Как избавиться от гомосексуализма

Российский психиатр успешно вылечил от гомосексуализма десятки пациентов

На фоне продолжающегося скандала вокруг возможных репрессий в отношении геев в Чечне и активности профессиональных борцов с гей-пропагандой вроде Виталия Милонова в российском обществе все чаще звучат предложения вернуть гомосексуализм в официальный список болезней.

С одной стороны, уверены сторонники идеи, это избавит геев от клейма содомитов-извращенцев. С другой стороны, если это «болезнь», то ее придется лечить. Споры о том, излечим ли гомосексуализм, начались в XIX веке и с переменной интенсивностью продолжаются по сей день. Психиатр Ян Голанд из Нижнего Новгорода считает, что гомосексуализм излечимым и утверждает, что вернул «правильную» ориентацию 70 мужчинам.

Ян Голанд занимается этой сферой психотерапии с 1964 года и до сих пор, хотя в большинстве развитых стран гомосексуализм уже не считают патологическим состоянием. Голанд — ученик советского психиатра Николая Иванова, ученика еще одного психиатра, Игоря Сумбаева, который до революции прошел курс тренировочного психоанализа у Зигмунда Фрейда и всю жизнь оставался ортодоксальным фрейдистом.

Финансист и «слоники»

«Я это заметил в глубоком детстве. Меня привлекали лица моего пола. Было желание прикоснуться, общаться побольше, искать в них своего героя, кумира», — стыдливо и чуть манерно рассказывает с экрана мужчина в нелепом парике и огромных очках, скрывающих половину лица. Прежде чем начать разговор, доктор Голанд показывает запись разговора с одним из пациентов под псевдонимом Финансист.

Задавая повелительным тоном уточняющие вопросы, психиатр ведет его по первой половине его жизни, которую тот явно вспоминает неохотно: рос среди пяти женщин, рано располнел, стал свидетелем однополого анального секса в 13 лет, испытал от этого сильнейший оргазм. В школе больше играл с девочками; когда они начали влюбляться в мальчиков — влюблялся вместе с ними, читал их любовные послания и советовал, как лучше на них отвечать. Наконец, первый секс с девушкой, удавшийся лишь наполовину: возбудить его подруге удалось только с помощью оральных ласк и лишь потому, что он представлял себя на ее месте, а на своем месте — очередного «кумира».

В возрасте 25 лет Финансист решил, что надо лечиться. Последовали неудачные походы к сексопатологам, возникли суицидальные мысли. «Были слезы, угнетение. Я хочу быть нормальным мужиком, а если у меня это не получится, будет проще, если я уйду из жизни», — вспоминает Финансист свои настроения.

Дойдя в своем рассказе до первого визита к профессору Голанду, пациент заметно расслабляется и оживляется. Даже о первом, неоднозначном этапе терапии — обретении безразличного отношения ко всем мужчинам — он вспоминает с воодушевлением. «Я был окрылен. Я не имел права не поверить, но засомневался, и вы ответили: стань мужиком прямо сейчас!» — говорит пациент.

С рассказом о каждом новом этапе терапии Финансист меняется на глазах: речь становится увереннее, улыбка шире. Аутотренинг (самовнушение — прим.), изучение пособий по сексу, эротических фотографий, походы на пляж с разглядыванием женщин, перестройка эротических фантазий…

Когда речь заходит о регулярных знакомствах и контактах со «слониками» (так Голанд разрешил Финансисту называть нравящихся ему женщин), манерность в голосе почти исчезает, сменяясь густым кавказским акцентом (как поясняет Голанд, этот пациент азербайджанец из Баку — прим.). «Сколько слоников уже было у тебя?» — мягко спрашивает Голанд. «Более 10, — отвечает довольный Финансист. — Ян Генрихович, вы к нам ко всем относитесь как отец».

Голанд проводит меня в заваленный психиатрической литературой кабинет с плюшевой игрушкой Зигмунда Фрейда на столе, садится рядом с огромной кассетной видеокамерой (на которую, видимо, снимал Финансиста) и приглашает сесть на стул напротив объектива.

Гетеросексуальность или смерть

На вопрос кто ваши пациенты Ян Голанд ответил: Моими пациентами становятся только те, у кого есть мотив, желание и потребность стать гетеросексуалом. Не надо думать, что все гомосексуалисты — гей-активисты, которые ходят на парады и пикеты. Есть группа, которая больше, я считаю, чем группа, которая собирается в гей-клубах: те, кто страдают от этого. Они рассматривают свое влечение как патологическое, принижающее их человеческое достоинство, достоинство мужчины. Как хотите называйте это, но они говорят именно так: «Мне это тяжело». Они беспокоятся, что об их переживаниях могут узнать близкие, они от них всячески скрывают, заводят девушку, которая не вызывает у них никаких сексуальных желаний, чтобы показать ее родителям. Как сказал один пациент: «Я глажу ее — как будто глажу кожаное кресло».

В советское время они ко мне приезжали со всех концов СССР, по линии Центра сексологии РСФСР. Наиболее активно работали сексопатологи Прибалтики. Дело в том, что в 1967 году в Риге при республиканской психиатрической больнице был проведен семинар врачей, которые хотели бы заниматься сексопатологией. На этом семинаре я читал доклады «Психотерапия гомосексуализма» и «Психотерапия половых извращений». После этого врачи стали направлять ко мне таких пациентов — из Латвии, Эстонии, Литвы.

В Советском Союзе гомосексуализм считался уголовным преступлением. Гей мог прийти на лечение, не опасаясь преследования?

Да, но я не всех брал. Были такие, кто спрашивал: «Скажите, если я пройду ваш курс лечения, будет это смягчающим обстоятельством в суде?». Я задавал ему провоцирующий вопрос: «Представьте, что завтра гомосексуализм прекращают преследовать, вы бы пришли ко мне?» — «Нет, конечно». И зачем мне было с ним работать? Я потрачу на него целый год, а он будет меня обманывать?

Привожу пример, кого я брал. Киевлянин — пациент из Киева, молодой ученый-химик. Он пришел к директору института, держа в руке цианистый калий, и сказал: «Если вы не найдете специалиста, который лечит гомосексуализм, я покончу жизнь самоубийством». Директор позвонил в Москву и связался с профессором Павлом Посвянским, он возглавлял Центр сексологии, а тот уже дал мой адрес и телефон. Пациент рассказал мне, почему он хочет себя убить. Он сказал, что не может себя чувствовать «этим»: «Я сдерживаю себя, чтобы не начать каких-то гомосексуальных отношений».

С такой-то мотивацией лечение успешно проходит?

Да, но везде есть свои риски. Уже в процессе лечения он и другой пациент — Грек — полюбили одну женщину, тоже пациентку. Она страдала маниакально-депрессивным психозом. Была очень красивой, в нее даже психиатры влюблялись. Из двух геев она предпочла Грека, и Киевлянин очень тяжело это переживал. Я устроил его на работу в нашу больницу. Он упаковывал коробочки, которые делали пациенты, перевязывал их бумажными веревками и отгружал заказчикам. Однажды он взял и повесился на этих веревках. К счастью, в этот момент вошел завхоз и спас его.

Трагичный случай, но когда у моих пациентов появляется ревность по отношению к женщинам — я это только приветствую. Психиатрам такие ревнивцы обычно не нравятся — они убивают женщин, себя, детей. А в случае гомосексуалистов это фактор успешного лечения. После у Киевлянина все наладилось.

Гомосексуальное влечение человек осознает постепенно, как это было у Финансиста, или это понимание может прийти вдруг?

По-разному. Одним из последних пациентов учителя моего учителя Сумбаева был некий Вацлав Казимирович. В 1939 году, когда ему было 11 лет, он увидел немецких солдат (дело было после раздела Польши между СССР и Германией по пакту Молотова-Риббентропа — прим.). Один из них был перебинтован.

У Вацлава впервые в жизни при виде этого солдата возникла сильная эрекция с эякуляцией. В тот же вечер он пробрался в полевой госпиталь и наблюдал перевязанных немцев. Это неизменно вызывало у него сексуальное возбуждение. Позже Сумбаев выяснил, что тот первый немец был в очках и с большим носом, и в последствии возбуждение у Вацлава вызывали мужчины с большими носами, мужчины в очках, с повязками и без них.

Сумбаев смог убрать у него влечение к мужчинам с большим носом и в очках, но не к повязкам. Вацлав Казимирович получал оргазм тогда и только тогда, когда ему накладывали повязку. Доходило порой до того, что он наносил себе травмы, чтобы вызвать врача, который его перевязывал. Так из гомосексуалиста он стал ситуационным фетишистом.

«У меня был пациент — замминистра»

С чего вы начинаете лечение?

Важны сновидения. Если гетеросексуалам снятся голые женщины, гомосексуалистам — голые мужчины, сексуальные акты с ними, «кумиры» из их числа. Поэтому на первом этапе моей терапии посредством гипноза гасится влечение к лицам своего пола. Пациент вводится в состояние сексуально-психологического вакуума. Когда это влечение погашено, а влечения к женщинам еще не возникло, он становится бесполым.

Как пациенты реагируют на это?

У кого-то в этот момент возникает страх: появится ли у него гетеросексуальное влечение? Другие, наоборот, радуются, особенно в советское время радовались: «Ой, как хорошо, я теперь не попаду в КГБ и милицию, не буду ходить по ‘’плешкам’’». На этом этапе, если мимо пациента идет гомосексуалист и делает определенные знаки, он не обращает на него внимания. Появляется безразличное отношение к мужчинам. Эта команда идет в гипнозе, дублируется в аутотренинге. На первом этапе я запрещаю им ходить на пляж, в спортзал, в общие бани. И в какой-то момент им начинают сниться девушки. Сначала одетые, потом полураздетые, затем голые.

Ни с того ни с сего?

Нет, я их учу программировать сновидения. Но сны — только одна сторона. Параллельно идет и гипноз, и аутотренинг, и занятия физическим совершенствованием. Пациенты ходят в секции, их учат карате, джиу-джитсу, самбо, они поднимают штангу.

Такие занятия не провоцируют рецидив? Кругом так много спортивных мужчин…

Нет, они начинают тренироваться, уже когда вошли в вакуум. А секция наша здесь, на территории больницы. Из вакуума просто так не выйти, а главное — пациент хочет идти дальше, он не останавливается. Второй этап — обучение общению. Они у меня записываются в школу бальных танцев, латиноамериканских танцев, знакомятся там с девушками.

Как вы понимаете, что вакуум уже образовался?

Пациент сам говорит, что мужчины ему безразличны. Ему нужно добиться этого состояния — и он добивается. Вы можете понять, что люди приезжают сюда, бросая свою работу? У меня был пациент — замминистра РСФСР! Талантливый парень, но с гомосексуальными тенденциями. Он наплевал на свою должность, приехал и работал в универсаме рубщиком мяса. Правда, и там он зарабатывал неплохие деньги.

Все ваши пациенты переживали свой гомосексуализм так драматично, как Киевлянин — вплоть до суицидальных мыслей?

Нет, у всех по-разному. Большинство приходило к осознанию того, что жизнь гомосексуалиста им опостылела. Они скрывались от знакомых, не показывались родным, ощущали себя недолюдьми, особенно в советское время. У Финансиста в Баку сейчас все прекрасно, двое детей. Сейчас мои пациенты даже если попадают в тюрьму, им не просверливают ложек, они не спят возле параши, как прочие педерасты.

Много ли у вас пациентов с Кавказа?

Немного. Там до сих пор это все жестко преследуется. У них всегда гей в семье считался позором. Сейчас, говорят, в Чечне сто человек поймали, кому-то убийством угрожали…

Такие преследования могут стать дополнительным побудительным фактором?

Я против столь радикальных мер. В крайнем случае — домашний арест, символический. Но сейчас у нас нет закона, который запрещает гомосексуальные отношения.

В Чечне, похоже, думают иначе. У вас были клиенты из Чечни?

Были двое, но я им отказал. Они богатые люди, и у них есть любовники, они их сделали своими водителями и живут с ними. Я дал им задание: приезжайте ко мне тогда, когда прекратите гомосексуальные отношения с мужчинами. Один так и пропал, а второй приехал и сказал, что прекратил. Мы разговариваем, и вдруг ему звонит некто, кого он называет Анзор. Я вспоминаю, что так зовут его водителя. Он мне сказал, что уволил Анзора, не видит его, не слышит и не желает встречаться. А тут он ему звонит, и они любезно общаются. Я понял, что он меня за нос будет водить, мне это не нужно.

Разговорчики по Фрейду

Вы придерживаетесь классического фрейдистского взгляда, что гомосексуализм сопряжен с психическими расстройствами?

Нет. Есть случаи, когда гомосексуалист абсолютно здоров во всем остальном. А есть гомосексуалисты с самым разнообразным комплексом невротических переживаний. Я радуюсь, когда у пациента так называемые панические атаки, когда он хватается за сердце, вызывает скорую помощь. Однажды ко мне приехал такой пациент, из кремлевской больницы, куда его положил папа — старейший член партии. Он ходил с карманами, полными лекарств, но с ним ничего не могли сделать. Я быстро это все снял и вырос в его глазах как специалист. Но куда важней эти кассеты — «пациент-зеркало». Я ставлю каждому новому пациенту кассету с историей — вроде той, что вы смотрели про Финансиста. Подбираю похожую на его историю болезни. Это важно — видеть, как меняется человек, похожий на тебя.

Вашу работу осложнило то, что гомосексуализм больше не считается болезнью?

Нисколько. Сохраняется та же группа, тот же процент людей, которые становятся моими пациентами: те, кто не может смириться со своей гомосексуальностью. Часто это те, у кого она проявляется в результате импринтинга. Например, Финансист стал в детстве свидетелем гомосексуальной сцены. А у нас теперь идут фильмы с гомосексуальным содержанием!

Полагаете, среда имеет ключевое значение в формировании ориентации?

Трагедия в том, что в 16-17 лет развитие юноши зависит от того, в какие руки он попадет. Если попадет в руки хорошей женщины — станет гетеросексуалом, попадет в руки гомосексуалиста — станет гомосексуалистом. Все эти хоры мальчиков, все эти хореографические училища, полузакрытые и закрытые суворовские и кадетские училища — там плодотворная среда для гомосексуалистов.

Такого гомосексуалиста из хора мальчиков проще вылечить.

Гомосексуализм излечим, если человек желает лечиться. Если же такого желания нет — нет и эффекта. Для психиатра важен мотив. Большинство малограмотных врачей-психиатров не знает, что гомосексуализм излечим, если у пациента имеется мотив. Приходит к такому врачу больной с мамой, с папой. Вот, сынок хочет лечиться. А врач говорит, что он неизлечим — просто потому, что не умеет и не знает, как лечить. А мальчик потом идет в гей-клуб. Еще виноваты малокультурные и малограмотные журналисты. Они тоже пишут, что гомосексуализм неизлечим. Напишите, что я готов учить врачей, которые желают учиться. Если кого-то направят ко мне — пожалуйста.

У вас не было провалов? Все становились гетеросексуалами?

Не было, потому что я выбирал их. Вначале я пробовал брать даже геев-алкоголиков, но быстро понял, что они отпадают: нет мотивации. Отпадают также эпилептики, больные биполярным расстройством и шизофренией. И слабоумные тоже. Бывает, что олигофрен изнасиловал мальчика, его тащат ко мне лечить. А как его лечить, на что опираться? Я опираюсь на мозг, на осознание, на понимание. А там…

Вы бы поддержали общественную инициативу о возвращении гомосексуализма в список болезней? Готовы были бы вновь на государственной основе заниматься терапией?

Да, но не принудительно, а исключительно по желанию пациента, иначе это не даст никакого результата. Между прочим, в советское время ко мне обратился Минздрав СССР и МВД, мне дали возможность описать свою методику психотерапии. Я не знал зачем, а потом выяснил: они хотели лечить их в лагерях. Это чушь собачья.

Цены для всех пациентов у вас одинаковые?

Нет, они зависят от материального положения человека. Если он бизнесмен и у него фирма — он платит больше.

Можете назвать примерную цену для бизнесмена?

В Москве лечение банального невроза стоит 1,5 миллиона рублей.

А у вас?

Не 1,5 миллиона, конечно. Меньше.

Голанд ставит запись с отрывком из документальной передачи на российском телевидении, где рассказывается о важном принципе Фрейда, согласно которому плата за терапию должна быть ощутимой для пациента, иначе лечебный процесс идет плохо. Когда на экране появляются «говорящие головы» московских дорогих психотерапевтов, объявляющих верность этому принципу и называющих свои цены, Голанд с улыбкой говорит: «Это единственное, чему они у Фрейда научились».

***

Как лечили геев

Одну из первых попыток «научного» лечения гомосексуализма предпринял венский эндокринолог Эуген Стейнах, живший на рубеже XIX-XX веков. Он был убежден в органических причинах гомосексуальности, поэтому вырезал у пациентов «дефектные» яички и пересаживал им тестикулы гетеросексуальных мужчин. Терапия оказалась неэффективной.

Его коллега и современник из Германии Альберт Молл отправлял пациентов-геев по борделям. Он считал, что гомосексуальные наклонности возникают из-за неуверенности в общении с противоположным полом. До него то же рекомендовал гомосексуалистам барон Альберт фон Шренк Нотцинг и советовал перед этим заряжаться большим количеством выпивки.

В Великобритании в середине XX века практиковали лечение геев электрошоком, но исключительно добровольное. Волонтерам демонстрировали гомоэротические фотографии и посылали разряд электричества при сексуальном возбуждении. После этого им показывали эротические фотографии женщин, за которые не наказывали.

В Китае такая методика применяется до сих пор: в 2014 году молодой человек, скрывающийся под псевдонимом Сяо Чжэнь, подал в суд на клинику, где его лечили от гомосексуальности. Он утверждает, что электрошоковая терапия, которой его подвергли в этом учреждении, была крайне болезненной и травмировала его.

Во второй половине XX века в США массово появлялись христианские сообщества «бывших геев» — например, Exodus International. Они лечили своих подопечных изучением Библии, пасторскими наставлениями, индивидуальными и групповыми сеансами психотерапии с участием «излечившихся» геев и аверсивных практик (вызывающих отвращение к мужчинам). Некоторые такие сообщества действуют по сей день. В 2009 году в одной из протестантских церквей в США прошел обряд экзорцизма: из мальчика изгоняли «гомодемона».

В то же время американский психотерапевт Джон Маркис в середине ХХ века предлагал геям лечиться интенсивной мастурбацией — с условием того, что в момент оргазма надо представлять исключительно женский образ. По словам Маркиса, так ему удалось вылечить как минимум одного гомосексуалиста.

Куда менее гуманную терапию разработал современник Маркиса британец Айан Освальд. Он накачивал геев наркотическими препаратами, вызывающими головную боль и изжогу, сажал их в комнату, заполненную бокалами с мочой, и включал аудиозаписи гомосексуального сношения. По его задумке, это должно было вызывать такое отчаяние, после которого пациенты не могли не обратиться за утешением к женщинам.

Были и те, кто сосредоточил свою врачебную практику на женщинах. Смесью кокаина, стрихнина и женского обрезания британский врач Денслоу Льюис в XIX веке лечил женщин с лесбийскими наклонностями. Одна из его пациенток сошла с ума и умерла в психбольнице.

«Под это что угодно можно подвести»

В мае 2013 года исполнится 20 лет со дня исключения статьи «Мужеложство» из российского Уголовного кодекса. Возможно, к этому моменту в стране уже начнет действовать запрет на «пропаганду гомосексуализма». Кстати, лоббировать этот запрет некоторые депутаты Госдумы начали ровно десять лет назад. «Лента.ру» изучила исторический опыт борьбы с гомосексуализмом и его пропагандой в России и мире.

На протяжении своей истории человечество неоднократно предпринимало попытки искоренить гомосексуализм. Жестокое наказание — вплоть до кастрации и смертной казни — предусматривал кодекс византийского императора Юстиниана, составленный в 529-534 годах. Этот кодекс считается основой европейского права; впоследствии уголовная ответственность за сексуальные контакты мужчины с мужчиной была включена в законодательства многих европейских стран. Уголовное преследование за гомосексуализм исключил лишь кодекс Наполеона, принятый в начале XIX века.

В России ответственность за гомосексуализм была впервые введена Воинским уставом Петра I — в 1716 году. Глава «О содомском грехе, о насилии и блуде» воинского артикула предписывает «жестоко на теле наказать» за мужеложство и «осквернение отрока». За то же самое, но с применением насилия полагалась смертная казнь или «вечная ссылка на галеру».

В 1832 году гомосексуализм был признан преступлением в общем уголовном законодательстве России. Наказанием служила ссылка в Сибирь на срок до пяти лет. Уголовное уложение 1903 года смягчило наказание — от трех месяцев до года тюрьмы. После февральской революции 1917 года наказание за гомосексуализм было отменено.

Борьба с «пропагандой гомосексуализма» — изобретение ХХ века. До современной России, где попытки запретить эту самую пропаганду предпринимаются с 2003 года, с «вербовкой в гомосексуалисты» сражались сразу в нескольких странах.

Однако первенство в этом вопросе принадлежит СССР эпохи тридцатых. Известно, как минимум, о двух докладных записках зампреда ОГПУ Генриха Ягоды Иосифу Сталину. В этих записках Ягода обвиняет гомосексуалов, облавы на которых были начаты осенью 1933 года, в «развращении совершенно здоровой молодежи, красноармейцев, краснофлотцев и отдельных вузовцев». Параллельно гомосексуалы были обвинены в контрреволюционной деятельности — намерении создать «прямые шпионские ячейки» на базе раскрытых ОГПУ «сетей салонов, очагов, притонов, групп и других организованных формирований».

Правда, законодательные акты, ставшие следствием этих докладных записок, напрямую вводили ответственность «за мужеложство», а не за его пропаганду. Сперва, 17 декабря 1933 года, ЦИК СССР постановил «распространить уголовную ответственность за мужеложство, т.е. половое сношение мужчины с мужчиной, на случай добровольных сношений, независимо от недостижения одним из участников половой зрелости». Тем же постановлением союзным республикам было предложено включить в свои Уголовные кодексы соответствующую статью: за мужеложство предлагалось наказывать лишением свободы на срок до пяти лет, за мужеложство «с насилием, за плату или публично» — до восьми лет.

Статья о мужеложстве 1 апреля 1934 года была добавлена в УК РСФСР под номером 154-а. В отличие от постановления ЦИК в УК эта статья была еще жестче — она установила нижние границы наказания для гомосексуалов, чего в постановлении не было: от трех до пяти лет за «простое» мужеложство и от пяти до восьми — за отягощенное насилием или зависимым положением одного из партнеров. Столько же (и без ограничения минимальных сроков) тогда давали за изнасилование — до пяти лет за обычное, до восьми — за групповое.

В 1959 году постановление ЦИК СССР 1933 года было признано утратившим силу «в связи с введением в действие основ уголовного законодательства». Новый УК, начавший действовать в 1960-м, сохранил статью «Мужеложство» — правда, она изменила номер (стала статьей 121) и была немного смягчена — исчезли нижние пределы наказания. Максимальные сроки заключения, которые можно было получить за однополые отношения, были оставлены теми же — пять и восемь лет.

В таком виде статья существовала до 29 апреля 1993 года, пока не была отменена в связи с решением российских властей о вступлении в Совет Европы. В новой редакции УК по статье 121 наказывалось лишь мужеложство, совершенное с применением насилия, угроз либо в отношении несовершеннолетнего или зависимого человека. Нижнего предела наказания не было, максимальный срок был снижен до семи лет.

На женщин советский закон о мужеложстве не распространялся никогда. Зато мужеложство и лесбиянство наказываются в современной России. Действующий Уголовно-исполнительный кодекс РФ причисляет гомосексуальные контакты к числу злостных нарушений порядка отбывания наказания в местах лишения свободы — руководству таких мест предписано составлять списки лиц, имеющих соответствующие наклонности. Их записывают в графу «Осужденные, состоящие на профилактическом учете».

В действующем УК РФ мужеложство и лесбиянство упоминаются, в частности, в статье 132 («Насильственные действия сексуального характера»). Однополый сексуальный контакт с применением насилия или под угрозой может стоить трех-шести лет заключения, то же самое преступление, совершенное группой — четырех-десяти лет, то же в отношении несовершеннолетнего — от восьми до 15 лет колонии.

Бескомпромиссная борьба с гомосексуалами велась в гитлеровской Германии, где, как и в современной России, власти были озабочены улучшением демографии. Там тоже обсуждалась «опасность заражения общества через пример». Антигейское законодательство постоянно совершенствовалось — начиная с 1933 года была запрещена профильная пресса, закрывались бары и правозащитные организации, ориентированные на геев. В 1934 году в Гестапо был создан спецотдел по борьбе с гомосексуализмом, а в 1936 году — Имперское центральное бюро по борьбе с гомосексуализмом и абортами. После ужесточения законодательства в 1935 году для обвинения в гомосексуализме было достаточно взгляда. Обновленный параграф 175 имперского уголовного законодательства угрожает тюрьмой «мужчине, совершающему блуд с другим мужчиной или позволяющему ему совершать блуд над собой». При этом срок тюремного заключения в УК не указывался. В дальнейшем борцы за гетеросексуальность обсуждали возможность замены тюремного заключения для гомосексуалов на каторгу, а также введение в УК кастрации для «генетически обусловленных» геев. В 1935 году была внесена поправка в закон «О предупреждении генетических болезней», которой разрешена кастрация «по собственному желанию» для мужчин, осужденных по статье о гомосексуализме.

Летом 1940 года Главное управление имперской безопасности издало указ, разрешающий аресты и помещение в концлагеря всех мужчин, «совративших» более одного партнера. Осенью того же года главное управление криминальной полиции выпустило свой указ, которым предложило кастрацию в качестве альтернативы концлагерю. По некоторым данным, позже, в 1942 году, начальники концлагерей получили право по своему усмотрению решать вопрос о кастрации осужденных по статье о гомосексуализме. Закон о принудительной кастрации геев предполагалось ввести в действие в 1945 году, однако по объективным причинам это сделано не было. Точных данных о численности людей, пострадавших от всех действовавших нововведений, нет. Известно лишь, что с 1937 по 1939 годы через Гестапо по подозрению в гомосексуализме прошли около 95 тысяч человек. Около 25 тысяч из них позже были осуждены за это.

Непосредственно с «пропагандой гомосексуализма» религиозные граждане начали борьбу во второй половине 1970-х годов в США. Очевидно, это была реакция на первые успехи движения за права геев. В 1977 году коалиция «Спасите наших детей» добивалась отмены поправки о недопущении дискриминации на рабочих местах (в частности, в школах) по признаку сексуальной ориентации, действовавшей в законодательстве округа Майами-Дейд в штате Флорида. Лидер кампании — христианка Анита Брайант — заявляла об опасности «вербовки» гомосексуалами детей в школах. После рефрендума антидискриминационная поправка была отменена и возвращена в законодательство только в 1998 году.

До 1960-х годов в США действовала уголовная ответственность за гомосексуализм. В 20 штатах можно было задержать любого заподозренного в гомосексуальности, а в Пенсильвании и Калифорнии гомосексуалам грозило пожизненное содержание в психиатрической клинике. Кампания против гомосексуалов проводилась в рамках борьбы с коммунистами и прочими инакомыслящими, развернутой сенатором Джозефом Маккарти в 1947 году. Гомосексуалы обвинялись в склонности к совершению преступлений и угрозе национальной безопасности. За три года кампании тысячи людей потеряли работу, были закрыты гей-бары и запрещено ношение одежды противоположного пола. В 1952 году Американской психиатрической ассоциацией гомосексуализм был признан социопатическим расстройством личности — и его пытались лечить, в том числе кастрацией и лоботомией. Первая организация в защиту прав геев появилась в США в 1950 году. Ее, что неудивительно, создал коммунист Гарри Хей («Общество Маттачине»).

Законодательные инициативы против «пропаганды гомосексуализма», как правило, выдвигались консервативными политиками-популистами при поддержке религиозных организаций, считавших, что открытая информация о гомосексуальности разрушает институт семьи и приводит к росту числа гомосексуалов в обществе. Так, в Великобитании в период правления Маргарет Тэтчер в законе о местном самоуправлении (Local Government Act) появилась специальная статья (параграф 28), предписывавшая местным властям «не допускать содействия в распространении гомосексуальности или материалов с целью его поощрения», а также «не допускать в процессе обучения в школах материалов о приемлемости гомосексуальности». Законодательный акт был принят в 1988 году, в 2003 году — после трехлетней борьбы лейбористов в парламенте — его отменили, так ни разу и не применив.

В 2006 году законопроект о запрете пропаганды гомосексуализма в СМИ инициировала «Латвийская первая партия», считавшая, что такой акт позволил бы «усилить роль семьи в обществе». Латвийский сейм отклонил этот законопроект.

В Литве в 2009 году был принят закон «О защите несовершеннолетних от негативной информации», криминализовавший публичное распространение информации о гомосексуальности. Инициаторы законопроекта заявляли, что численность гомосексуалов увеличивается под влиянием такой информации. Президент страны Валдас Адамкус наложил вето на этот закон, но сейм преодолел его. Под давлением нового президента Дали Грибаускайте закон был поправлен, но в 2010 году депутаты попытались включить статью о «пропаганде гомосексуализма» в КоАП. Впрочем, после жесткой реакции Евросоюза этот законопроект был отклонен.

Законопроект о «пропаганде гомосексуализма» с 2011 года обсуждается на Украине. В Верховной Раде лежат уже как минимум три версии документа, представленные различными политическими силами.

В современной России первый законопроект о введении уголовной ответственности за «пропаганду гомосексуализма» был внесен в Госдуму в 2003 году, через десять лет после отмены советской статьи о «мужеложстве». Инициатива принадлежала депутату от партии «Родина» Александру Чуеву. Парламентарий предлагал дополнить УК России статьей, запрещающей геям работать в учебных заведениях, армии и колониях. Наказывать за преступление Чуев предлагал с помощью судебного запрета на работу в соответствующих заведениях на срок от двух до пяти лет. Законопроект вносился в Госдуму в общей сложности четыре раза — в 2003, 2004, 2006 и 2009 годах, но парламент всякий раз отклонял его, ссылаясь на противоречие статье 29 Конституции (свобода выражения мнения и убеждений), а также статьям 8, 10, 14 Европейской конвенции о правах человека (право на уважение частной и семейной жизни, свободу выражения мнения и запрещение дискриминации). Коллеги-депутаты прямо упрекали Чуева в популизме.

Тем не менее, идея Чуева нашла отклик в российских регионах. В 2006 году Рязанская областная дума первой запретила «пропаганду гомосексуализма», за ней потянулись Архангельская, Костромская, Новосибирская, Самарская, Магаданская области и Санкт-Петербург. Аналогичные законопроекты обсуждались также в Москве, Калининградской, Свердловской, Владимирской областях, республике Якутия и в Краснодарском крае.

Гей-активисты прошли все судебные инстанции в России, оспаривая региональные законы. Ни Верховный суд, ни Конституционный никаких нарушений в этих законах не нашли. В частности, Верховный суд постановил, что эти законы не препятствуют проведению публичных акций гей-активистов и информированию людей о гомосексуальности. Жалоба на рязанский закон сейчас находится в Европейском суде по правам человека, а Комитет ООН по правам человека уже удовлетворил требования активистов и дал России время на восстановление их прав, рассказал «Ленте.ру» основатель правозащитного проекта GayRussia Николай Алексеев.

Алексеев обратил внимание «Ленты.ру» на то, что в большинстве регионов законы «о пропаганде гомосексуализма» лишь принимаются, но почти не применяются. Так, по самому скандальному закону, принятому в Санкт-Петербурге, пока был оштрафован лишь сам Алексеев, а два гей-активиста, вышедшие к детской библиотеке в Костроме в знак протеста против принятия аналогичного закона, судом были признаны невиновными.

По мнению Алексеева, и на региональном, и на федеральном уровне депутаты голосуют за законы против «пропаганды гомосексуализма», считая, что «это идиотизм» и «не веря в то, за что голосуют». То же самое, по его мнению, относится и к закону о митингах, о запрете на усыновление российских детей гражданами США и другим. «Есть какая-то установка, что надо так делать, потому что это против Запада. Это просто очередной повод показать Западу, что «мы не идем по вашему пути и не надо нам навязывать ваши ценности». Кроме того, идет четкая, ясная тенденция ужесточения контроля над обществом под видом борьбы за нравственность, за права детей. Под это все что угодно можно подвести».

Тема гомосексуализма во все временами стояла очень остро. Некоторые совершенно не понимают таких людей, но, тем ни менее, не пытаются всячески рассказать, как это плохо. Другие же, наоборот, ярые гомофобы, которым только и нужно вывалить на всеобщее обозрение свои грязные мысли о людях с нетрадиционной ориентацией.

Гомофобы – крайне странный народ. Учитывая то, что такие люди с пеной у рта кричат во всеуслышание о том, что «Геи и лесбиянки – это плохо!», складывается впечатление, что с виду они напоминают латентных гомосексуалистов, которые никак не могут принять себя. Ну да ладно, скорее всего, не нашелся ещё тот парень или та девушка, который/ая способн/а унять пыл в их портках. Несмотря на то, что в интернете и СМИ можно встретить различные статьи на эту крайне острую тему, словами «борьба с гомосексуализмом» не заканчивается. Трудно посчитать, сколько человек погибло на маршах равенств и в принципе. Хотя члены сообщества ЛГБТ приобретают все большее уважение и признание в современном мире, насилие по отношению к ним по-прежнему остается проблемой. Итак, давайте оглянемся назад и посмотрим, как же умельцы «лечили» от гомосексуализма несколько веков назад. И хотя сейчас такие меры недопустимы, факт остается фактом «лечить от нормальности» пытаются во все времена.

Кастрация

Давайте вернемся в 1940-й год. Вполне вероятно, что это было одно из самых худших времен для тех, кто был участником ЛГБТ-сообщества. Если бы каким-то образом власти узнали, что вы являетесь гомосексуалистом, то вас бы ожидала одна из самых мучительных пыток, которая временами заканчивалась смертью. Если бы кто-то из вашей семьи узнал о том, что вы гей, то вас сразу же отправили бы в психиатрическую лечебницу под круглосуточное наблюдение. У человека по факту не было выбора. Тебя либо кастрируют и в лучшем случае ты не умрешь, но останешься инвалидом, либо тебя отправляют в психушку, где тебя тоже могут «залечить» до смерти. Врачи в таких местах обещали родственникам человека, что помогут вылечить его от так называемой «половой болезни». Эскулапы «прописывали» кастрацию не так часто, но это не значит, что этого не было. Очень много таких случаев происходило в нацистской Германии. Гомосексуалисты, которые попадали в концлагеря, соглашались на кастрацию лишь бы «скостить свой срок». И это был всего лишь один метод в длинном списке «лечения», предложенного нацистами.

Лоботомия

Лоботомия предполагала собой нарушение целостности префронтальной доли мозга. Эта нейрохирургическая процедура проводилась для снижения проявлений психических расстройств у человека. Помните, что одно время, гомосексуализм являлся психическим расстройством. В основном, лоботомия проводилась без какой-либо анестезии. Это варварство над человеком все еще имело место быть в США в 1981 году.

Духовный подход

Гомосексуализм является большим грехов во многих религиях. Некоторые религиозные люди считают, что отношения между представителями одного пола неестественны, а их ориентация противоречит тому, что предписал Господь Бог. На самом деле, некоторые очень верующие люди начинают в прямом смысле «промывать» мозги своим детям, чтобы ни в коем случае их любимое чадо не пошло по плохим стопам. Гомосексуализм приравнивают к проискам Сатаны. Если, не дай Бог, ребенок осознает, что ему нравится не противоположный пол, а свой, и об этом узнают родители, то самое малое, что делают с такими детьми, это запирают в комнате и оставляют там молиться по нескольку часов. Это обычная практика для российских семей с детьми-гомосексуалами. Большинство родителей в России заставляют посещать своих детей церковь для того, чтобы якобы «очиститься», что само по себе является полнейшим абсурдом. Гомосексуализм — это не болезнь, не происки Дьявола, и в этом случае не поможет святая вода. Если по какой-то причине родители пытаются каким-то образом очистить своего ребенка от этой «мерзости», то может стоит задуматься, любят ли вообще его в этой семье, если не могут принять его таким, каким он есть?

Пытки различными наркотиками

Если вы думаете, что так называемые психиатрические учреждения для лечения гомосексуализма ушли в глубокое прошлое, то смеем вас огорчить, это не так. В 2017 году фотографу Паоле Паредес удалось попасть в одну из этих клиник в Эквадоре. Она была свидетелем многочисленных ужасов, в том числе садистских методов лечения наркотиками. Клиника якобы была центром реабилитации для наркоманов. «Врачи» давали своим пациентам большие дозы наркотических средств, чтобы мучать их. Во время того, как человеку было плохо и больно, на большом экране показывали фотографии голых мужчин и женщин, чтобы мозг провел ассоциацию, между тем, что нравилось раньше и тем, что приносит сумасшедшую боль. И считается, что это может навсегда пресечь тягу с к своему полу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *