Православная фантастика книги

Фэнтези – чемодан, куда можно запаковать что угодно

Дмитрий Емец

Каждый развлекательный литературный жанр имеет свои тайные законы. Бывают жанры-конструкторы. Это жанры, когда читатель еще книгу не открыл, а уже примерно представляет, что окажется под обложкой. Например, детектив. Книга едва куплена, а уже догадываешься, что кто-то совершит преступление, его будут расследовать (вариации сыщика от крутого супермена до рассеянной бабульки), думать не на тех, а в конце всё распутают.

Или любовная проза. Он любит ее, она любит его. Тут появляется кто-то третий и все обрушилось. Страдания, сопли, вопли. Или боевик. Тут на каждой странице гарантированно будут трещать позвоночники и летать пули.

Для писателя это одновременно и большое облегчение, поскольку жанр все за тебя решает, но и мука, потому что ужасно скучно, когда сам наперед все знаешь, точно играешь какое-нибудь учебное упражнение на пианино.

Лишь один жанр из развлекательных стоит особняком – фэнтези. Фэнтези – жанр-чемодан, то есть такая универсальная форма, в которую можно запаковать все что угодно. Хочешь – любовную историю, хочешь – греческий миф в новом прочтении, хочешь – философский трактат или серьезный городской роман. Вообще все.

Писателю это дает полную свободу. Наконец-то можно разорвать тесные объятия жанра и выразить все, что тебе хочется, не стесняясь никакими границами.

Развлечение с прорывом в вечность

Жанр фэнтези начинался как трансформация мифа, сказки и легенды – истории о героях без страха и упрека, непрерывно совершающих подвиги и крушащих своими мечами все живое и неживое. Тут же мистика, тут же где-то Чаша Грааля и рыцари короля Артура.

Но очень скоро это направление стало почти тупиковым, читателям и писателям надоело. Казалось, всё, смерть, но тут произошло скрещение фэнтези с городским реалистическим романом и романтической повестью. И тут на уровне гибридизации случилось чудо. На стыке правды и неправды, вымысла и истины стали рождаться вещи исключительно яркие и интересные.

Развлекательный жанр стал жанром серьезным, может быть, самым серьезным из существующих, даже с прорывом в вечность. По сути, к жанру фэнтези можно отнести и Гоголя с «Вием», и Булгакова с «Мастером и Маргаритой», и Гофмана, и Маркеса, и Орлова с «Альтистом Даниловым».

В колдунах, магах и всем прочем, что временами попадает на страницы книг, нет ничего дурного. Нет ничего страшного и в том, что герои выпускают из колец искры, летают на пылесосах или ныряют на двушку на пеге.

Опасный момент возникает, когда вымышленное смешивается с реальным. По сути, мистика отличается от фантастики именно этим – отсутствием четкой границы вымысла. В мистике правда и неправда всегда смешиваются.

Мой же собственный внутренний рецепт такой, что христианское фэнтези – жанр хороший и полезный, если не заигрываешься и соблюдаешь определенные внутренние законы.

Главный же закон такой, что ты только подводишь к дверям храма, потому что если ты за них переступил, будет мистика, а мистика – это всегда подмес.

Фэнтези – жанр населенный. Есть сотни его вариаций самых разных. В этой статье-списке хотелось бы остановиться на православном – или, более точно, христианском – фэнтези, поскольку два основных родоначальника этого жанра Толкин и Клайв Льюис не были православными, а без их книг нашему списку не обойтись.

Клайв Льюис: добро с отсылкой к Библии

Обычно все сразу вспоминают книги Льюиса о Нарнии: «Лев, колдунья и платяной шкаф», «Конь и его мальчик», «Принц Каспиан», «Покоритель зари», «Серебряное кресло», «Последняя битва». Играя в старом доме у дяди, дети находят платяной шкаф, залезают в него и через шкаф, как через портал, оказываются в чудесной стране Нарнии.

Книги замечательные, добрые. Примерно на 7-12 лет, мне кажется. Там много отсылок к Библии, к Ветхому Завету и к Новому. Но мне, как читателю взрослому, все же слишком проста «Нарния» и нравятся другие книги Льюиса: «Расторжение брака» и «Письма Баламута». Я знаю их буквально наизусть, и всем всегда советую. Особенно «Расторжение брака». Есть, кстати, прекрасная звуковая версия. Я с нее начинал, и она меня зацепила.

Джон Р.Р. Толкин: весомая книга

«Две крепости», «Возвращение короля» и другие «хоббитские» книжки. Хоббиты уничтожают Кольцо Власти в огне Роковой горы в Мордоре, и другие приключения. Книга замечательная и христианская. Причем лучше иметь ее одним кирпичом, в котором около полутора тысяч страниц. Очень весомая книга во всех отношениях. Просто начинаешь себя уважать, когда ее внимательно прочитаешь.

Многие теперешние священники начинали свой путь с Толкина. Во всяком случае, я встречал нескольких, которые об этом рассказывали.

Юлия Вознесенская: хорошие книги для девочек

Без Юлии Вознесенской наш список никак не обойдется. Мне запомнились книги «Мои посмертные приключения», «Путь Кассандры, или Приключения с макаронами», «Паломничество Ланселота». Это романы-антиутопии, которые производят сильное впечатление. Почти такое же сильное, как «Мечеть парижской Богоматери» Чудиновой.

Кроме того, у Юлии Вознесенской есть серия книг о Юлианне «Юлианна, или Игра в киднеппинг», «Юлианна, или Опасные игры», «Юлианна, или Игра в дочки-матери». У меня они вызывают, правда, не совсем однозначное чувство. Я бы определил их как хорошие книги для девочек в возрасте 8-11 лет. У нас они есть, мы их докупаем, дарим, и они занимают заметное место на детских полках. Но ключевые слова: «девочки» и «8-11».

Рэй Брэдбери, «451 градус по Фаренгейту»: тайный заряд и боль

Герой книги работает пожарным. А что делают пожарные? Правильно, сжигают книги, поскольку в книгах есть вредные мысли, а мыслящий человек опасен всякой государственной системе. Это тоже частично фэнтези, частично роман-антиутопия. В книге есть какой-то тайный заряд, мысль, боль. Она запоминается сразу и надолго. Сейчас же, когда человечество попало в необоримый плен к смартфону и планшету, книга просто пророческая. Кстати, 451 °F – температура воспламенения бумаги.

Александр Торик, «Димон»: хороший воцерковляющий эффект

У Александра Торика еще есть «Флавиан» и его продолжения, очень полезные книги для воцерковления взрослых людей, очень неназойливо знакомящие со всеми основными церковными понятиями, но мне больше нравится «Димон». Я несколько книг в свое время разным знакомым раздарил. С одной стороны, «Димон» написан как бы вообще мимо стандартов литературы, но это и придает ему особую силу. Тебя захватывает сюжет. У книги очень хороший воцерковляющий эффект, особенно если она попадет к мальчику лет 13-14-15, не слишком много читающему.

Сюжет прост. 17-летний подросток, прыщавый, неудачливый, нелепый, отправляется в ад и проходит мытарства, чтобы спасти свою одноклассницу, девицу довольно легкомысленную. Во всяком случае настолько, что она в 17 лет уже в аду. Но заканчивается все славно – свадьбой.

Дмитрий Емец, «ШНыр»: меньше нравоучений

«Лев, пегас и кентавр», «У входа нет выхода», «Мост в чужую мечту», «Стрекоза второго шанса», «Муравьиный лабиринт», «Череп со стрелой», «Глоток огня», «Седло для дракона».

«Шныр» – это мой самый новый проект, новее только серия «Моя большая семья»: «Бунт пупсиков», «День карапузов», «Таинственный Ктототам». Вот это, наверное, уже в чистом виде православное фэнтези, во всяком случае, так я его задумывал.

ШНыр – это не имя, не фамилия, не прозвище. ШНыр – это здание, в котором собираются шныры и которое можно найти на карте ближнего Подмосковья. Внешне это самое обычное панельное здание, похожее сверху на букву Н. Каждые сто лет его сносят и строят новое, чтобы не привлекать внимания.

Шныры не маги, хотя их способности намного превосходят всякое человеческое разумение. Если где-то в мире происходит что-то значительное или необъяснимое, значит, дело тут не обошлось без шныров. Постороннему человеку попасть на территорию ШНыра невозможно. Тому, кто хоть раз предал законы ШНыра, вернуться назад нельзя.

Если резиденция мрака находится в Москве, но ШНыр уже в Подмосковье. Им отдельная база нужна, тоже там географически все продумано. За основу поселка, который там рядом и называется Копытово, я взял Колюбакино, которое я хорошо знаю.

Концепция сериала такая. Есть три мира. Наш мир, мертвый мир – болото, и истинный вечный мир, где не существует смерти – двушка. Двушка – мир, только еще приготовленный для людей и пока незаселенный. На двушку можно проникнуть единственным образом – с помощью пега – крылатого коня, который пронесет шныра через мертвый мир.

Шныром не рождаются. Никакие сверхъестественные дарования или родство с волшебником для этого не нужны. Выбирают шныров золотые пчелы, единственный в мире улей которых находится в ШНыре. Никто, даже сами шныры, не знают, кого пчела выберет в следующий раз и, главное, почему. Случайно раздавить или убить золотую пчелу нельзя, но ее можно предать. В этом случае она умирает.

И тоже, как и «Мефодий», внешне «ШНыр» абсолютно не нравоучителен. Меня, наверное, в свое время перекормили моралистической литературой и поэтому у меня на нее аллергия. Мне кажется, мораль и идея – это нечто такое, что лучше всего работает, пока это не высказываешь явно. В самих поступках, в трактовке ситуаций и т.д. Нравоучений же должно быть как можно меньше.

Будь всё иначе, достаточно было бы пятьдесят раз подряд написать что-нибудь абсолютно правильное, типа: «Дети, хорошо учитесь и будьте чудесными людьми!», чтобы все поголовно стали отличниками и соблюдали все заповеди. Однако мозг человека работает совсем не так. Если мне сказать пятьдесят раз подряд: «Будь хорошим человеком!», всякому автоматически захочется стать плохим, а возможно, и кинуть в нравоучителя табуретом.

Я это всегда стараюсь помнить, когда что-то пишу.

МИСТИКА

Мистика имеет дело с невероятными явлениями и существами: духами, призраками, древними чудовищами, культами, магическими обрядами. В отличие от фэнтези, где все это может быть вполне естественной частью мира, мистика предполагает, что есть какой-то тайный, скрытый уровень реальности. Герои, сталкиваясь с ним, не могут понять или объяснить его, он выглядит сверхъестественным, а оттого пугающим и интригующим.

Голос жанра: «Если хаос заполняет мир — а он заполняет, — и если есть какая-то добрая сила, которая хочет, чтобы мир выжил, тогда стабильность будет поощряться и вознаграждаться. Может, не все время. Но большую его часть» — «Город», Дин Кунц

Что читать: «Рога», Джо Хилл; «Город», Дин Кунц; «Морок над Иннсмутом», Говард Филипс Лавкрафт

Что смотреть: «Шестое Чувство», «Багровый пик», «Донни Дарко»

Что играть: Fahrenheit, Alan Wake, Silent Hill

РЕЛИГИОЗНАЯ ФАНТАСТИКА

Как и мистика, религиозная фантастика обращается к сверхъестественным существам и силам. Только здесь они явно религиозного происхождения. Например, герои могут заключить сделку с дьяволом или, наоборот, получить божественный дар. Если смотреть в сторону восточных религий и учений, то некоторые сюжеты берут за основу концепцию колеса Сансары, цикл смертей и перерождений.

При этом не стоит путать с научной фантастикой или фэнтези на религиозную тематику, в которых есть религиозные мотивы и рассуждения, но нет указания на конкретную религию.

Голос жанра: «А высоко над нами, на ослепительно белом облаке, служившем ему престолом, восседал господь бог ивесь сонм его ангелов. Я сразу узнал Азраила по его темному одеянию, Михаила — по мечу, а величавый ангел, издававший трубный глас, все еще стоял с трубою в воздетой руке» — «Видение страшного суда», Герберт Уэллс

Что читать: «Видение страшного суда», Герберт Уэллс; «Мастер и Маргарита», Михаил Булгаков

Что смотреть: «Адвокат дьявола», «Догма»

Что играть: Grim Fandango, Black & White

НАУЧНАЯ ФЭНТЕЗИ

На стыке научной фантастики и фэнтези появился такой жанр, как научная фэнтези. От фэнтези авторы берут волшебство и магический мир и, прямо как в научной фантастике, дают ему научное или квазинаучное объяснение. То есть в мире научной фэнтези волшебники могут метать молнии из рук не потому что обладают тайными знаниями, а из-за того, что научились подчинять электромагнитные поля. Также у авторов популярен такой сюжетный ход: мир пережил катастрофу, человечество откинуто назад в развитии, а все предыдущие достижения науки воспринимаются не иначе как магия.

Голос жанра: «Разница между непознанным и непознаваемым, между наукой и фантазией — это вопрос самой сути. Четыре полюса компаса — это логика, знание, мудрость и непознанное, оно же неведомое» — «Князь света», Роджер Желязны

Что читать: «Князь света», Роджер Желязны; «Человек, который мог творить чудеса», Герберт Уэллс

Что смотреть: «Звездные войны», «Ходячий замок»

Что играть: Torment tides of numenera

В мирах технофэнтези магия не объясняется научно, но существует вместе с развитыми технологиями. Они могут дополнять друг друга, например машины работают на магическом топливе, или же, наоборот, противопоставляться — техника убивает суть магии.

Получается, что стимпанк произведения, если в них присутствует волшебство, можно считать частным случаем технофэнтези.

Голос жанра: «Если вы желаете что-нибудь приобрести, — сказал я, — мы будем рады подробно рассказать вам, какое волшебство и где применяется, если применяется, при производстве тех или иных товаров, и кто из волшебников сделал их» — «Магия инкорпорейтед», Роберт Хайнлайн

Что читать: «Магия инкорпорейтед», Роберт Хайнлайн; «Операция «Хаос», Пол Андерсон; «Франкенштейн или современный прометей», Мэри Шелли

Что играть: ShadowRun

«СТРАННАЯ» ФАНТАСТИКА

«Странную фантастику» начали называть самостоятельным жанром относительно недавно. В английской терминологии этот жанр называют weird fiction, и, строго говоря, weird здесь переводится не просто как «странный», а как что-то среднее между «причудливым» и «извращенным». Авторы создают совершенно сюрреалистичные образы, замешивая их в фэнтези, научную фантастику и любые другие жанры. Сдабривают отсылками и аллюзиями в духе постмодернистов — и полученная смесь, вроде бы базирующаяся на других жанрах, даёт нечто совершенно новое и поэтому выделяется как отдельный жанр.

Голос жанра: «Изгибы и завитки, полуабсурдные складки и пучки тонких жгутов, из которых состояло это хищное создание, имели какое-то таинственное предназначение, подчинялись законам неземной, непостижимой для человека симметрии» — «Вокзал потерянных снов», Чайна Мьевиль

Что читать: «Вокзал потерянных снов», Чайна Мьевиль; «Шрам», Чайна Мьевиль; «Посольский город», Чайна Мьевиль

«Мир фантастики» уже опубликовал целых четыре списка ожидаемых фантастических книг — но все они переводные. Немало нового планируют и российские фантасты, но есть у них странная манера — в отличие от зарубежных коллег они охотно «играют в Штирлица», тщательно шифруясь и скрывая то, над чем работают. Потому, по традиции, про планы отечественных фантастов мало что известно. Ну, что поделать, имеем, что имеем…

Уже в начале 2020 года выйдет сборник Марины и Сергея Дяченко с двумя фэнтезийными романами. Это знаменитый «Ведьмин век» в новой авторской редакции и его прямое продолжение «Ведьмин зов», действие которого разворачивается через тридцать лет после событий первой части дилогии. Также зимой появится роман Наталии Осояну «Звёздный огонь», вторая часть трилогии морского фэнтези «Дети Великого Шторма». А ещё анонсирован роман Ольги Голотвиной «Заклинатели войны» — но, к сожалению, это не продолжение ее замечательного магического стимпанка «Крылья распахнуть!». Писательница решила поучаствовать в межавторском цикле «Аква» — впрочем, любая книга Голотвиной любителям качественной фантастики в радость.


Под самый занавес 2019 года вышел сборник «Повести о карме» — первая часть фэнтезийной дилогии «Карп и дракон» Генри Лайона Олди про приключения в средневековой Японии. Вторая книга, «Рассказы ночной стражи», появится уже в году наступающем.

Должен выйти и роман Ольги Громыко «Встретимся на Кассандре!», очередной вклад писательницы в её цикл юмористической космооперы «Космоолухи». Стоит ожидать и ещё одну космооперу с рабочим пока названием «За порогом» Сергея Лукьяненко, продолжение вышедшего в этом году «Порога». Впрочем, у маститого писателя за пазухой еще несколько проектов, которыми он периодически грозится — тут и «правда последний!» роман о Дозорах, и третья часть приключений юного мага Трикса Солье, и давно написанное, анонсированное ещё в прошлом году, но так и не появившееся технофэнтези «Владыка», в соавторах которого числится Ник Перумов. У нас, кстати, даже рецензия на «Владыку» уже готова — вот только роман почему-то до сих пор не вышел. Загадка… Но, может, в 2020 мэтр что-то ещё выпустит.

Ожидается также долгожданное окончание «Гибели богов-2» Ника Перумова и — догадайтесь на счет три — финал «Отблесков Этерны» Веры Камши. Не верите? И правильно — сами поверим, лишь когда увидим!

Издательство РОСМЭН обещает новые, безымянные пока книги от автора «Зерцалии» и «Пандемониума» Евгения Гаглоева и от Елены Булгановой, известной по «Вечникам» и «Инсомнии» — это уже фантастика для подростков.

А вообще, отечественные фантасты, как правило, свято верят в примету «если рассказать заранее, не сбудется». Потому многое зыбко и смутно. Но, может, это и к лучшему? Когда все-таки выйдет — сюрприз будет!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *