Стих ангел лермонтова

Анализ стихотворения «Ангел» Лермонтова

Стихотворение «Ангел» (1831 г.) относится к юношескому периоду творчества Лермонтова. В его основу поэт положил детскую колыбельную песню, которую слышал от матери. Это единственное юношеское произведение Лермонтова, которое он впоследствии сам передал в печать.

Стихотворение написано в то время, когда поэт полностью находился во власти идеалистических представлений. Он еще не столкнулся с суровым и безжалостным миром, который будет вызывать только презрение. Лермонтову очень далеко до мотивов острого одиночества и демонической темы. Его ощущения чисты и возвышенны.

Центральный образ произведения – летящий по небу ангел, который поет «тихую песню». Это божественное пение приковывает внимание всей природы. Ангел прославляет Бога и райскую жизнь. Он несет с собой юную душу, чтобы вдохнуть ее в младенца. Эта душа абсолютно безгрешна, она внимает песне ангела и навсегда сохраняет ее в своей памяти. Ангелу жаль оставлять невинную душу в «мире печали и слез», поэтому в песне он дарит ей надежду на будущее воскрешение в лучшем мире.

Автор считает, что слова этой песни и ее конкретное содержание не так важны. Ее основное достоинство — мелодичность. Достаточно сохранить в душе хотя бы звук, который вновь сделает песню первозданно живой. В несколько ином виде Лермонтов впоследствии разовьет эту тему в стихотворении «Молитва».

Автор сравнивает человеческую жизнь с бесконечным томлением души, которую может согреть только ангельская песня. «Скучные песни земли» никогда не заменят «звуки Небес». Это очень красивое поэтическое сравнение означает, что для любого человека первостепенными являются духовные ценности.

Произведение написано очень простым и доступным языком. Многократное использование союза «и» в начале строк придает ему библейскую торжественность.

В стихотворении «Ангел» Лермонтов еще не использует религиозные образы в качестве каких-то символов. В нем нет тайного смысла и скрытых намеков. Сюжет произведения не выходит за рамки православных канонов. Это действительно искреннее выражение наивной веры молодого человека, навеянное дорогими воспоминаниями из детства. Ангел может ассоциироваться только с любящей матерью, которая поет младенцу колыбельную песню перед тем, как отпустить его в самостоятельную жизнь, наполненную страданиями и болью.

Мы собрали более 100 000 страниц с произведениями самых популярных музыкантов нашего времени. Отбирались не только русские, но также казахские, украинские, белорусские, а также англоязычные авторы. В их число попали слова песни Дмитрий Нестеров (автор сочинения) Ангел (романс на слова М.Ю. Лермонтова), которые часто поют не только в России, но и за рубежом.
Наш сайт представляет из себя огромный музыкальный архив, состоящий из композиций самых разных жанров. Поэтому, если вы желаете спеть в караоке песню Ангел (романс на слова М.Ю. Лермонтова) за авторством Дмитрий Нестеров (автор сочинения), то вы попали по адресу. Вам не придётся напрягаться и спрашивать нужные стихи. Мы уже подготовили их для Вас в удобном формате.
Даже если вы новичок в интернете вы запросто поймёте правила действия, ведь они элементарны. Не помните точное название? Не беда! У нас на сайте есть алфавитный указатель, который поможет найти нужый трек не только по названию, но и по имени исполнителя, требуется всего лишь кликнуть на соответствующую букву. Текст песни Ангел (романс на слова М.Ю. Лермонтова) — Дмитрий Нестеров (автор сочинения) находится прямо под онлайн плеером. Поскольку исполнитель является настоящий звездой, то чуть ниже мы добавили полный список авторских стихов. Достаточно лишь нажать на имя музыканта.

Падший ангел Гоголь

27.01.06 0:00 | Архив

Еще в школе хорошие учителя литературы объясняют школьникам: Николай Васильевич Гоголь — не просто великий русский писатель, он еще и самый загадочный. «Моей души, моих страстей, моих тайн и слабостей вы не найдете в моих сочинениях», — говорил он о себе.

Исключительный скрытник, Гоголь будто не хотел, чтобы читатели, пред которыми он желал слыть великим, стоящим в нравственном отношении высоко над всеми, знали о его слабостях, характере, тайных сторонах души. Герой, в котором прямо бы узнавался автор, — явление для него исключительное. Он смеялся и плакал, горевал и веселился, с неукротимой одержимостью отображая парадоксы жизни, но, страдая и скорбя, будто бы глядел на нее откуда-то сверху.
Чем более он уединялся и «отлучался от мира», восходя к неким нравственным вершинам, тем более росло в нем чувство исключительности: «…горе кому бы то ни было, не слушающему моего слова, — пишет Гоголь товарищу детства Данилевскому. — О, верь моим словам! Высшей властью отныне облечено мое слово…»
Он мнил себя пророком, приблизившимся к Богу. Что же случилось с Гоголем? Над этим вопросом размышляет писатель Борис Дрозд, живущий в Комсомольске-на-Амуре. С середины
80-х годов он увлекся литературоведением и начал писать исследования о писателях. Одно из них — «Поверженный ангел, или Несостоявшаяся карьера Гоголя» — опубликовал журнал «Дальний Восток» (№5, 2005 г.).
Эти полемические заметки сначала даже шокируют. Гоголь предстает в них эдаким карьеристом, восходящим по лестнице святости в заоблачные выси. Он стремится достичь высоты бесстрастия, став первым среди христиан. А разве так бывает?
«Чем ближе человек к небесной силе, тем большую он излучает любовь, — пишет Борис Дрозд. — Святой светится от любви и добра, и чем больше в человека вошло небесной силы, тем больше в нем добра и любви к людям. У Гоголя же любви-то как раз и нет, с любовью к людям у него совсем плохо, потому что она и сразу-то не бралась в расчет и не подразумевалась в его моральной карьере. Гоголь же чем больше занимается собой и своей душой, тем дальше от чувства любви. С предполагаемой им высоты своего развития он не мог не глядеть на людей, оставшихся, по его мнению, где-то внизу, с высокомерием и даже с пренебрежением. Это естественное следствие растущего в нем чувства исключительности: чем его больше, тем любви меньше, и наоборот».
Всю жизнь Гоголь изобличал нечистую силу во всех ее проявлениях. И сам, подобно Хоме из «Вия», очертил вокруг себя защитный круг. Но дьявол подобрался к нему с такой стороны, с какой он его никак не ожидал. Идея святости, сделавшаяся земной страстью писателя, привела его к быстрому угасанию. Гоголь хотел посмеяться над чертом, а черт посмеялся над ним.
Борис Дрозд детально, порой даже излишне дотошно исследует загадку Гоголя. Эта литературоведческая работа наверняка будет замечена всеми, кто интересуется русской классической литературой. И не только потому, что открывает в Гоголе что-то новое.
Возможно, Борис Дрозд заставит задуматься некоторых из нас, кто вдруг истово кинулся в храмы, желая приобщиться к святости. А что если при этом человек укрощает в себе все человеческое, простое и земное? Возжелав идеального бытия по ту сторону жизни, отчего порой так низко, уныло и со страхом живем? Может, все-таки пора перечитать Гоголя?

Николай СЕМЧЕНКО.

К *

Я не унижусь пред тобою;
Ни твой привет, ни твой укор
Не властны над моей душою.
Знай: мы чужие с этих пор.
Ты позабыла: я свободы
Для заблужденья не отдам;
И так пожертвовал я годы
Твоей улыбке и глазам,
И так я слишком долго видел
В тебе надежду юных дней
И целый мир возненавидел,
Чтобы тебя любить сильней.
Как знать, быть может, те мгновенья,
Что протекли у ног твоих,
Я отнимал у вдохновенья!
А чем ты заменила их?
Быть может, мыслию небесной
И силой духа убежден,
Я дал бы миру дар чудесный,
А мне за то бессмертье он?
Зачем так нежно обещала
Ты заменить его венец,
Зачем ты не была сначала,
Какою стала наконец!
Я горд!.. прости! люби другого,
Мечтай любовь найти в другом;
Чего б то ни было земного
Я не соделаюсь рабом.
К чужим горам под небо юга
Я удалюся, может быть;
Но слишком знаем мы друг друга,
Чтобы друг друга позабыть.
Отныне стану наслаждаться
И в страсти стану клясться всем;
Со всеми буду я смеяться,
А плакать не хочу ни с кем;
Начну обманывать безбожно,
Чтоб не любить, как я любил;
Иль женщин уважать возможно,
Когда мне ангел изменил?
Я был готов на смерть и муку
И целый мир на битву звать,
Чтобы твою младую руку —
Безумец! — лишний раз пожать!
Не знав коварную измену,
Тебе я душу отдавал;
Такой души ты знала ль цену?
Ты знала — я тебя не знал!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *