Святой кирик и улита

Святым Кирику и Иулитте молятся о семейном счастье и выздоровлении больных детей. Святые мученики Кирик и Иулитта жили в Малой Азии в городе Иконии Ликаонской области. Святая Иулитта происходила из знатного рода и была христианкой. Рано овдовев, она воспитывала своего трехлетнего сына Кирика. Во время гонения, воздвигнутого на христиан императором Диоклитианом (284-305), святая Иулитта с сыном и двумя верными рабынями ушла из города, оставив свой дом, имущество и рабов. Под видом нищей она сначала скрывалась в Селевкии, а затем в Торсе. Там около 305 года она была узнана, задержана и представлена на суд правителя Александра. Укрепленная Господом, святая бесстрашно отвечала на вопросы судьи и твердо исповедала свою веру во Христа. Правитель приказал бить святую палками. Во время пыток святая Иулитта повторяла: «Я христианка и не принесу жертвы бесам». Младенец Кирик плакал, глядя на мучения своей матери, и рвался к ней. Правитель Александр пробовал ласкать его, но мальчик вырывался и кричал: «Пустите меня к матери, я христианин». Правитель швырнул ребенка с высоты помоста на каменные ступени, мальчик покатился вниз, ударяясь об острые углы, и умер. Мать, увидев своего истерзанного сына, возблагодарила Бога за то, что Он удостоил младенца мученического венца. После многих жестоких пыток святую Иулитту усекли мечом. Мощи святых Кирика и Иулитты были обретены в царствование святого равноапостольного царя Константина († 337, память 21 мая). В честь святых мучеников близ Константинополя был устроен монастырь, а недалеко от Иерусалима воздвигнут храм.

28 июля православные христиане чтят память святых мучеников Кирика и Улиты. В простонародье этот день считался серединой лета, поэтому работать под палящим солнцем было не принято.

Святая Улита рано осталась вдовой и одна воспитывала своего сына Кирика. Всю свою жизнь святая провела в служении богу и была христианкой. Когда императором Диалектианом начались гонения христиан, Улита и ее сын жили как нищие странники. Однако их все же привели к правителю на суд, где они подверглись страшным мукам. Улиту заставляли отречься от веры, однако она была непоколебима. Кирик заплакал, видя страдания матери, за что был сброшен с каменного моста. После этого казнили и саму великомученицу.

В этот день принято молиться святым Кирику и Улите. Как правило, перед их образами просят о семейном счастье и здоровье детей. Также в этот день чтят память Великого князя Киевского Владимира.

Что можно и что нельзя делать 28 июля:

  • В работе старались не переусердствовать, ведь в полях в этот день водилась разная нечисть. По поверьям, духи начинали бесчинствовать, когда на землю приходила сильнейшая жара.
  • Женщинам и девушкам рекомендовалось отдыхать и молиться заступнице, матушке Улите.
  • Не разрешалось выходить в поле — иначе там могли встретиться маньяки. Маньяками в старину называли призраков неопределенного облика, которые несли дурные предзнаменования. Такие явления всегда сбывались.
  • На Кирика и Улиту нельзя жать, в противном случае нечисть голову заморочит.
  • Если вечером был туман — жди дождей, если дождь пошел с утра — день будет солнечным.

Почитание на Западе засвидетельствовано с V-VI вв. К этому времени был выполнен лат. перевод пространного «апокрифического» Мученичества, в к-ром повествуется о страданиях и казни К. и И. в г. Тарс по указанию презида Александра. Согласно Мученичеству, одновременно с К. и И. были убиты 444 бывш. преступника, к-рых К. обратил ко Христу в темнице, ок. 1 тыс. чел. были казнены властями и воскресли по молитве К. О лат. Мученичестве К. и И. сообщается в т. н. Декрете Геласия (нач. VI в.). Составитель Декрета критиковал агиографические сказания, написанные, «надо полагать, людьми невежественными и неверующими». Христианам не следовало читать сочинения, в которых содержались вымыслы и неортодоксальные суждения. Среди этих сочинений названо «мученичество… неких Кирика и Иулитты»; о нем упоминается также в добавлении к перечню «апокрифических» книг (Das Decretum Gelasianum de libris recipiendis et non recipiendis / Hrsg. E. von Dobschütz. Lpz., 1912. S. 9, 13, 39-42, 57, 200, 273-275. (TU; Bd. 38. H. 4)).

Мученичество Иулитты. Фрагмент антепендия из ц. Сан-Кирзе в Дурро, Каталония (Национальный музей искусств, Барселона). XII в.
Мученичество Иулитты. Фрагмент антепендия из ц. Сан-Кирзе в Дурро, Каталония (Национальный музей искусств, Барселона). XII в.

Лат. «апокрифическое» Мученичество сохранилось во мн. версиях (не менее 18 — BHL, N 1802-1808m), из к-рых полностью издана лишь одна (BHL, N 1802; опубл. Д. Папебруком по рукописи из мон-ря Бёддекен: ActaSS. Iun. T. 3. P. 28-34); самые ранние рукописи Мученичества относятся к кон. VIII или к нач. IX в. (напр., пассионарий Taurin. D. V. 3. Fol. 123r — 134r, переписанный в Суасоне или в мон-ре Корби (версия BHL, N 1803b)). Начиная с эпохи Каролингов на Западе признавался высокий авторитет т. н. Декрета Геласия, однако «апокрифическое» Мученичество К. и И. по-прежнему оставалось важнейшим источником сведений о святых. Гораздо меньшей известностью пользовалось др. Мученичество греч. происхождения — послание Иконийского еп. Феодора, которое было призвано заменить «апокрифическое» Мученичество. Основные сведения о К. и об И. в обоих произведениях совпадают (мученики жили в г. Иконий, во время гонения на христиан бежали в Селевкию и затем в Тарс, где были схвачены и казнены по приговору презида Александра), однако в послании Феодора отсутствуют фантастические подробности и неправдоподобные детали, «апокрифическое» Мученичество подвергается осуждению. Лат. текст послания Феодора сохранился в 2 версиях (BHL, N 1801-1801b).

Известны неск. авторских обработок «апокрифического» Мученичества, происхождение к-рых связано с почитанием мощей К. в аббатстве Эльнон (Сент-Аман, ныне Сент-Аман-лез-О, Франция). Самая ранняя обработка принадлежит Хукбальду Эльнонскому († 930) (BHL, N 1809-1810; изд.: Mombritius B. Sanctuarium seu Vitae Sanctorum. P., 1910. T. 2. P. 428-433, 722-723; Hucbaldus. Passio SS. Quirici et Julittae martyrum // PL. 132. Col. 851-858; стихотворный пролог: Bandini A. M. Bibliotheca Leopoldina Laurentiana, seu catalogus manuscriptorum. Florentiae, 1791. T. 1. Col. 255). Хукбальд осуждал «апокрифическое» Мученичество как «нелепый вздор» (stercora illa friuola), сочиненный невежественным лжецом и отвергнутый всеми правосл. христианами во главе с папой Римским Власием (т. е. Геласием; подразумевается т. н. Декрет Геласия), поэтому версия Хукбальда должна была заменить старое Мученичество. Из новой версии, значительно сокращенной по сравнению с первоначальным текстом Мученичества, исключены сведения, сомнительные с т. зр. здравого смысла, но в нем сохранены основные вехи повествования. Сочинение, написанное в форме проповеди, выдержано в характерном для эпохи Каролингов риторическом стиле, добавлены подробности (напр., гибель К. и И. датирована правлением имп. Александра Севера (222-235), к-рый назван 20-м императором Рима). В ряде рукописей к версии Хукбальда добавлена концовка, в к-рой сообщается о перенесении мощей К. и И. в Галлию (заимствована из сочинения неверского каноника Тетерия (2-я пол. X в.) (BHL, N 1811; см.: Chartier. Clavis. 1995. P. 210)). Хукбальд, известный как поэт и муз. теоретик, составил также нотированную секвенцию (прозу) для мессы в день памяти К. и И. (изд.: Chartier. L’œuvre. 1995. P. 372-375).

Стихотворное Мученичество Кирика и Иулитты. 1101–1200 гг. (Paris. lat. 2717. Fol. 108r)
Стихотворное Мученичество Кирика и Иулитты. 1101–1200 гг. (Paris. lat. 2717. Fol. 108r)

К нач. XII в. относится стихотворное Мученичество К. и И. в 3 книгах, написанное мон. Гунтером (Гонтье) из Эльнона († 1108) (BHL, N 1812; изд.: Catalogus codicum hagiographicorum latinorum antiquiorum saec. XVI, qui asservatur in Bibliotheca Nationali Parisiensi. Brux., 1889. T. 1. P. 172-194). Мученичество основано на версии Хукбальда, новых данных в нем не приведено. Стихотворная версия сохранилась в единственной рукописи, к-рая, вероятно, является автографом Гунтера, в тексте имеются многочисленные исправления и дополнения (Paris. lat. 2717. Fol. 108r — 123r). В той же рукописи содержится сказание о перенесении мощей К. в Эльнон, также составленное Гунтером (BHL, N 1813; Paris. lat. 2717. Fol. 123r — 126v).

На сочинении Хукбальда основана и др. обработка Мученичества, выполненная ок. 1170 г. Филиппом из Арвана († 1183), аббатом премонстрантского монастыря Бон-Эсперанс (BHL, N 1814; изд.: PL. 203. Col. 1299-1309). Сочинение Филиппа открывается посвящением Иоанну II, настоятелю Эльнона (1169-1182), по просьбе к-рого составлена эта версия. Вслед за Хукбальдом Филипп отмечает, что память о К. и об И. была искажена, однако подвиг мучеников не подлежит сомнению и подтверждается чудесами, которые совершаются по молитве к этим святым. Составитель «апокрифического» Мученичества был невежественным и неумелым писателем, но не стремился сознательно исказить сведения о святых, поэтому в его сочинении можно отличить правду от вымысла. В риторическом прологе Филипп рассуждает о подвигах христ. мучеников, к-рые ради Христа превзошли человеческие возможности и попрали «закон плоти». Деяния мучеников выходят за пределы разумного понимания; даже 3-летний ребенок К. с Божией помощью проявил невероятную стойкость под чудовищными пытками, которым его подвергали гонители. Повествование Филиппа отличается возвышенным слогом и обилием риторических оборотов, но с т. зр. содержания в нем нет ничего нового. Датировка гибели К. и И. правлением имп. Александра Севера (у Филиппа — Аврелия Александра) и др. исторические детали заимствованы у Хукбальда.

Мч. Кирик. Роспись наоса ц. Вознесения мон-ря Дечаны. 1348–1350 гг.
Мч. Кирик. Роспись наоса ц. Вознесения мон-ря Дечаны. 1348–1350 гг.

Литургическое поминовение К. и И. на Западе совершалось 16 июня или 15 (16) июля, в испанской традиции — 13 июня. Под 16 июня память мучеников указана в Иеронимовом Мартирологе: «В Антиохии святых Кирика и его матери Иулитты, и с ними 404 мучеников» (MartHieron. Comment. P. 321). Под 14 мая значится поминовение 404 мучеников, пострадавших с К. (Ibid. P. 253-254). Поскольку первоначальная редакция Мартиролога (Сев. Италия, 1-я пол. V в.) сохранилась лишь в галльской обработке кон. VI в., неясно, каким временем следует датировать эти записи. Упоминание о 404 (или 444) мучениках скорее всего восходит к «апокрифическому» Мученичеству, но данные о том, что они пострадали в Антиохии, не находят подтверждения в агиографической традиции.

В рим. богослужебных книгах самые ранние сведения о поминовении К. и И. относятся к VIII в. Память К. под 15 июля указана в рим. лекционариях типа L (по Т. Клаузеру), к-рый был сформирован ок. 740 г. (Klauser T. Das römische Capitulare evangeliorum. Münster, 19722. S. 78; Jounel. 1977. P. 126). Однако в рим. сакраментариях VII-VIII вв. и в дополнениях Бенедикта Анианского к Григория сакраментарию поминовение мучеников отсутствует, нет данных и о посвященных им богослужебных текстах. В более поздних источниках поминовение К. и И. (иногда только К.) указывалось под разными датами, чаще всего под 16 июля (в основном в книгах из Франции и Англии, с XI в.). Согласно нек-рым богослужебным книгам итал. происхождения, напр. Латеранскому миссалу XIII в. (Vetus missale Romanum monasticum Lateranense / Ed. E. de Azevedo. R., 1754. P. 234-235) и фрагментарному миссалу X-XI вв. из Болоньи (Gamber K. Fragmenta liturgica. IV // Sacris Erudiri. Brugge, 1969/1970. Vol. 19. P. 260), а также итал. календарям XIII-XV вв., память К. и И. совершалась 15 июля.

Под 15 июля запись о поминовении К. и И., вероятно заимствованная из Иеронимова Мартиролога, внесена в Мартиролог Беды Достопочтенного (между 725 и 731; ркп. St. Gallen. Stiftsbibl. 451. P. 46 — Quentin. 1908. P. 52). Высказывалось предположение, что почитание К. и И. в англосакс. Британии возникло под влиянием Кентерберийского архиеп. Теодора, уроженца г. Тарс (Hohler C. Theodore and the Liturgy // Archbishop Theodore: Commemorative Studies on His Life and Influence / Ed. M. Lapidge. Camb., 1995. P. 223-224). Из Мартиролога Беды поминовение К. и И. было заимствовано в более поздние «исторические» мартирологи, но день памяти мучеников и сведения о них могли меняться. На «апокрифическом» Мученичестве основано сказание под 15 июля в Англосаксонском Мартирологе (IX в.), значительную часть к-рого составляет пространная молитва К. (Das altenglische Martyrologium / Hrsg. G. Kotzor. Münch., 1981. Bd. 2. S. 148-151), а также краткое сказание под 16 июля в Мартирологе Лионского анонима (нач. IX в.; ркп. Paris. lat. 3879. Fol. 81r — Quentin. 1908. P. 154). В этих источниках сообщается, что К. и И. пострадали в Тарсе, однако в Мартирологе Флора Лионского (30-е гг. IX в.) утверждается, что мученики пострадали в Антиохии (запись под 15 июля; см.: Ibid. P. 335). По-видимому, упоминание об Антиохии было заимствовано Флором из Иеронимова Мартиролога. Опираясь на данные Иеронимова Мартиролога, Адон Вьеннский перенес день памяти К. и И. на 16 июня (сказание о мучениках заимствовано из Мартиролога Флора — Ado Viennensis. Martyrologium // PL. 123. Col. 287-288). Под этой датой краткая заметка о К. и об И. помещена в Мартирологе Узуарда: «В Антиохии память святых мучеников Кирика и матери его Иулитты, которые после жестоких побоев и тяжких страданий отсечением головы завершили свой мученический подвиг» (MartUsuard // PL. 124. Col. 159-160). Кард. Цезарь Бароний внес поминовение К. и И. в Римский Мартиролог под 16 июня; составленная им заметка основана на Мученичестве (сообщается, что мученики пострадали при имп. Диоклетиане в г. Тарс и были казнены по указанию презида Александра) (Martyrologium Romanum. R., 1583. P. 103; MartRom. Comment. P. 239-240). Сведения о К. и об И. в редакции Римского Мартиролога, изданной в 2001 г., исправлены в соответствии с выводами исторической критики: мученики пострадали в М. Азии, дата их кончины неизвестна.

Церковь Сан-Куирико-д’Орча, Тоскана. Ок. 1470 г.
Церковь Сан-Куирико-д’Орча, Тоскана. Ок. 1470 г.

Среди древнейших храмов, названных во имя К. и И.,- церковь в Риме близ форума Августа, построенная в 1-й пол. VI в. Это однонефная базилика с алтарной частью в форме триконха, основная (зап.) апсида фланкирована 2 капеллами, в боковых стенах нефа имелись многочисленные ниши. Согласно надписи на первоначальном алтаре церкви (остатки алтаря обнаружены при реконструкции в 1584, надпись впосл. утрачена), храм был освящен при папе Римском Вигилии (537-555). Данные об истории церкви немногочисленны. В 1475 г. храм был восстановлен по указанию папы Сикста IV, в 1587 г. сюда был перенесен кардинальский титул упраздненного храма св. Кириака в термах Диоклетиана. Совр. вид церковь приобрела после реконструкции в 1728-1737 гг.; в наст. время храм обслуживается терциариями францисканского ордена (Hülsen C. Le chiese di Roma nel Medio Evo. Firenze, 1927. P. 428-429; Krautheimer R., Frankl W., Corbett S. Corpus basilicarum christianarum Romae. Vat., 1970. Vol. 4. P. 37-50). Среди древнейших образцов иконографии К. и И.- цикл росписей в ц. Санта-Мария-Антиква в Риме, в семейной капелле примицерия дефенсоров Теодота (росписи созданы в годы понтификата Захарии (741-752)). На алтарной стене капеллы под изображением Распятия помещены фигуры Богоматери с Младенцем на троне и предстоящих апостолов Петра и Павла и К. и И. На боковых стенах было размещено 8 сцен из «апокрифического» Мученичества: допрос И. президом Александром; воины арестовывают К.; допрос мученика (сцена не сохр.); избиение мученика воинами; К. с отрезанным языком исповедует Христа; молитва К. и И. в темнице; мучеников поджаривают на огромной сковороде; последняя сцена (воин разбивает голову К. о ступени трибунала) основана на послании еп. Феодора. Отдельно представлена донаторская композиция: Теодот преклоняет колени перед стоящими К. и И. (Jessop. 1999. P. 236-255).

Мученики Кирик и Иулитта. Антепендий из ц. Сан-Кирзе в Дурро, Каталония (Национальный музей искусств, Барселона)
Мученики Кирик и Иулитта. Антепендий из ц. Сан-Кирзе в Дурро, Каталония (Национальный музей искусств, Барселона)

В Испании сохранились многочисленные памятники иконографии К. и И.; среди самых ранних — остатки росписей в ц. Сан-Кирзе-де-Педрет. Росписи храма относятся к кон. XI или к нач. XII в., но фрески в нефе, где были помещены сцены из Мученичества К. и И., сохранились лишь во фрагментах (находятся в Музее диоцеза и комарки, Солсона). К XII в. относится расписной алтарный антепендий из ц. Сан-Кирзе в Дурро (в наст. время в Национальном музее искусств, Барселона). В центральной части панели изображена И., восседающая в мандорле с младенцем К. на руках, в боковых сегментах — 4 сцены страданий мучеников. К более позднему времени относятся скульптурное ретабло из ц. Вознесения Богоматери в Кастехон-де-Торнос (Арагон) (кон. XIII — нач. XIV в.), живописный заалтарный образ из церкви в г. Сан-Кирзе-дел-Вальес (сер. XV в.; Епархиальный музей, Барселона) и др. памятники.

Мученики Кирик и Иулитта. Заалтарный образ из церкви в г. Сан-Кирзе-дел-Вальес. Сер. XV в. П. Гарсия де Бенабарре (Епархиальный музей, Барселона)
Мученики Кирик и Иулитта. Заалтарный образ из церкви в г. Сан-Кирзе-дел-Вальес. Сер. XV в. П. Гарсия де Бенабарре (Епархиальный музей, Барселона)

С IX в. мощи К. почитались в Невере (Франция) и в др. городах и в мон-рях империи Каролингов. О происхождении святыни повествуется в сказании о чудесах К. и И., составленном диак. Тетерием из Невера (2-я пол. X в.) (BHL, N 1811; см.: ActaSS. Maii. T. 3. P. 51-52; Ibid. Iun. T. 3. P. 21; Bibliothèque historique de l’Yonne / Éd. L.-M. Duru. Auxerre, 1850. T. 1. P. 133-134), а также в повести о перенесении мощей К. в Эльнон, написанной мон. Гунтером (BHL, N 1813). Автиссиодурский (Осерский) еп. Аматор (ок. 388-418) в сопровождении некоего Савина совершил путешествие на Восток. Во время посещения Антиохии епископ обрел почивавшие там мощи К. и И. и привез их в Галлию, после чего спрятал святыни в Автиссиодуре, подарив Савину руку К. Впосл. имп. Карлу Великому приснилось, что во время охоты на него напали дикие кабаны. Императору удалось спастись только благодаря помощи чудесного отрока, к-рый поменялся с ним одеждой. Когда Карл потребовал от советников истолковать сон, Неверский еп. Иероним (795-815) предположил, что отроком-спасителем был К., а обмен одеждой означает желание мученика, чтобы император восстановил посвященную ему церковь в Невере. Император щедро одарил Неверскую кафедру и пожаловал епископу средства для восстановления собора. Из Аквитании в Невер доставили руку К., хранившуюся в аббатстве Сен-Савен-сюр-Гартамп (св. Савина, в честь к-рого был назван мон-рь, отождествляли с помощником св. Аматора). Тогда же в Осере были обретены мощи К. и И., некогда спрятанные св. Аматором; по просьбе Иеронима Осерский еп. Херибальд прислал в Невер часть мощей мучеников (см.: Crosnier. 1854. P. 17-22, 26-27; Idem. Notice. 1868. P. 8-10). Эти сведения носят легендарный характер и не подтверждаются более ранними источниками (напр., в Житии св. Аматора, составленном на рубеже VI и VII вв. агиографом Стефаном (BHL, N 356), не упом. о путешествии епископа на Восток и о перенесении мощей мучеников).

Инициал В. Проирий мессы Кирику и Иулитте в понтификале-сакраментарии еп. Гуго II. 1013–1056 гг. (Paris. lat. 17333. P. 272)
Инициал В. Проирий мессы Кирику и Иулитте в понтификале-сакраментарии еп. Гуго II. 1013–1056 гг. (Paris. lat. 17333. P. 272)

Согласно Гунтеру Эльнонскому, мощи К. были самой почитаемой святыней в Невере, но впосл. они были тайно вывезены из города в мон-рь Эльнон. При содействии кор. Франции Рауля I (923-936) еп. Тедальгрину (ок. 935 — ок. 947) удалось получить из Осера фрагмент черепа мученика, для к-рого король велел изготовить драгоценный реликварий. Почитание К. и И. засвидетельствовано в литургических книгах Неверского еп-ства. В сакраментарии сер. X в. из Санса, обработанном для использования в Невере, ок. 1000 г. добавлен проприй мессы в день памяти мучеников (16 июня; Lond. Brit. Lib. Add. 2991. Fol. 1r). В понтификале-сакраментарии Неверского еп. Гуго II (1013-1065) проприй мессы К. и И. выделен полностраничным инициалом (Paris. lat. 17333. P. 272-273; изд.: Sacramentarium ad usum aecclesiae Nivernensis. Nevers, 1873. P. 272-273). К концу средневековья число праздничных дней, посвященных мученикам, увеличилось до 4 (согласно печатному бревиарию, подготовленному по указанию еп. Пьера де Фонтене (1462-1499)): 4 июня совершалось поминовение К. и его сподвижников, 16 июня — торжественный праздник в честь К. и И., 15 июля — память их мученической кончины, 27 окт.- день перенесения мощей К. в Невер (Crosnier. 1854. P. 38-39; Idem. Notice. 1868. P. 10-11; об истории обретения мощей и о литургическом почитании К. и И. в XV-XIX вв. см.: Idem. Hagiologie nivernaise, ou vies des saints et autres pieux personnages qui ont édifié le diocèse de Nevers par leurs vertus. Nevers, 1858. P. 211-231).

Мц. Иулитта. Роспись ц. Успения Пресв. Богородицы мон-ря Грачаница. Ок. 1320 г.
Мц. Иулитта. Роспись ц. Успения Пресв. Богородицы мон-ря Грачаница. Ок. 1320 г.

Во время Французской революции (1789-1799) мощи К. и И. были сохранены; 16 июня 1861 г. их вынесли для поклонения в специально изготовленном неовизант. реликварии в виде купольного храма. В 1872 г. реликварий с мощами был установлен за главным алтарем собора, в неоготическом кивории, сооруженном по обету еп. Теодора Огюстена Форкада в благодарность за избавление города от вражеской оккупации в годы франко-прусской войны (1870-1871). В ночь на 16 июля 1944 г. кафедральный собор сильно пострадал от бомбардировки, реликварий мучеников был уничтожен. В наст. время К. и И. почитаются как покровители католич. диоцеза Невер; память мучеников празднуется 16 июня.

В аббатстве Эльнон хранились мощи (рука) К., по преданию привезенные Хукбальдом из Невера. В стихотворных эпитафиях Хукбальда (XI в.) упоминается, что он особо почитал К., доставил в Эльнон его мощи и составил Мученичество (MGH. Poet. T. 3. P. 679; Chartier. L’œuvre. 1995. P. 10). Подробное повествование о перенесении мощей К. в Эльнон содержится в сказании, написанном в нач. XII в. мон. Гунтером (BHL, N 1813; изд.: ActaSS. Iun. T. 3. P. 34-35; PL. 203. Col. 1309-1312; Chartier. L’œuvre. 1995. P. 326-329; см.: Delisle L. Le Cabinet des manuscrits de la Bibliothèque imperiale. P., 1868. Vol. 1. P. 310-312). Однако в Мученичестве К. и И., составленном Хукбальдом, об этом не упоминается, а приведенные Гунтером биографические данные о Хукбальде неточны, поэтому достоверность легенды подвергается сомнению (Chartier. L’œuvre. 1995. P. 6-7). Согласно Гунтеру, из-за ссоры с настоятелем Хукбальду пришлось покинуть Эльнон; он отправился к епископу Неверскому, к-рый поручил ему преподавание в школе и сочинение муз. произведений. Когда епископ тяжело заболел, он предложил подарить Хукбальду все, что он пожелает; монах попросил отдать ему мощи К.- святыню Неверского диоцеза. Епископ заявил, что притязания Хукбальда непомерны, но, не желая нарушить данное обещание, велел монаху забрать реликвии и скорее покинуть город. Сложив мощи в сумку для провизии, Хукбальд отправился в путь верхом на лошади. Тем временем клирики и служители епископского дома обнаружили пропажу мощей и пустились в погоню. Заметив всадников, Хукбальд спешился и скрылся в лесу. Преследователи потеряли след, и Хукбальд благополучно достиг Эльнона. Накануне его прибытия некоему парализованному монаху явился св. Аманд, основатель Эльнона, исцелил его и велел готовиться к торжественной встрече Хукбальда. По указанию Хукбальда посреди храма была сооружена деревянная сень для мощей. Вскоре ему явился К. и предсказал близкую кончину. Ок. 990 г. Сусанна (Розала), супруга Роберта II Благочестивого (король Франции в 996-1031), обустроила капеллу (aedicula) для хранения мощей с алтарем и заалтарным образом, которые украшены резьбой и изображениями на тему страданий мучеников. В 1066 г. монастырский храм сгорел, убранство капеллы было утрачено. По молитве к мученикам в Эльноне по-прежнему совершались чудеса (см.: Crosnier. Études. 1868. P. 24-26; Idem. Notice. 1868. P. 14-15).

Ист.: BHL, N 1801-1814b; ActaSS. Iun. T. 3. P. 15-37; Dubois J., Renaud G. Édition pratique des martyrologes de Bède, de l’Anonyme lyonnais et de Florus. P., 1976. P. 109; Cartulaire de Saint-Cyr de Nevers / Éd. R. de Lespinasse. Nevers; P., 1916; Desilve J. De schola Elnonensi sancti Amandi a saeculo IX ad XII usque. Lovanii, 1890. P. 178-187 .

Лит.: Crosnier A. J. Monographie de la cathédrale de Nevers. Nevers, 1854; idem. Études sur la liturgie nivernaise, son origine et ses développements. Nevers, 1868; idem. Notice historique sur saint Cyr et sainte Julitte, martyrs, patrons de l’insigne et royale Église de Nevers. Nevers, 1868; Quentin H. Les martyrologes historiques du moyen âge. P., 1908. P. 52, 154, 335, 430, 482; MartHieron. Comment. P. 321; Tassoti B. I santi martiri Quirico e Giulitta e il loro culto. Ancona, 1932, 1990; Delehaye. Origines. P. 167-168, 343, 350, 371; MartRom. Comment. P. 239-240; Rimoldi A., Cardinali A. Quirico e Giulitta // BiblSS. Vol. 10. Col. 1324-1328; Jounel P. Le culte des saints dans les basiliques du Latran et du Vatican au XIIe siècle. R., 1977. P. 255-256; La cathédrale de Nevers: Du baptistère paléochrétien au chevet roman (VIe-XIe siècles) / Éd. C. Sapin. P., 1995; Chartier Y. Clavis operum Hucbaldi Elnonensis: Bibliographie des oeuvres d’Hucbald de Saint-Amand // J. of Medieval Latin. Turnhout, 1995. Vol. 5. P. 202-224; idem. L’oeuvre musical d’Hucbald de Saint-Amand. , 1995; Ferrer Grenesche J.-M. Los santos del nuevo Misal hispano-mozárabe. Toledo, 1995. P. 71; Jessop L. P. Pictorial Cycles of Non-Biblical Saints: The 7th- and 8th- Century Mural Cycles in Rome and Contexts for Their Use // Papers of the British School at Rome. L., 1999. Vol. 67. P. 233-279; Palumbo M. L. L’enigma di Durro: Agguinte all’iconografia di San Quirico e Santa Giulitta nell’ambito della pittura romanica catalana // Materia: Revista d’art. Barcelona, 2006/2007. N 6/7. P. 19-37; Pibernat López A. Primera acta de consagració de l’església del monestir de Sant Quirze de Colera (935) / Annals de l’Institut de’Estudis Empordanesos. 2010. Vol. 41. P. 277-294; Pagès Paretas M. Pintura al fresc del segle XI: De nou, Pedret // Urtx: Revista cultural de l’Urgell. Tarrega, 2011. N 25. P. 163-169.

А. А. Королёв

Мученики Кирик и Улита, с житием
Рубеж XVII–XVIII веков1. Центральная Россия
102 × 79 см. Дерево, темпера
Краснодарский музей, инв. № Ж-740
Происхождение неизвестно

1 Левый столбец клейм частично утрачен, живопись восполнена с ошибками при поновлении в XIX веке.

Мученики Иулитта (Улита) и Кирик (ум. ок. 304) — вдова-христианка благородного рода из Иконии и ее трехлетний сын. Согласно Житию, мать была подвергнута мучениям в городе Тарсе и обезглавлена, а сын разбился, когда его, заплакавшего и потянувшегося к матери, правитель сбросил на каменные ступени. Мощи свв. Кирика и Иулитты в конце IV — начале V века были перенесены из Антиохии в галльский город Оксер епископом Аматором Оксерским, в связи с чем почитание святых получило распространение во Франции. Части мощей мучеников находились также в Константинополе, где их в XII–XV веках видели русские паломники. Память отмечается 15/28 июля.

Мученичество свв. Кирика и Иулитты описано в первой половине VI века епископом Иконии Феодором, позднее его переработал Симеон Метафраст (Х в.). Наряду с каноническим вариантом их Жития уже с древности существовал апокрифический текст, отнесенный к так называемым отреченным книгам (запрещенным к чтению как ложным). В русском переводе в Новое время он был широко распространен в старообрядческой среде. В нем главным героем выступает трехлетний Кирик, ведущий спор с игемоном Александром о вере и обличающий его, а также поддерживающий впадавшую в малодушие перед мучениями мать.

Изображения мучеников в русской живописи известны с древности, но их отдельные иконы, в том числе житийные, появляются только в XVII веке. Иллюстрировался как канонический, так и апокрифический вариант Жития свв. Кирика и Иулитты. Апокрифический текст, изобилующий фантастическими описаниями мучений святых, лег в основу сюжетных клейм публикуемой иконы.

Клейма:

  1. Свв. Улита и Кирик бегут от царя Александра в Селевкию и приходят в церковь св. апостола Павла
  2. Воины царя находят св. Улиту и приводят ее к царю
  3. По слову св. Улиты воины находят св. Кирика и приводят его к царю
  4. Царь призывает свв. Кирика и Улиту и велит воинам остричь им головы и возложить на них угли. На главах мучеников просияли венцы
  5. Свв. Улита и Кирик с мужами, вышедшими из темницы, которая отворилась Божьим повелением, обличают царя
  6. 2
  7. Свв. Улиту и Кирика пригвождают к древу; ангел снимает их с древа. Гвозди впиваются в царя
  8. Свв. Улиту и Кирика, положив на мраморный камень, колют копьем и строгают стругами
  9. Свв. Улиту и Кирика рубят на четыре части, сжигают и пепел бросают в ров. Архангел Михаил воскрешает их из пепла
  10. Свв. Улита и Кирик приходят посрамить царя своим воскрешением
  11. Св. Кирику по повелению царя отрезают язык
  12. Св. Кирик посрамляет царя, говоря, что имеет язык от Святого Духа
  13. Царь заставляет св. Кирика есть его мясо и пить вино, чтоб осквернить его уста
  14. Свв. Улиту и Кирика варят в котле
  15. Ангел спасает свв. Улиту и Кирика вместе с уверовавшими мужами от мучения раскаленным оловом
  16. Усекновение глав свв. Улиты и Кирика и уверовавших мужей. Молитва св. Кирика перед казнью

2 В квадратных скобках указаны сюжеты, испорченные при поновлении иконы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *