Тропарь успению Пресвятой Богородицы

В тро­па­ре «В рож­де­стве дев­ство со­хра­ни­ла еси» гим­но­гра­фы как буд­то на­сла­жда­ют­ся умно­же­ни­ем ря­да «невоз­мож­но­стей», сле­ду­ю­щих из од­но­го име­но­ва­ния: Бо­го­ро­ди­ца. Де­ва ста­но­вит­ся Ма­те­рью; жен­щи­на рож­да­ет То­го, Ко­го не вме­ща­ет весь мир, смерт­ная рож­да­ет­ся в жизнь веч­ную. Ком­мен­ти­ру­ют свя­щен­ник Фе­о­дор Лю­до­гов­ский и по­эт Оль­га Се­да­ко­ва.

Ико­на Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Рос­сия, XIV век

Тро­парь, глас 1:

В рож­де­стве дев­ство со­хра­ни­ла eси,
во успе­нии ми­ра не оста­ви­ла eси, Бо­го­ро­ди­це,
пре­ста­ви­ла­ся eси к жи­во­ту,
Ма­ти су­щи Жи­во­та,
и мо­лит­ва­ми Тво­и­ми из­бав­ля­е­ши
от смер­ти ду­ши на­ша.

Гре­че­ский ори­ги­нал

Пе­ре­вод Оль­ги Се­да­ко­вой

Рож­дая, со­хра­ни­ла Ты дев­ствен­ность.
По­чив, не оста­ви­ла Ты ми­ра, Бо­го­ро­ди­ца:
Ибо пе­ре­шла к жиз­ни
Ты, ис­тин­ная Ма­терь Жиз­ни,
И тво­им хо­да­тай­ством из­бав­ля­ешь
От смер­ти ду­ши на­ши.

Срав­не­ние Успе­ния с Пас­хой чре­ва­то се­рьез­ной дог­ма­ти­че­ской ошиб­кой, — пре­ду­пре­жда­ет свя­щен­ник Фе­о­дор Лю­до­гов­ский:

— В Пра­во­слав­ной Церк­ви су­ще­ству­ет мно­же­ство празд­ни­ков, по­свя­щен­ных Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це. Ес­ли сле­до­вать хро­но­ло­гии со­бы­тий, то пер­вый из них – за­ча­тие Бо­го­ро­ди­цы пра­вед­ной Ан­ной (9/22 де­каб­ря); за­тем – Рож­де­ство Бо­го­ма­те­ри (8/21 сен­тяб­ря), Вве­де­ние во Храм (21 но­яб­ря / 4 де­каб­ря), Сре­те­ние (2/15 фев­ра­ля), Бла­го­ве­ще­ние (25 мар­та / 7 ап­ре­ля), Успе­ние (15/28 ав­гу­ста). Даль­ше сле­ду­ют празд­не­ства, уста­нов­лен­ные в па­мять о яв­ле­ни­ях Пре­свя­той Де­вы, о чу­де­сах, со­вер­шен­ных Ею в раз­ные эпо­хи цер­ков­ной ис­то­рии: это и празд­ник По­кро­ва (1/14 ок­тяб­ря), и па­мять Зна­ме­ния Бо­го­ро­ди­цы в Ве­ли­ком Нов­го­ро­де (27 но­яб­ря / 10 де­каб­ря), и празд­но­ва­ния в честь де­сят­ков икон Бо­жи­ей Ма­те­ри.

Глав­ным сре­ди всех этих празд­ни­ков мо­жет счи­тать­ся Успе­ние – так же, как глав­ным днем па­мя­ти свя­то­го обыч­но яв­ля­ет­ся день его кон­чи­ны, так же, как глав­ный Гос­под­ский празд­ник – Пас­ха, вос­по­ми­на­ние смер­ти и Вос­кре­се­ния Хри­ста.

Успе­ние ча­сто на­зы­ва­ют Бо­го­ро­дич­ной Пас­хой, но та­кое на­име­но­ва­ние пред­став­ля­ет­ся неже­ла­тель­ным: со­вер­шен­но оче­вид­на дав­няя и неосла­бе­ва­ю­щая тен­ден­ция «под­тя­ги­вать» по­чи­та­ние Бо­го­ма­те­ри до уров­ня по­чи­та­ния Спа­си­те­ля (это вид­но во всем – от ор­фо­гра­фии до гим­но­гра­фии) – но та­кое стрем­ле­ние всту­па­ет в про­ти­во­ре­чие с дог­ма­ти­че­ским уче­ни­ем Пра­во­слав­ной Церк­ви: Гос­подь Иисус Хри­стос – Бог и че­ло­век, Тво­рец и Спа­си­тель; Бо­го­ро­ди­ца – лишь че­ло­век, хо­тя и вме­стив­ший в се­бя Бо­же­ство. Ее слу­же­ние бы­ло со­вер­шен­но ис­клю­чи­тель­ным, на­ше спа­се­ние бы­ло бы без Нее невоз­мож­ным; од­на­ко Ее че­ло­ве­че­ская при­ро­да не из­ме­ни­лась, Она, как и все лю­ди, бы­ла под­вер­же­на смер­ти. По­это­му хо­те­лось бы на­де­ять­ся на бо­лее трез­вен­ное от­но­ше­ние к по­чи­та­нию Бо­го­ма­те­ри – рав­но как и к по­чи­та­нию мно­гих свя­тых.

Празд­ник Успе­ния име­ет од­но­днев­ное пред­праздн­ство (сра­зу по­сле от­да­ния Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня); его по­праздн­ство длит­ся во­семь дней. Успе­ние Бо­го­ро­ди­цы – по­след­ний дву­на­де­ся­тый празд­ник в цер­ков­ном го­ду, на­чи­на­ю­щем­ся 1/14 сен­тяб­ря и за­кан­чи­ва­ю­щем­ся в ав­гу­сте. Спу­стя две неде­ли по­сле от­да­ния Успе­ния на­сту­па­ет пред­праздн­ство пер­во­го в го­ду дву­на­де­ся­то­го празд­ни­ка – Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы.

О чем без­опас­ней мол­чать

Неиз­вест­ный ав­тор тро­па­ря Успе­ния, об­ра­ща­ясь к Бо­го­ро­ди­це, со­зер­ца­ет неве­ро­ят­ность про­ис­шед­ше­го. То­го, что про­изо­шло с Пре­свя­той Де­вой, не вме­ща­ет че­ло­ве­че­ский ра­зум и обы­ден­ный опыт. Ком­мен­ти­ру­ет Оль­га Се­да­ко­ва

По­яс­не­ния к тек­сту тро­па­ря:

1. В рож­де­стве, во успе­нии – здесь име­ют­ся в ви­ду не празд­ни­ки Рож­де­ства Хри­сто­ва и Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, а са­ми дей­ствия рож­де­ния и смер­ти. Успе­ние (усып­ле­ние) от ус­пну­ти – уснуть; тра­ди­ци­он­ная ме­та­фо­ра смер­ти как сна (так же, как рус­ское «по­чить») здесь при­об­ре­та­ет бо­лее кон­крет­ное зна­че­ние. По цер­ков­но­му пре­да­нию, гря­ду­ще­го вос­кре­се­ния из мерт­вых, ко­то­ро­го ожи­да­ет весь род че­ло­ве­че­ский (в том чис­ле, свя­тые), Ей уже не тре­бу­ет­ся.

2. Пре­ста­ви­ла­ся к жи­во­ту, ма­ти су­щи Жи­во­та. Од­но и то же сло­во, жи­вот (жизнь) име­ет здесь несколь­ко раз­ные зна­че­ния. В пер­вом упо­треб­ле­нии жи­вот озна­ча­ет жизнь, веч­ную жизнь. Во вто­ром – Хри­ста, Ко­то­рый есть жизнь («Аз есмь путь и ис­ти­на и жизнь», (Ин.14:6)); Ко­то­рый при­нес в мир «жизнь, и жизнь с из­быт­ком», (Ин.10:10)). В этом смыс­ле мож­но ска­зать о Бо­го­ро­ди­це, что она ро­ди­ла Жизнь лю­дям.

3. Ма­ти су­щи – бук­валь­но: пре­бы­ва­ю­щая, став­шая на­ве­ки.

4. мо­лит­ва­ми Тво­и­ми – слав. мо­лит­ва, пе­ре­да­ю­щая гре­че­ское πρεσβεία, озна­ча­ет здесь «прось­бу», «про­ше­ние» и кон­крет­но – про­ше­ние о по­ми­ло­ва­нии.

Sub specie poeticae

Пра­во­слав­ные ли­тур­ги­че­ские пес­но­пе­ния, по­свя­щен­ные Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це, как пра­ви­ло, очень слож­ны и «дог­ма­тич­ны» бо­лее, чем ли­рич­ны. Это осо­бен­но за­мет­но при срав­не­нии с тра­ди­ци­он­ной ла­тин­ской гим­но­гра­фи­ей, с та­ки­ми ее клас­си­че­ски­ми об­раз­ца­ми, как Stella Maris («Звез­да мо­рей»), Pulcherrima Rosa («Пре­крас­ней­шая Ро­за»), Salve Regina («Ра­дуй­ся, Ца­ри­ца»)… Со­вер­шен­ная чи­сто­та, див­ная кра­со­та, несрав­нен­ное ми­ло­сер­дие Де­вы — их ли­ри­че­ская те­ма.

Пра­во­слав­ные (гре­че­ские) пес­но­пе­ния об­ра­ща­ют­ся к Бо­го­ро­ди­це ина­че: в све­те дог­ма­та о Во­пло­ще­нии Бо­га Сло­ва. Они раз­мыш­ля­ют о той ро­ли, ко­то­рая при­над­ле­жит Ей в этом ве­ли­чай­шем чу­де, они со­зер­ца­ют неве­ро­ят­ность про­ис­шед­ше­го. Это­го не вме­ща­ют че­ло­ве­че­ский ра­зум и обы­ден­ный опыт, о чем по­сто­ян­но на­по­ми­на­ют бо­го­ро­дич­ные гим­ны (мо­ти­вы «мол­ча­ния ви­тий» и «недо­уме­ния фило­со­фов») и о чем, как го­во­рит од­но из этих пес­но­пе­ний, «без­опас­нее бы­ло бы мол­чать».

Хва­леб­ное пес­но­пе­ние и есть мол­ча­ние, об­ла­чен­ное в сло­ва, некое по­до­бие огром­ной вы­шив­ки. Из­люб­лен­ная ри­то­ри­че­ская фигу­ра здесь – со­еди­не­ние несо­еди­ни­мо­го, ок­сю­мо­рон: «Неве­ста нене­вест­ная». Со­зер­ца­нию пев­цов и слу­ша­те­лей пред­ла­га­ют­ся ве­щи непред­ста­ви­мые: де­ви­ца ста­но­вит­ся ма­те­рью, оста­ва­ясь де­ви­цей; жен­ское чре­во вме­ща­ет То­го, Ко­го не вме­ща­ет звезд­ный мир и все тво­ре­ние; смерт­ное, со­тво­рен­ное че­ло­ве­че­ское су­ще­ство рож­да­ет «жизнь бес­ко­неч­ную». Гим­но­гра­фы как буд­то на­сла­жда­ют­ся умно­же­ни­ем ря­да «невоз­мож­но­стей», сле­ду­ю­щих, по су­ще­ству, из од­но­го име­но­ва­ния: Бо­го­ро­ди­ца.

Мы не раз уже го­во­ри­ли об осо­бом ин­тел­лек­ту­а­лиз­ме и «тео­ре­тич­но­сти» ви­зан­тий­ской ли­тур­ги­че­ской по­э­зии. С этим ее ка­че­ством мож­но свя­зать и обык­но­вен­ное при­сут­ствие в бо­го­ро­дич­ных пес­но­пе­ни­ях вет­хо­за­вет­ных об­ра­зов, в ко­то­рых бо­го­сло­вы усмат­ри­ва­ют про­об­ра­зо­ва­ние Бо­го­ро­ди­цы: Бо­го­ро­ди­ца – лест­ни­ца, ко­то­рую ви­дел пат­ри­арх Иа­ков, кув­шин ман­ны из древ­ней Ски­нии За­ве­та, жерт­вен­ник, неопа­ли­мая ку­пи­на, пе­ре­ход через Крас­ное мо­ре… Все это – об­раз­цы то­го, «че­го не бы­ва­ет», чу­де­са, в ко­то­рых «есте­ства чин» (при­род­ный за­кон) от­ме­ня­ет­ся.

Огром­ный ре­естр та­ких сим­во­ли­че­ских упо­доб­ле­ний со­дер­жит в се­бе ака­фист «Взбран­ной Во­е­во­де», об­ра­зец и ис­точ­ник мно­же­ства ли­тур­ги­че­ских тек­стов. Тро­парь Успе­ния, о ко­то­ром мы ве­дем речь, не вклю­ча­ет в се­бя этих вет­хо­за­вет­ных сим­во­лов.

Его ком­по­зи­ция про­зрач­на. Пер­вые два сти­ха да­ют па­рал­лель­ные об­ра­зы со­еди­не­ния несов­ме­сти­мо­го: дев­ствен­но­го рож­де­ния – и кон­чи­ны, ко­то­рая не озна­ча­ет пол­но­го раз­ры­ва с ми­ром. Два эти чу­да по­да­ны в од­ном мо­ду­се: со­хра­не­ния. «Дев­ство со­хра­ни­ла» — «ми­ра не оста­ви­ла». Хра­не­ние, сбе­ре­же­ние, по­кров – один из глав­ных мо­ти­вов в по­чи­та­нии Бо­го­ро­ди­цы. В мо­лит­вен­ных об­ра­ще­ни­ях к Ней зву­чит на­деж­да, что с Ее по­мо­щью и про­пав­шее не про­па­дет. Два этих сти­ха со­став­ля­ют как бы бо­го­слов­ское вступ­ле­ние к гим­ну.

Сле­ду­ю­щие че­ты­ре сти­ха тро­па­ря раз­ви­ва­ют его ос­нов­ную те­му: смерть – и жизнь. Кон­чи­на Бо­го­ро­ди­цы — не смерть, а пе­ре­ход к жиз­ни (веч­ной жиз­ни), к той но­вой Жиз­ни, ко­то­рую Она ро­ди­ла, оста­ва­ясь смерт­ным су­ще­ством. Сло­во «смерть» по­яв­ля­ет­ся толь­ко в по­след­ней стро­ке, и от­но­сит­ся не к кон­чине Бо­го­ро­ди­цы, а к «нам», точ­нее, к «ду­шам на­шим», ко­то­рые, по ее за­ступ­ни­че­ству, спа­са­ют­ся от смер­ти. Жизнь ее по­сле кон­чи­ны не толь­ко не пре­кра­ща­ет­ся, но ста­но­вит­ся ис­точ­ни­ком жиз­ни для «душ на­ших».

С те­мой за­ступ­ни­че­ства, хо­да­тай­ства, про­си­тель­ства, «спо­ру­чи­тель­ства» Бо­го­ро­ди­цы свя­за­на те­ма Су­да. На Су­де Хри­сто­вом Она вы­сту­па­ет как адво­кат, как про­си­тель­ни­ца о по­ми­ло­ва­нии осуж­ден­ных. Здесь схо­дят­ся ла­тин­ская и гре­че­ская тра­ди­ции гим­но­гра­фии Бо­го­ро­ди­цы, с раз­ли­чия ко­то­рых мы на­ча­ли. И в за­пад­ной тра­ди­ции Она преж­де все­го – За­щит­ни­ца, «адво­кат» на «пра­вед­ном су­де», на­деж­да тех, у ко­го нет ни­ка­кой дру­гой на­деж­ды.

В Св.Пи­са­нии мы встре­ча­ем один ис­точ­ник это­го ты­ся­че­лет­не­го об­ра­за «за­ступ­ни­цы за лю­дей пе­ред Сы­ном»: рас­сказ о брач­ном пи­ре в Кане Га­ли­лей­ской. Со­чув­ствие Бо­го­ро­ди­цы к лю­дям, ко­то­рым не хва­ти­ло ви­на, и прось­ба к Сы­ну по­пра­вить это по­ло­же­ние ста­но­вят­ся по­буж­де­ни­ем к на­ча­лу Его чу­до­твор­ства, к пер­во­му «яв­ле­нию сла­вы», к на­ча­лу со­вер­ше­ния Его мис­сии Спа­си­те­ля. Пер­вое чу­до Гос­подь со­вер­ша­ет по прось­бе Ма­те­ри (Ин.2:1-11).

При­ме­ча­ния

Ср. об этом в па­стер­на­ков­ском «Док­то­ре Жи­ва­го»: «…де­вуш­ка … тай­но и вти­хо­мол­ку да­ет жизнь мла­ден­цу, про­из­во­дит на свет жизнь, чу­до жиз­ни, жизнь всех, «Жи­во­та всех», как по­том его на­зы­ва­ют. – Бо­рис Па­стер­нак. Со­бра­ние со­чи­не­ний в пя­ти то­мах. Том тре­тий, Док­тор Жи­ва­го..М., Худ­лит, 1990, с.460.

В це­лом бо­го­слов­ские хит­ро­спле­те­ния оста­ют­ся «за кад­ром» за­пад­ных гим­нов Де­ве. Но есть ис­клю­че­ния. В бо­го­слов­ском гимне Бо­го­ро­ди­це, ко­то­рый в финаль­ной песне «Бо­же­ствен­ной Ко­ме­дии» по­ет у Дан­те Бер­нар Клер­вос­ский, мы слы­шим со­вер­шен­но ви­зан­тий­ское упо­е­ние го­ло­во­кру­жи­тель­ны­ми «невоз­мож­но­стя­ми»:
«Vergine Madre, figlia del tuo figlio… tu se’colei che l’umana natura Nobilitasti si, che ‘l suo fattore Non disdegno di farsi sua fattura” – «Де­ва Мать, дочь сво­е­го Сы­на… Ты та, в ко­то­рой че­ло­ве­че­ская при­ро­да Так обла­го­ро­ди­лась, что ее Тво­рец Не счел недо­стой­ным стать ее (че­ло­ве­че­ской при­ро­ды) тво­ре­ньем». (Par. XXXIII, 1-6).

Об­раз «до­че­ри соб­ствен­но­го Сы­на» пе­ре­кли­ка­ет­ся с древ­ней ико­но­гра­фи­ей Успе­ния, где Хри­стос пред­сто­ит ло­жу усоп­шей Бо­го­ро­ди­це и дер­жит на ру­ках ее ду­шу в об­ра­зе ма­лень­кой де­воч­ки, точ­но по­вто­ряя по­зу Бо­го­ро­ди­цы, дер­жа­щей Мла­ден­ца. На­гляд­ным об­ра­зом Мать воз­вра­ща­ет­ся к сво­е­му из­на­чаль­но­му ста­ту­су – она вновь ди­тя Твор­ца.

15-го августа Финляндская Православная церковь празднует Успение Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии. Богословские основания почитания события земной кончины Божией Матери могут быть обнаружены в творениях великих отцов и учителей Церкви, являвшихся, как правило, Поучениями и торжественными Словами по случаю праздника. Об Успении Пресвятой Богородицы писали св. Епифаний Кипрский, св. Модест Иерусалимский, св.Андрей Критский, св.Иоанн Солунский, св.Григорий Турский, св.Иоанн Дамаскин, а также авторы многочисленных богослужебных текстов.

Выражение «Успение Пресвятой Богородицы» означает окончание земной жизни Девы Марии и фигуративно описывает смерть как сон, в полном соответствии с христианскими представлениями, выраженные апостолом в словах: «Ибо, если мы веруем, что Иисус умер и воскрес, то и умерших в Иисусе Бог приведет с Ним» (1.Фесс.4:14). Глубокая вера христиан в жизнь после смерти, в воскресение, когда души умерших вновь и навечно обретут свои тела, позволяла видеть смерть не концом всего, а переходом в состояние ожидания всеобщего воскресения и вечной славы. Исходя из такого представления о смерти, христиане уже во времена ранней Церкви видели смерть мучеников и святых как некое засыпание (церк.-слав. «успение»), как рождение к новой жизни.

Относительно преставления Богоматери Церковь хранила глубокое молчание на протяжении первых четырех веков. У древних духовных писателей и церковных историков не было единого мнения относительно года окончания земной жизни Пресвятой Богородицы. Евсевий Кесарийский указывает 48 г. по Р. Х., Ипполит Римский — 43 г. по Р. Х., Епифаний Кипрский — 25-й год по Вознесении Христовом, Никифор Каллист — 44 г. по Р. Х. Актуальной же тема Успения Пресвятой Богородицы стала лишь второй половине V – началу VI веков. Распространение сюжетно-тематической линии Успения Пресвятой Богородицы именно тогда может отчасти быть объяснено ее созвучностью определенным процессам, происходящим в области мысли и веры Византии в раннее время. В качестве возможных причин этого прорыва, предполагают появление целой плеяды деятельных женщин-политиков и проистекающего из этого стремительного роста влияния женщины при византийском дворе, а также углублявшееся в ходе христологических споров понимание Церкви роли Девы Марии в деле боговоплощения и спасения.

Наряду с множеством противоречивых деталей, ранние источники содержат ряд общих для всех них фактов земной кончины Богородицы. В числе их: весть о грядущей кончине, переданная Марии ангелом или Самим Господом, Ее смерть в Иерусалиме, принятие Христом души Богородицы, присутствие при этом событии апостолов, погребальное шествие в Иосафатскую долину, перенесение тела и/или души Богородицы в Рай и ярко-выраженную враждебность иудеев к совершению погребения. По существу, именно этими деталями и исчерпывается раннее предание об Успении Пресвятой Богородицы — в остальном же источники расходятся. Для Восточной Церкви изначально было свойственно глубокое понимание события важности события Успения, но без конкретизации этапов загробной участи Богородицы.

Установление 15-го августа как дня поминовения Успения Пресвятой Богородицы проходило поэтапно, пока не было окончательно санкционировано указом императора Маврикия, ближе к концу VI века. На Западе это нововведение было утверждено папой Сергием (… 701) приблизительно полвека спустя. Поэтому современное богослужение праздника Успения Пресвятой Богородицы имеет целый ряд особенностей, вызванных влияниями литургической среды как Святой Земли, так и, считавшегося, своего рода эталоном, богослужения столицы Византийской империи — Константинополя.

Развитие богослужения праздника Успения Пресвятой Богородицы на протяжении веков представляет собой процесс кристаллизации священных форм, выражающих веру поколений молитвенников Церкви в победу Христа над смертью, которая ярчайшим образом была засвидетельствована в успении и принятии в небесную славу Его Пречистой Матери. Удивительно, что именно радость от этого вознесения, или взятия Божией Матери на Небо с телом является основным мотивом успенского богослужения: суть этого события, если следовать богослужебным текстам, заключается в том, что после телесной Своей смерти Богоматерь не только бессмертной душою вступила в жизнь будущего века, но и тело Её, уподобившись телу Воскресшего Господа Иисуса Христа, пережила то изменение из тления в нетление, которое ожидает остальных людей лишь после общего Воскресения. Сеется, говорит Апостол, «в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; сеется тело душевное, восстает тело духовное» (1 Кор. 15, 42-44).

В Богоматери Церковь традиционно видит, словами Акафиста Пресвятой Богородице «Начальницу мысленного наздания», то есть начаток духовного воссоздания человечества — первый случай или пример такого воссоздания. Таким образом, в Успении Божией Матери уже фактически нашли свое первое осуществление самые вожделенные чаяния христианства. В Её примере — залог воскресения и воссоздания всего человечества. Вот в чем слава Богоматери и вот почему так радостно мысленно созерцать и воспевать эту славу.

Тропарь праздника Успения Пресвятой Богородицы, глас 1

В Рождестве девство сохранила еси, во Успении мира не оставила еси, Богородице, преставилася еси к животу, Мати сущи Живота: и молитвами Твоими избавляеши от смерти душы наша.

Кондак праздника Успения Пресвятой Богородицы, глас 2

В молитвах Неусыпающую Богородицу, и в предстательствах непреложное Упование гроб и умерщвление не удержаста: якоже бо Живота Матерь к животу престави во утробу Вселивыйся приснодевственную.

Знаете ли вы Москву? Какая улица в столице самая длинная, где растут самые старые деревья, кто изображен на памятнике сырку «Дружба», откуда взялось название Девичье поле и в какой стране находится село Москва? Ученье — свет Приближается 1 сентября, день, дети снова пойдут в школу. Знаем ли мы, как и чему учились наши предки, какие у них были школы, какие учителя? Крещение Руси День Крещения Руси пока что не объявлен государственным праздником. Однако этот поворотный момент в истории России изменил русскую государственность, культуру, искусство, ментальность и многое другое. Счастливые годы последней императорской семьи Мы больше знаем о мученическом подвиге и последних днях жизни этой семьи, чем о том, что предшествовало этому подвигу. Как и чем жила августейшая семья тогда, когда над ней не тяготела тень ипатьевского дома, когда еще живы были традиции и порядки аристократической императорской России? Русские святые Кто стал прототипом героя «Братьев Карамазовых»? В честь кого из русских святых назвали улицу на острове Корфу? Кто из наших преподобных не кормил медведя? Проверьте, знаете ли вы мир русской святости, ответив на вопросы нашей викторины Апостолы Петр и Павел: рыбак и фарисей Почему их память празднуется в один день, где был раскопан дом Петра, какие слова из послания к Солунянам стали советским лозунгом и кто был Павел по профессии. 400-летие дома Романовых: памятные места Ко дню России предлагаем викторину о царской династии Романовых. Династия Романовых и благотворительность В год 400-летия воцарения в России династии Романовых вспоминаем служение царей и цариц делам милосердия. Пасха Зачем идет крестный ход — знаете? А откуда пошел обычай красить яйца? А когда отменяются земные поклоны? Кто написал канон «Воскресения день»? Великий пост Проверьте себя, хорошо ли вы знаете постное богослужение. Сретение Рождественская викторина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *