Услышав мои невинные вопросы, Филя сказал, что не может на них ответить, поскольку с такими вопросами следует обращаться не к нему, а к его другу, психиатру. Который, кстати, тоже филистимлянин.

Я пошёл к психиатру. Поскольку всё равно, после столь долгого и тесного общения с Библией, почувствовал, что нуждаюсь в его помощи.

Вежливый доктор выслушал меня, и сказал, что имел уже несколько пациентов, свихнувшихся на почве Библии. И добавил: — Вот что я вам, папаша, посоветую. Библии, конечно, верить надо, это святое. Но я, как мусульманин, больше склонен верить своему прадедушке, который слышал от своего прадедушки, а тот от своего, и так далее — до того прадедушки, который был двоюродным братом Далилы, что в древности наши предки строили небольшие глинобитные дома. К дому примыкал дворик, где вряд ли поместилось бы более пятидесяти человек. Если залезть на плоскую крышу, то действительно можно было видеть, что творится во дворе. Но увидеть сквозь крышу, что творится в доме, мог только разве что слепой Самсон. Если бы даже такая крыша упала, но никого бы не задавила. Не сильно пострадали бы и те, кто без позволения хозяев взобрался на неё. Спите спокойно, папаша, вы не сумасшедший.

Его слова меня не успокоили. Всё равно я чувствую себя ненормальным. Потому что все нормальные люди верят этим библейским сказкам, а я — нет.

Среди крупномасштабных псевдоисторических эпопей, какими являются «Пятикнижие» Моисея и книги «Царств», почти затерялась лубочная картинка, маленькая брошюрка, книжечка для дамского чтения под названием «Руфь». Очевидно, эта байка появилась гораздо позднее вышеназванных книг Библии, когда понадобилось придумать родословную для царя Давида.

Это произошло во времена судей. Моавитянка Руфь, сноха иудейки Ноемини, после смерти мужа выказала глубокую привязанность к свекрови. Прилепилась к ней всей душой, не захотев вернуться к своему народу. Ноеминь также осталась без кормильца.

Обе женщины впали в нищету. Руфь вынуждена была собирать колоски, оставшиеся после жатвы. Добряк Вооз, хозяин поля, приказал жнецам своим не прогонять пригожую девушку, наоборот, давать ей побольше колосков и поделиться с нею едой. Когда Руфь принесла Ноемини остатки от того, что не смогла съесть сама, свекровь, поинтересовалась, кто этот щедрый благодетель. На счастье, оказалось, что они с Воозом — дольние родственники. И практичная женщина тут же решила пристроить Руфь.

«И сказала ей Ноеминь: вот, в эту ночь он на гумне веет ячмень. Умойся, помажься, надень на себя нарядные одежды свои и пойди на гумно, но не показывайся ему, доколе не кончит есть и пить. Когда же он ляжет спать, узнай место, где он ляжет. Тогда придёшь и откроешь у ног его, и ляжешь; он скажет тебе, что тебе делать. Руфь сказала ей: сделаю всё, что ты сказала мне». (Руфь. 3. 1— 5)

И сделала. Умылась, намазалась, нарядилась, пришла, открыла и легла. Но Вооз был сильно пьян, и не сказал ей, что надо делать. Мало того, ночью проснулся «и содрогнулся, приподнялся, и вот, у ног его лежит женщина».

«Вооз сказал: благословенна ты от Господа, дочь моя. Это последнее твоё доброе дело сделала ты ещё лучше прежнего, что ты не пошла искать молодых людей. Итак, дочь моя, не бойся, я сделаю тебе то, что ты сказала, ибо ты женщина добродетельная». (Руфь. 3. 8— 11).

Этот Вооз был очень славный и прозорливый человек. Обнаружив у себя под одеялом красотку, наряженную и напомаженную, как проститутка, он сразу понял, что она — женщина добродетельная. Он много выпил на ночь. «развеселил сердце своё», и не помнил, дошло между ними к чему — нибудь, либо нет. Но как человек порядочный и дальний родственник, всё же посчитал своим долгом жениться на Руфи.

Впрочем, был ещё более близкий родственник, и его нельзя было обойти. Вооз сказал Руфи, которую он, почему то, не распознал, чтобы она и в следующую ночь переспала с ним, а жизнь покажет: вдруг тот родственник откажется купить поле Ноемини и поле Руфи, на которые имел предкупное право. Руфь переспала и получила в уплату шесть мер ячменя.

Всё кончилось благополучно, к всеобщему удовольствию. Тот родственник отказался от полей и от Руфи. И в подтверждение отказа обменялся сапогами с Воозом перед свидетелями, старейшинами города. Такой был тогда обычай. Вооз женился на добродетельной девушке, и «Бог дал ей беременность». И она родила Овида, дедушку царя Давида.

О, если бы все библейские истории так славно заканчивались! Ни одной язвы, ни одного трупа, одна Божья благодать. В принципе я ничего против таких дамских сериалов не имею. Но имею несколько существенных замечаний.

Первое. Почему богатый Вооз имел привычку ночевать в скирде, и откуда об этом могла знать Ноеминь, которая в глаза его не видела?

Второе. Почему обе женщины нищенствовали и голодали, если владели полями?

Третье. Действительно ли древние евреи три тысячи лет тому назад носили сапоги?

Прежде, чем люди обрели законы, которые стоят на страже существующих общественных отношений, они руководствовались обычаями, принятыми сообществами неписаными нормами и установлениями.
Из каждодневной жизненной практики рождались этические категории: добра и зла, правды, справедливости – и неправды, несправедливости. Им придавалась сила неписаного закона, ими руководствовались, одобряя человека и его действия или же их осуждая.В конечном итоге, вместе с осмыслением окружающего мира и себя в этом мире, люди воображением своим создают мир богов и божеств, среди которых находится место и обожествленным этическим категориям.Появляются и божества, ответственные за поддержания правды и справедливости среди людей. В Греции гомеровских времен хранительницей справедливости и правды станет Дике (или же Дика).

В древнем Египте, ею станет Маат.

Богиня справедливости в Древнем Египте. Наименования

В памятниках древнеегипетской цивилизации Маат имеет и другие наименования. Она упоминается еще и как:

  • Ма’ат
  • Маа
  • Маэт
  • Мат
  • Мау

Такое разночтение обусловлено не столько действительными различиями локальных вариантов божества, сколько условностями современного «озвучивания» иероглифов.

Атрибутика Маат

Атрибутика Маат теснейшим образом сочетается с ее символикой. Маат обычно изображали:

  • со страусиным пером в прическе. Которое на суде Осириса она возлагала на чашу весов;
  • со скипетром в одной руке и символом «жизни» – в другой;
  • восседающей на плоском, со скошенной одной стороной песчаном предвечном холме;
  • в виде статуэтки, воплощавшей в себе принцип порядка, гармонии, правды, справедливости, закона, правосудия.

Священными насекомыми богини считались пчелы, родившиеся из слез бога Ра, культовое значение имели также мед и, особенно, воск, из которого часто изготовлялись статуэтки богини.

Происхождение богини правды в Египте

Дочь бога Ра, Маат рождается вместе с творимым из предвечного хаоса миром, вносит в него гармонию и порядок. Отсюда – часто встречающееся название богини: «Глаз Ра» или же «Дочь Ра». Она стоит в Небесной Ладье солнечного бога вместе с Тотом, когда Ра впервые появляется над водами предвечного хаоса Нуна.

Впоследствии Маат является супругой (или же двойником, женской копией) Тота, иногда – Птаха. Разночтения тут, впрочем, лишь кажущиеся: супруг Маат, бог Египта Тот в теологических и мифологических представлениях древних обитателей долины Нила является лишь воплощением ума Птаха, его разума.

Иногда встречаются отождествления ее и с другими древнейшими богинями Египта: Исидой и Тефнут.
Но обычно она понимается как богиня правды и справедливости, гармонии и порядка среди людей, и миропорядка – во вселенной. В этом она противостоит богини лжи и неправды, беспорядка и первозданного хаоса Исефет.

Маат – древнеегипетская богиня гармонии и порядка

Устанавливая равновесие и гармонию в созданном Ра мире богов и людей, богиня Маат в Древнем Египте превращается в основу представлений о космосе. Она вносит в него божественный, предначертанный высшей силой закон и порядок. В соответствии с этими законами движутся по небесному своду светила, в соответствии с ними сменяют друг друга времена года, разливается Нил.На основании принципов Маат поддерживается не только порядок и гармония во Вселенной, но и взаимоотношения между людьми и богами, сплоченность людских сообществ.Пока среди людей существовала правда и справедливость, Маат, вместе с другими богами, пребывала среди них. Когда же в мире земном восторжествовало неправда, богиня вознеслась вместе с Ра на небо, и следит за делами земными уже оттуда.

После передачи власти над людьми фараонам, – живым воплощениям Гора, – Маат утверждает гармонию и порядок среди людей через посредство царской власти. И царь, и простые смертные в одинаковой мере ответственны перед Маат за справедливость своих деяний. Они вообще живут для Маат, в Маат и благодаря Маат.Особенно высока ответственность перед богиней истины, справедливости и правосудия у царя.

Маат и царская власть

Унаследовав от богов власть на земле, фараон искореняет Исефет – неправду и несправедливость, хаос и беспорядок. Принципы Маат, при этом, он утверждает всеми доступными ему способами:

  • победоносными войнами он распространяет их по долине Нила и за ее пределами;
  • поддержанием личного благочестия;
  • посредством действий ритуального характера.

Ритуалы, как это и вообще характерно было для египетской религии, сложны и многочисленны. Некоторые из них засвидетельствованы на росписях гробниц и на других, дошедших до наших дней, изображениях.

На них, утверждая принципы Маат, фараон:

  • избивает своей булавой жителей окрестных земель, утверждая тем самым принципы Маат в качестве основы всего мироздания;
  • сетью ловит гнездящихся в топях дельты Нила птиц, символизирующих Исефет – покровительницу всемирного хаоса, зла и лжи.

Один из ритуалов исполняется с использованием статуэтки богини, наделенной частичкой ее силы, заменяющей в культе само божество. Царь совершает церемониал, во время которого устанавливается непосредственная связь между ним и богиней, между царствованием его, его предшественников и будущих преемников. Он сам становится воплощением принципов Маат, каждодневно утверждая порядок и гармонию в мире богов и людей.

Эту связь царя с Маат, которая возлюбили его, возникает еще во времена первых династий Древнего царства, и неизменно будет сопутствовать власти фараонов в течение всех последующих столетий и даже тысячелетий египетской истории. Даже будущий фараон-реформатор Аменхотеп IV, известный более как Эхнатон, в одной из надписей назван таким, что живет за принципами Маат.

Во времена же Тутанхамона, когда начинается религиозная реакция после реформ его предшественника и предполагаемого отца, восстановительная деятельность осуществляется при неизменных апелляциях к Маат: «Я, – провозглашает в своих надписях юный фараон, – вновь возвел разрушенные памятники в вечности и бесконечности, уничтожил ложь по всей стране. Я утвердил Истину, и ложь для земли сделал мерзостию, как и было это в начале всех времен».

Но не только царь связан властью своею с Маат. Первый сановник государства, чати, также осуществляет свои полномочия от имени Маат и утверждая ее принципы как богини справедливости в Древнем Египте. Он – «жрец Маат» м, в то же время, верховный судья.

Золотая статуэтка богини или ее образ, который носили на груди, – непременный атрибут и самого чати, и всех судей в Древнем Египте: богиня и незримо, и зримо (в этом образе) присутствует при отправлении правосудия, следя за его чистотой и справедливостью.

Наивысшим же проявлением судебных функций Маат является ее участие в суде Осириса.

Маат и суд Осириса

Богиня правды в Древнем Египте, Маат играла заметную роль в загробном суде Осириса. Более того, она – одно из важнейших его действующих лиц. После кончины и царь, и простой египтянин представали перед 42 судьями. Эти судьи выстраивались вдоль стен Зала, госпожой которого была Маат в двух своих ипостасях – Маат Юга и Маат Севера, мира земного и мира загробного. Стены зала украшались символами богини – страусиными перьями.

Сердце умершего взвешивается на весах, и противовесом ему служит страусиное перо или же статуэтка богини. Она не судит. Она – критерий истины, сама эта истина. Может быть, она и является этими, установленными перед престолом Осириса, весами (см. изображение на папирусе загробного суда Осириса из Метрополитен-музея, США).

Весы держат шакалоголовый бог Анубис, а окончательный вердикт провозглашает Тот. В случае вердикта обвинительного, если сердце отягчено ложью и неправдами, крокодилоголовый лев, Амту, пожирал его. Если же в сердце умершего пребывала Маат, если был он чист и безгрешен, – возрождаться ему к новой, духовной жизни на полях иару, египетского рая.

Культ Маат и ее храмы

Некоторую загадку для египтологов представляет отсутствие сколько-нибудь значимых храмов, посвященных богине. Сегодня известны только небольшие святилища возле Карнака и Фив, в которых, очевидно, на регулярной основе отправлялся культ Маат.Очевидно, в создании храмов более масштабных египтяне просто не видели специальной надобности: богиня правды в Древнем Египте пребывает не столько в храмах, сколько в сердцах людей.

Сегодня часто сравнивают Маат, – богиню, утверждающую этические нормы справедливости и правопорядка, космической гармонии и общего закона для мира богов и людей, – с великим законом дао в Китае, или же логосом в философских системах Древней Греции.Справедливости ради, однако, следует отметить, что египетская богиня справедливости утверждает свое верховенство в цивилизации, которая отстоит от цивилизации китайской на тысячи километров, а от античной греческой – на целые сотни и тысячи лет.

Дочь солнечного бога Ра, супруга Тота или Птаха, покровительница пчел, хранительница и охранительница правды и справедливости, Маат сквозь толщу веков устремляет свои взгляды вперед, в будущее. Иногда даже находит в нем своих поклонников и апологетов, в мистериях которых новые поколения пытаются отыскать для себя решения вечных вопросов устроения общества на основе принципов правды и справедливости.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *