Пафнутий чудотворец чем помогает

Русский чудотворец, внук баскака

1/14 мая Русская Православная Церковь празднует память преподобного Пафнутия, Боровского чудотворца. Свою многотрудную подвижническую жизнь святой Пафнутий окончил ровно 540 лет назад.

Преподобный Пафнутий имел характер один из любопытнейших в древнерусском монашестве, один из самых своеобразных и крепких характеров, какие известны в Древней Руси.

Василий Ключевской

Внук баскака и ученик преподобного Никиты Серпуховского

Икона преподобного Пафнутия Боровского Преподобный Пафнутий был правнуком баскака Владимирской Руси (сборщиком податей для Золотой Орды) Амырхана (XIII в.), дед будущего святого также был баскаком – он принял Православие с именем Мартин. Преподобный родился в 1394 году в семье Иоанна и Фотинии, отличавшихся страннолюбием и богобоязненностью, и наречен Парфением. Родители воспитывали его в любви к Церкви и благочестии. В 20 лет он с их благословения принял монашеский постриг с именем Пафнутий в Покровском монастыре возле Боровска. Он был отдан под руководство ученику преподобного Сергия Радонежского святому Никите Серпуховскому, у которого семь лет находился в послушании, научаясь монашеской жизни и иноческим добродетелям.

В 1426 году святитель Фотий, митрополит Киевский и всея Руси, рукоположил преподобного в священный сан. За свое смирение и добросердечность Пафнутий приобрел общую любовь и почтение братии и после кончины игумена Маркелла был единогласно избран настоятелем Высоко-Покровской обители, где в течение 33 лет был игуменом и духовником.

На 51-м году жизни преподобный Пафнутий тяжело заболел, оставил игуменство и принял великую схиму. Чудесным образом исцелившись в праздник великомученика Георгия Победоносца, 23 апреля 1444 года преподобный ушел из монастыря с одним из учеников и поселился на левом берегу реки Протвы, при впадении в нее реки Истерьмы, –здесь и был основан им Боровский монастырь в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Вскоре к нему стали приходить желающие подвизаться и ищущие его духовного руководства. Каждый пришедший должен был сам построить для себя келью и затем нести послушания наравне с остальными.

«Никто прежде него не приходил на богослужения и на трудовые послушания»

С основания обители преподобный нес все труды и послушания, подавая пример братии, первым вставая и последним отходя ко сну. Как пишет святитель Вассиан, «никто прежде него не приходил на богослужения и на трудовые послушания»; при этом «преподобный Пафнутий был искусен во всяком деле человеческом». На стройке нового каменного храма он «на своих плечах носил камни и воду», сам копал землю под монастырскую ограду, таскал бревна и рубил дрова, а свободное от этих трудов время посвящал чтению духовных книг и плетению рыболовных сетей.

Преподобный ничего не ел в среду и пятницу, в обычные же дни обходился самой грубой и простой снедью: «его пищей было угождение братии». Он был до крайности прост, одевался в старую заношенную одежду – «мантию, ряску, овечью кожу и сандалии, которые не взял бы ни один из просящих». Когда в обитель зашел «гордый человек», он, не узнав настоятеля, грубо толкнул его, спрашивая игумена.

Вид Пафнутьева Боровского монастыря с вертолета

Преподобный Пафнутий называл милостыню «царицей добродетелей» и говорил, что она может спасти от ада тех, кто не имел других добродетелей. Когда в округе случился сильный голод, святой благословил братию кормить всех приходящих без разбора, и в обители кормили порой до тысячи человек. И сегодня такое мало кто может себе позволить, а для того времени это было делом невиданным. Роптавшей на такую расточительность братии он указывал на примеры странноприимных людей, удостоившихся награды за гробом: на великого князя Московского Ивана Калиту, раздававшего подаяние всем нищим без отказа, и на одного магометанина, которого Господь за многую милостыню избавил от адских мук, приведя его к Православию. Запасы монастыря от непомерной милостыни сильно истощились и братия испытывали нужду, но по молитвам Боровского чудотворца на следующий год Господь послал обители невиданный урожай, много больший того, что собирали в обычное время.

Боровский чудотворец

Нестеров Михаил Васильевич «Святой Пафнутий Боровский» 1890 г. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург Как пишет летописец, «преподобный Пафнутий был незлобив и терпелив в нуждах», всегда непоколебимо веруя в помощь Божию. Однажды на Пасху в обители совсем не было рыбы. Братия были этим очень опечалены и роптали на своего игумена. Вечером в Великую субботу пономарь пошел на малый источник почерпнуть воды для Литургии и вдруг увидел бесчисленное множество «сижков», которых по молитвам преподобного Господь послал обители. За один раз братия поймали столько рыбы, что ее хватило на праздничную трапезу и угощение многочисленных паломников во всю Светлую седмицу.

В другой раз преподобный Пафнутий попросил у одного князя половить рыбу три дня на его угодьях на Оке, чтобы все пойманное пошло в пользу монастыря. До этого княжеские слуги долгое время возвращались с очень скудным уловом. Зная об этом, князь согласился. Отправляя эконома на ловлю, преподобный повелел дать ему пять гривен для покупки больших сосудов, чтобы посолить в них рыбу, которую предстояло поймать. Тот не брал деньги, не надеясь и на малый улов. Но игумен строго велел делать, что приказано. Тот послушался и, сокрушаясь о бесцельно потраченных деньгах, пошел выполнять сказанное. Каково же было его удивление, когда за три дня для монастыря было поймано 730 больших рыб – больше, чем рыболовы князя поймали за все лето.

Узнавал святой муж и тайные и давние грехи людей, которых в первый раз видел

Преподобный Пафнутий имел дар прозорливости и по лицу инока узнавал о его духовном состоянии, о том, исполнял ли он или нет положенное на день молитвенное правило; узнавал святой муж и тайные и давние грехи людей, которых в первый раз видел.

Однажды у одного из его учеников сильно заболел глаз. Преподобный дал ему свои четки и повелел тысячу раз произнести Иисусову молитву. Из-за сильных болей тот смог произнести только половину, но и этого хватило, чтобы глаз полностью исцелился. В радости ученик бросился к игумену, чтобы рассказать ему о своем выздоровлении, а тот, прославив Бога, повелел ему вернуться в келью и прочитать заповеданное число молитв.

Воскресенье в Боровском монастыре

В другой раз, как записано в летописи, «один ропотливый брат, хуливший все, что совершалось в обители, и самого святого, имел такое видение во сне: будто бы он стоит посреди церкви с поющими, внезапно приходит в нее преподобный Пафнутий и, взглянув на него, гневно говорит: “Этот – хульник: возьмите его из церкви”. И тотчас два черных эфиопа схватили его, повлекли вон и при этом сильно били. Проснувшись, брат почувствовал сильный страх и со слезами на глазах поспешил к преподобному просить у него прощения».

Преподобный Пафнутий взглянул на юного Вассиана и с улыбкой сказал: «Этот – Симоновский архимандрит»

Как-то ночью к обители пришли воры, украли трех монастырских волов и бросились наутек. Но неожиданно для себя заблудились в лесу и, «подобно слепым», ходили вокруг монастыря. С наступлением утра они бросили волов и хотели бежать, но «невидимая сила Божия связала их», и они покорно стояли, пока братия не нашли их и не привели к преподобному. Тот не стал отдавать их в руки властей, а повелел накормить и отпустить с миром.

Однажды благочестивые миряне поведали преподобному и собравшейся в его келье братии о том, что Симонов монастырь остался без архимандрита; они стали предполагать, кто будет его наместником: один назвал такого-то, другой – иного. Святой же, взглянув на своего юного новопостриженного ученика Вассиана (будущего святителя), указал на него и с улыбкой сказал: «Этот – Симоновский архимандрит». Спустя много лет тот действительно стал архимандритом Симоновского монастыря.

Игумен, которого боялись бесы и перед которым благоговели князья

Слава о высокой духовной жизни Боровского игумена распространилась далеко вокруг, и в монастырь стало стекаться множество паломников и просителей со всей России.

Преподобный Пафнутий любил простецов и называл их своими братьями. А с людьми высокого звания, князьями и боярами, искавшими его духовного покровительства, общался без лести и человекоугодия, порой строго обличая их нравы и пороки. Преподобный Иосиф Волоцкий писал, что когда нужно, Боровский игумен был милостив и снисходителен, но подчас бывал суров и гневен, если это требовалось.

Во имя целомудрия братии преподобный Пафнутий запретил пускать в обитель женщин, не позволяя им даже приблизиться к воротам монастыря, а братии строго запретил всякие разговоры о них.

Как-то раз супруга известного родовитого боярина Алексея Губарина тяжело заболела и в горячке стала видеть устрашающих демонов, которые тяжко мучили и пугали несчастную. Когда муки становились невыносимыми, ей являлся какой-то сгорбленный малорослый старец, с большой седой бородой, в плохой одежонке, и властно отгонял демонов, после чего она чувствовала себя вновь здоровой. Приступы случались с боярыней много раз, и всегда появлялся старец и отгонял мучителей. Однажды при очередном припадке больная услышала голос, говоривший ей: «Пафнутий, который в Боровске, избавляет тебя от бесов». После этого она совершенно выздоровела и пожелала увидеть преподобного, чтобы узнать, действительно ли он являлся ей. Боярыня пришла со слугами к обители. Но так как монастырь для женщин был закрыт, она послала слуг к ученикам преподобного с просьбой о встрече с ним. Иноки повелели слугам указать ей игумена во время его выхода с братией в трапезу. Но боярыня прежде всякого указания тотчас узнала в нем являвшегося ей старца и со слезами возопила: «Воистину это тот, кто даровал мне исцеление».

Панорама Пафнутьева Боровского монастыря

Преподобный Иосиф Волоцкий писал, что Боровский игумен был милостив и снисходителен, но подчас бывал суров и гневен, если это требовалось. Князь Дмитровский Георгий Васильевич вспоминал, что, когда шел на исповедь к преподобному, от страха у него подгибались колена. Не было ничего страшнее для князя, чем разгневать любимого старца. Но внешне суровый, преподобный Пафнутий любил своих духовных чад и не оставлял их даже за гробом. Однажды, задремав на пороге церкви перед заутреней, преподобный Пафнутий увидел в тонком сне, как открылись врата обители и вошло множество народа со свечами: все направились к церкви, а в середине этой гущи людской был князь Георгий Васильевич. Подойдя к храму, князь поклонился перед церковью, потом духовному отцу. Преподобный спросил его: «Сын и князь, ты уже преставился?» – «Да, честный отче!» – «Каково же тебе там ныне?» – «Твоими святыми молитвами Бог дал мне добро. Особенно же потому, что, когда я шел под Алексин на безбожных агарян, покаялся у тебя во всех грехах». В это время начали звонить к заутрене, и преподобный пробудился…

«Честна пред Господом смерть преподобных Его»

Келейник преподобного старца Иннокентий подробно описал последние восемь дней жизни своего учителя – этот рассказ академик Дмитрий Сергеевич Лихачев назвал «литературным чудом» XV века, поразительным «человеческим документом», в котором автор с максимальной точностью донес слова и действия святого, избегая каких-либо приукрашиваний.

За неделю зная о точном времени своей кончины, в четверг 24 апреля 1477 года, после утреннего богослужения, около 7 часов утра старец привел любимого ученика к монастырским прудам и дал указание, «как заградить путь воде», которая размыла плотину. Затем подробно рассказал о грядущем четверге – дне своей кончины, к которому он должен подготовиться. После этого святой затворился в своей келье, больше не общаясь с мирянами, выходя только на службу в храм. На вопрос о здоровье старец отвечал просто: «Ни так ни сяк; видиши, брате, сам, боле не могу… А выше силы ничто не ощущаю от болезни». Когда келейник спрашивал о том, кому преподобный оставит игуменство, Пафнутий кратко сказал: «Пречистой», – поручая монастырь Божией Матери.

Фреска из братского корпуса Боровского монастыря с изображением геоцентрической модели вселенной, близкой теории Птоломея

В то же время к преподобному постоянно шли старцы из других монастырей, посланцы от Московского митрополита, от удельных князей и от самого великого князя Ивана III. Но преподобный, несмотря на чины и высокие звания пришедших, никого не принял. На просьбу испуганного келейника принять гостей игумен отвечал: «Истину вам глаголю: если не разгневаете Единого Бога, ничего не сделает вам гнев человеческий, а человек, если и разгневается, опять смирится». В другой раз сказал: «Не даешь мне и одного часа отдохнуть от мира! Не знаешь ли? Шестьдесят лет угождал миру и мирским человекам, князьям и боярам: и встречал их, и беседовал с ними, и провожал их. Ныне же познал, что нет мне от этого никакой пользы, а только душе испытание. Господь Своим милосердием дал мне, грешному, шесть дней на покаяние, а ты не даешь мне покоя ни на один час, наводишь на меня мирян. Уже и из кельи не могу выйти, чтобы не беспокоили меня».

Попрощавшись с братией и дав им последние наставления, 1 мая 1477 года за час до захода солнца преподобный Пафнутий с молитвой отошел ко Господу. Он запретил покупать себе новый гроб, а «на те шесть денег купить калачей и раздать нищим; а его самого лубком обернуть и, подкопав могилу Клима гуменника, рядом с ним положить».

Преподобный строго запретил звать на погребение мирян, поэтому отпевание состоялось уже на следующее утро. Как пишет инок Иннокентий, любовь братии к своему духовному отцу была так велика, что все 95 иноков не могли от рыданий совершать чин погребения. Только сам Иннокентий, обливаясь слезами, с трудом смог проговорить слова молитв.

Почитаемый при жизни правителями Российского государства, преподобный еще более стал почитаться после своей кончины.

Молясь о даровании наследника, Боровскую обитель посещал для богомолья великий князь Василий III с супругою, после чего у четы родился наследник: великий князь Иван IV Васильевич – царь Иван Грозный. О том свидетельствует текст челобитной 1584 года его сыну, царю Феодору Иоанновичу, от рязанского епископа Леонида, где тот прямо об этом пишет: «Преподобного Пафнутия Чудотворца по прошенью его и по моленью дал Бог деду твоему наследника царствию нашему, отца твоего, нашего государя…» Неслучайно крестными для будущего царя Ивана Грозного были выбраны ученики преподобного Пафнутия – преподобный Даниил Переяславский и 91-летний подвижник Кассиан Босой, которых для совершения таинства крещения над наследником Российского престола привезли из Боровского монастыря в Троице-Сергиеву обитель.

Благодаря покровительству Московских великих князей и царей, в XVI–XVII веках в монастыре преподобного Пафнутия были возведены каменные храмы и здания, выстроена непреступная для того времени крепость, сохранившиеся до наших дней. И хотя обитель была разорена в 1610 году Лжедмитрием и польскими захватчиками – тогда все иноки монастыря вместе с дружиной князя Михаила Волконского были убиты, – а в 1812 году сожжена войсками Наполеона, но каждый раз она возрождалась, становясь благолепнее и краше, привлекая скорой помощью Боровского чудотворца иноков и паломников со всей России.

Духовное наследие преподобного Пафнутия Боровского

Чудотворный образ Пресвятой Богородицы Иверская в главном храме монастыря Усилиями преподобного Пафнутия и его учеников Боровский монастырь в конце XV – начале XVI веков стал достойным преемником Троице-Сергиевой Лавры и духовным центром Руси, откуда вышли многие святители и преподобные Русской Православной Церкви. Еще при жизни Боровского игумена в монастыре была собрана одна из лучших в России библиотек богослужебных книг и духовной литературы, к сожалению разграбленная и сожженная войсками Наполеона во время Отечественной войны 1812 года. Об образованности и просвещенности братии можно судить по тому, что в Боровской обители была открыта одна из первых в России общественных больниц – храм святого пророка Илии с палатами для больных (1670), построенный на деньги известного государственного деятеля князя Ивана Борисовича Репнина. А при реставрации в одной из келий братского корпуса была найдена уникальная фреска с изображением геоцентрической модели Вселенной, близкой теории Птоломея.

Еще при жизни преподобного Пафнутия в монастыре была собрана одна из лучших библиотек духовной литературы

Продолжая дело преподобного Сергия Радонежского, преподобный Пафнутий Боровский был непререкаемым авторитетом и духовным наставником для многих русских князей и воспитателем многих русских святых. Его любимыми учениками были: основатель Волоколамского монастыря преподобный Иосиф Волоцкий († 1515; память 9/22 сентября и 18/31 октября) и его родной брат, будущий настоятель Троице-Сергиевой Лавры, впоследствии святитель Ростовский Вассиан († 1481; память 6/19 июля и 23 мая / 5 июня), написавший знаменитое послание великому князю Ивану III на Угру, призывая его к решительным действиям против татар, и житие своего любимого учителя; основатель Успенской пустыни преподобный Левкий Волоколамский († кон. XV в.; память 17/30 августа и 14/27 декабря) и преподобный Давид Серпуховский – основатель Давидовой Вознесенской обители († ок. 1520; память 18/31 октября); святитель Макарий Московский († 1563; память 30 декабря / 12 января и 5/18 октября) и преподобный Даниил Переяславский, основатель Переяславского Данилова монастыря (1540, память 7/20 апреля); известный защитник Православия в борьбе с ересью жидовствующих епископ Суздальский Нифонт; епископ Коломенский Вассиан (Топорков) и прославившиеся богоугодной жизнью старцы Иннокентий, Исаия, прозорливый старец Евфимий и многие другие.

Главным заветом Боровского чудотворца стали его слова, сказанные братии перед отходом в вечность: «Спешите делать добро!» И после своего упокоения он не оставлял свой монастырь заботой и попечением.

фрески храма Рождества Пресвятой Богородицы Пафнутьева Боровского монастыря 1640г

О помощи преподобного Пафнутия своей обители в наше время свидетельствует епископ Тарусский Серафим (Савостьянов), в прошлом наместник Пафнутьева Боровского монастыря:

– О помощи преподобного Пафнутия расскажу такую историю: когда в 1990-е годы меня поставили наместником Пафнутьева Боровского монастыря, обитель только начали восстанавливать. Кругом бесконечная стройка, не хватало самого необходимого, и нужно было платить какие-то огромные деньги за электричество. А денег нет. И взять их было совершенно негде. Я и к властям ходил, и благотворителей умолял, но все напрасно. И в последний день, когда должны были отключить в монастыре свет, отчего остановились бы восстановительные работы и электропечи пекарни и кухни погасли бы, я пошел к преподобному Пафнутию, упал на колени перед его святой ракой и просто заплакал, умоляя его о помощи. А когда вышел из храма, неожиданно меня догнала какая-то женщина, сунула в руки толстый конверт и скрылась в толпе. Когда я его открыл, там оказались деньги: ровно столько, сколько нужно было, чтобы заплатить за электричество.

Православная молитва — Православная книга

О чем молятся преподобному Пафнутию Боровскому

Преподобный Пафнутий (в Святом Крещении Парфений) родился в 1394 г. в селе Кудиново, недалеко от Боровска. В 20-летнем возрасте Парфений принял постриг с именем Пафнутий в Покровском монастыре на Высоком, близ Боровска. После смерти игумена Пафнутий был избран настоятелем Покровской обители. Святой Пафнутий сподобился духовных даров – рассудительности, прозорливости, дивных откровений. По лицу и взгляду человека святой видел его духовные страсти и немощи, многое открывалось ему в сновидениях. Тринадцать лет Пафнутий был игуменом обители и старцем-духовником; потом он сильно и долго болел и принял великую схиму. По выздоровлении отказался от игуменства и около 1444 г. вместе с одним иноком уединился на берегу двух рек в трех верстах от Боровска. Через некоторое время к преподобному стали приходить братия. Они строили себе кельи и подвизались под руководством святого Пафнутия. Так был основан Свято-Пафнутьев Боровский монастырь, ставший важным центром духовной жизни нашей страны. Батюшка Пафнутий обладал даром чудотворений, имел власть изгонять бесов, даже находясь вдалеке от страждущего. За семь дней до смерти он прознал дату своей кончины и отошел ко Господу 1.05.1477 г.
Преподобного Пафнутия Боровского просят исходатайствовать у Господа для молящихся крепкую веру и благочестие, оставление и прощение грехов, душевное и телесное здоровье, тихую и богоугодную жизнь, благую христианскую кончину, добрый ответ на Страшном Суде и райское блаженство, а также мир и благочестие в нашем Отечестве. Святому Пафнутию также специально молятся о даровании ребенка бездетным супругам (считается, что благодаря его молитвам был рожден царь Иоанн IV Грозный).

Молитва
преподобному Пафнутию Боровскому

О священная главо, земный Ангеле, небесный человече, великий чудотворче, преподобне отче наш Пафнутие! К тебе с верою и любовию усердно прибегаем и умиленно твоего заступления просим. Не дерзаем, грех ради наших, со свободою чад Божиих Господа и Владыку нашего о помиловании и прощении просити. Но тебе молитвенника к Нему благоприятна предлагаем и молим, испроси нам у благости Его дары благопотребныя и спасительныя душам нашим: веру праву, во благочестии крепкое стояние, грехов прощение, жития совершенное исправление, да обратившеся от злых дел к богоугождению, прочее не прогневляем Господа святых Его заповедей преступлением. Умоли, святче Божий, Всевышняго Творца даровати мир и благочестие Отечеству нашему православному, сохрани, угодниче Христов, святую обитель твою, тобою созданную, и вся живущися и подвизающияся в ней от всякаго зла ненаветны. Призри милостивно на люди, раце мощей твоих предстоящия, и вся прошения их во благое исполни. Нам же всем здравие душевное и телесное, земли плодоносие, тихое и благоугодное житие, благую христианскую кончину и добрый ответ на Страшнем Суде у Всемилостиваго Бога исходатайствуй. Ей, отче, вемы, яко много может молитва твоя пред лицем Вседержителя Господа и ничтоже невозможно есть ходатайству твоему, аще токмо восхощеши; сего ради крепце на тя уповаем и на твоя святыя молитвы вельми надеемся, яко ты приведеши нас предстательством твоим в тихое пристанище спасения и наследники явиши ны светлаго Царствия Христова. Не посрами же упования нашего, чудотворче святый, и сподоби нас вкупе с тобою блаженства райскаго наслаждатися, да славим, хвалим и величаем великую милость к нам Человеколюбца Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, и твое благое отеческое заступление во веки веков. Аминь.

В гости к преподобному Пафнутию Боровскому

Поездка была организована православным информационным сайтом “Православие и Мир” 8-го марта 2005 г. и с благословения настоятеля храма Всемилостивого Спаса (г. Москва) иерея Александра Ильяшенко. Паломниками были, в основном, прихожане храма Всемилостивого Спаса. Но поехать мог любой желающий, послав заявку по электронной почте, что я и сделал.

Интересна судьба этого храма. Храм находится на территории бывшего Скорбященского монастыря. Теперь здесь расположен детский парк и Станкостроительный институт. Само же здание храма – это здание бывших келий монастыря и по внешнему виду это обычный небольшой двухэтажный дом.

Главной целью паломнической поездки было посещение Пафнутьево-Боровского монастыря, основанного преподобным Пафнутием Боровским. Пафнутьево-Боровский монастырь находится под г. Боровском, Калужской области. Расположен город на реке Протва (приток Оки), в 15 км от ж.д. станции Балабаново, в 106 км к северу от Калуги и в 80 км к юго-западу от Москвы.

Вначале мы заехали в сам город Боровск, чтобы посетить Благовещенский Кафедральный собор. В настоящее время наиболее чтимыми святынями в соборе являются: Казанская икона Божией Матери, резная икона святителя Николая, икона и посох преподобного Пафнутия Боровского. Особенно почитается резная в рост человека икона Николы Можайского. Происхождение ее относят к XIV в., ко времени Димитрия Донского. Так же в храме хранится икона-мощевик, которая содержит частицу Креста Господня, частицу камня Гроба Господня и мощи 18 святых, в том числе святителя Николая Чудотворца.

Город Боровск известен с 1356 года и изначально принадлежал черниговским наместникам. Позже – рязанским князьям. Упоминается как “Боровеск”, позже “Боровск”. Название города происходит от древнерусского слова “бор”, что означает “сосновый лес”. В 1382 город вошёл в состав Московского великого княжества. Сейчас город Боровск – маленький и тихий городок. Говорят, что в городе нет ни одного светофора, машин очень мало, совсем нет современной застройки, кроме немногочисленных зданий, в которых размещены госучреждения. В Боровске большое количество храмов, но не все – действующие. Боровск исторически является центром старообрядчества в России, поэтому в нём есть и старообрядческие храмы. В XVII веке в Пафнутьево-Боровский монастырь был сослан духовный отец старообрядцев протопоп Аввакум. В Боровске в молодости жил основатель космонавтики – Циолковский. В городе есть музей его имени. Музей мы не посещали, но увидеть дом с изображением Циолковского было тоже очень интересно. Этот дом находится практически напротив Благовещенского Кафедрального собора.

Далее наш путь лежал в монастырь.

Пафнутьево-Боровский монастырь

Пафнутьево-Боровский монастырь был основан в 1444 году Преподобным Пафнутием Боровским. Преподобный Пафнутий являлся внуком ордынского баскака из рода агарянского. Агаряне – это потомки Измаила, сына Авраама от рабыни Агари. Баскаки имели свои войска, мелких чиновников и наблюдали за отношением русских князей к императору Монгольской империи. Занимались разбором тяжб, переписывали население, собирали подати.

Но в начале 60-х годов XIII-го века было поднято восстание против татаро-монголов. Восстанием почти одновременно была охвачена вся Северо-Восточная Русь. Есть предположение, что руководство восстанием было единым и осуществляли его русские князья. И агарянам было предложено сделать выбор: уйти или остаться и принять православную веру, кто же останется, но не придёт к православной вере – будет предан смерти.

Так вот, дед Преподобного Пафнутия изволил принять веру Православную, крестился, назван был Мартином и жил во всяком благочестии и родил сына – отца Преподобного, названного во крещении Иваном. Иван же, повзрослев, обвенчался с будущей матерью преподобного Фотинией. И вот в 1394 году и родился от них отрок Парфений. Уже с ранних детских лет отрок навыкает Божественному Писанию. Он не заботился о пустом и неполезном, во всём имел крепкий смысл и вскоре в нём прорастают плод целомудрия и прочие виды добродетели. В 20-ти летнем возрасте Парфений, чувствуя еще большую потребность в духовном развитии, оставляет свой родной дом, отца и мать, знакомых, друзей и постригается в инока Высокого Покровского монастыря с именем Пафнутий. Настоятель назначает Пафнутию наставника – священноинока Никиту, который являлся учеником Преподобного Сергия Радонежского. Таким образом, Пафнутий является духовным внуком Преподобного Сергия. В Высоком Покровском монастыре Пафнутий проведёт 30 лет, из них 13 лет игуменом. Будучи игуменом, он руководил монастырём.

Когда Пафнутию было чуть более пятидесяти лет, на него напал телесный недуг. Болезнь длилась долго, и Пафнутий принимает решение принять священную схиму, после чего он уже не служил Литургию, но пастырский долг совершал. А вскоре и оставляет своё руководство над живущими в Высоком Покровском монастыре, сделав это по изволению Всевышнего. После чего телесный недуг отходит, и, видя в этом промысел Божий, Преподобный окончательно принимает решение оставить обитель.

Преподобный Пафнутий оставляет обитель с одним из братии и 23 апреля (6 мая) 1444 года поселяется в лесу между реками Протвою и Истерьмою, на месте будущего Пафнутьево-Боровского монастыря. Со временем к нему стала приходить братия из Высокого Покровского монастыря и из других мест. Поэтому место распространялось, а братия умножалась. По просьбе братии и по благословению Преподобного была построена деревянная церковь во имя Рождества Пречистой Богородицы, с которой и началась новая обитель. Уже при жизни Преподобного эта обитель стала почитаема во всей Московии, любима московскими государями, царицами и царевнами. Окончательный свой облик, который сохранился до наших дней, монастырь приобретает позже, в XVI веке, когда он превращается в сильную пограничную крепость.

По свидетельству современников Преподобный Пафнутий во всём избегал неумеренности, всегда старался избегать праздности, любил нищету и скудность. Много чудесных историй сопровождало жизнь Преподобного и людей его окружавших. Много из них описано в житии Преподобного, написанное его учеником Святителем Вассианом Саниным, епископом Ростовским, братом преподобного Иосифа Волоцкого. Вот некоторые из них.

История об иконописце Дионисии

В монастыре под духовным началом жил и работал прославленный со временем иконописец Дионисий. Большую известность ему принесли как фрески выполненные для Пафнутьево-Боровского монастыря (которые, к сожалению, не сохранились), так и иконы для иконостаса Успенского собора Московского Кремля, иконы и фрески соборной церкви Успения Богоматери в Иосифо-Волоколамском монастыре и др.

Дионисий не мог начать дело, поскольку сильно болел ногами. И только когда Пафнутий благословил его и попросил Господа и Пречистую Богородицу помочь выздороветь – болезнь отошла и иконописец смог начать работу. Поскольку монахи в монастырях не едят мяса, Преподобный мирянам дал заповедь не есть мирской еды в обители. Как правило, так и делали, но однажды забыв, принесли на вечернюю трапезу ногу ягнёнка, запечённую с яйцами. Первым откусил Дионисий и обнаружил, что внутри куска, где были яйца, полно червей. Дионисий испугался, кинул мясо собакам, но на него тотчас напала чесотка и всё тело стало как одна гнойная рана. Дионисий, прося прощения, обратился к Пафнутию, и святой наказал ему больше такого не делать. И опять благодаря Пафнутию, его молитвам, наставлениям и советам Дионисий выздоровел.

История о воронах

Вокруг обители, в лесу, обитали чернопёрые многоголосые вороны, вили гнёзда и блаженный Пафнутий очень радовался, видя это. Радовался, как будто видел что-то большее. И заповедовал он всем не трогать воронов и их птенцов, не губить ни руками, ни оружием. Однажды проезжал мимо сын местного воеводы, повернув голову и, увидев ворона, поразил его стрелой из своего лука. Он обрадовался, но когда хотел повернуть голову обратно, не смог сделать этого. Он тотчас вспомнил заповедь блаженного и направился к нему. Испросив прощения, он просит святого помолиться за него. Преподобный Пафнутий совершил молебен, осенил крестом сына воеводы и сказал: “Обратись наперед силою Животворящего Креста”. После этого сын воеводы смог без труда повернуть голову обратно, он ушёл, радуясь и славя Господа и святого.

В течение 33 лет Преподобный Пафнутий обустраивал монастырь. Он собрал вокруг себя 95 человек братии. Это было самое большое количество монахов за всю историю монастыря.

В 1477 году, 1 мая, Преподобный Пафнутий отошёл ко Господу. Сразу после кончины он стал как бы семейным святым московских государей. Иван Грозный был рождён по молитвам Преподобного Пафнутия и называл его в одном ряду с Сергием Радонежским. Всё остальное время после кончины Преподобного монастырь находился на острие событий, происходящих на Руси. Самозванец Тушинский, идя на Москву, в 1610 году разорил монастырь. Произошло это из-за измены некоторых предателей среди защитников монастыря. Все оборонявшиеся и монахи были убиты. Воевода Михаил Константинович Волконский был убит прямо в соборе. Храм-усыпальница Волконских находилась на месте бывшего учебного корпуса механизации, построенного большевиками после революции (теперь в этом здании находится воскресная школа для мирян г.Боровска и окрестностей и комнаты для размещения).

В 1812 году обитель была вновь разорена, на этот раз французами Наполеона. Тогда сгорела большая монастырская библиотека. В начале 20 века при монастыре существовало братство, миссионерское по своей деятельности.

Сразу после большевистского переворота 1917 года на монастырь начались гонения. Но первое время братии удавалось сохранить духовные святыни. Они жили и работали в монастыре под видом сельскохозяйственной коммуны.

Но далее они уже не смогли противостоять вооружённым отрядам красноармейцев. Монастырь был разорён. По распоряжению помощника начальника трудовой колонии товарища Баранова в 1932 году был сброшен отлитый в 1488 году (через 11 лет после кончины Преподобного) один из самых древнейших и известных колоколов в России. Из икон иконостаса Ирининского предела делали судки для собак и клетки для кроликов. Имущество обители частично было “передано” Главмузею, который до сих пор существует на территории монастыря. В этом музее до настоящего момента находятся ценные исторические предметы, принадлежащие ранее монастырю, например, старое издание Евангелия. И музей отказывается возвращать эти “экспонаты”.

Тем не менее, облик монастыря сохранился достаточно неплохо благодаря многолетней работе реставраторов. Хранителем духовного наследия монастыря считают старца схиархимандрита Амвросия, который жил неподалёку и почил за 10 лет до его возрождения. Благодаря Высокопреосвященному Клименту, архиепископу Калужскому и Боровскому, в марте 1991 года сельскохозяйственный техникум освободил церковь пророка Илии (до этого там проводили химические опыты) с больничной и трапезной палатами. По преданию, церковь была построена на месте захоронения защитников монастыря в 1610 году. После возвращения там помещались все монастырские службы.

Постепенно к монастырю перешла большая часть строений, монастырский сад с заросшими прудами и со святым источником Преподобного. Позднее в храм были перенесены ковчег с частицей Преподобного Пафнутия (место же захоронения или нахождения останков неизвестно) и икона Рождества Богородицы из храма Преподобного Сергия Радонежского села Передоль, которая до переворота 1917 года находилась в Боровском монастыре. Мы взобрались на самую высокую колокольню по шатким деревянным лестницам, прошли по старинным галереям, осмотрели все храмы, приложись к святыням. Многие из паломников посетили источник и окунулись в нём с трёхкратным погружением, со словами: “Во имя Отца, и Сына и Святого Духа”.

К вечеру усталые, но счастливые, вернулись домой – здоровыми и невредимыми.

Святые и чудотворцы. Пафнутий Боровский

Этот Никита был прежде игуменом Серпуховского Высоцкого монастыря, но затем, состарившись и страдая болезнью глаз, удалился на покой в Боровскую обитель. Впрочем, спустя несколько лет Никита отправился на север и основал в Костроме Богоявленский монастырь.
В течение семи лет Пафнутий находился в послушании у благочестивого старца и научился от него всем иноческим добродетелям. Когда игумен Маркелл преставился, братия избрала его настоятелем обители.

Игумен Пафнутий возглавлял Боровский Высоцкий монастырь в течение тринадцати лет. Затем он сильно и надолго заболел, так что во время болезни принял схиму (высшую степень монашества). По выздоровлении, в 1444 году, преподобный решает покинуть обитель. Он отказывается от игуменства и переселяется с одним иноком на новое место, отстоявшее на три версты от Боровска. Оно находилось при впадении в реку Протву небольшой речки Истерьмы, на высоком, поросшем густым лесом берегу. Вскоре к преподобному переселяются и многие из прежних иноков Высоцкой обители. Строятся кельи, а затем и деревянная церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы. (Впоследствии в монастыре ставится и каменная церковь; ее украсят иконы и росписи, выполненные знаменитым русским иконописцем Дионисием.) Так возник новый Рождественский монастырь.
Место, которое занимал монастырь, находилось уже вне пределов Боровского княжества. Прозябание прежнего Высоцкого монастыря и расцвет нового Рождественского вызвали гнев со стороны боровского князя Василия Ярославича. Житие преподобного Пафнутия, написанное учеником святого, будущим архиепископом Ростовским Вассианом Саниным, рассказывает о том, что князь даже подсылал своих слуг разорить или сжечь обитель Пафнутия. Одним из таких злодеев был ново-крещенный татарин Ермолай. Пафнутий, однако, ласково поговорил с ним, и нрав татарина чудесным образом совершенно переменился; он не причинил обители никакого зла. Примирение между князем и игуменом произошло после 1445 года, когда в несчастном для русских сражении у Суздаля боровский князь Василий попал в плен к татарам вместе с великим князем Василием Васильевичем (будущим Василием Темным). Преподобный много молился об избавлении русских князей из плена; князь же Василий Ярославич, в свою очередь, раскаялся в прежней злобе.
Монастырь преподобного Пафнутия не отличала чрезмерная суровость аскетического жития, подобная образу жизни некоторых отшельников и пустынников того времени. Преподобный не требовал от братии невозможного, но зато чрезвычайно строго следил за соблюдением устава. Сам он всегда предавался посту, в некоторые дни совсем отказываясь от еды, а в другое время вкушая лишь немного простой постной пищи, но братии старался угодить, часто повелевал приготовить для трапезы то, что могло понравиться инокам. (Впрочем, в монастыре, разумеется, никогда не ели мяса.) Да и во всем прочем преподобный довольствовался самым малым. Одежда его была такою, замечает его ученик Иннокентий, автор «Сказания о преставлении преподобного Пафнутия», что мало кому из нищих пригодилась бы.
Внешность святого была не слишком выразительной: сгорбленный и малорослый, с большой седой бородой, в плохой одежде. Но он обладал поразительным даром воздействия на любого, с кем ему приходилось общаться. «Беседа же его была проста, — продолжает свой рассказ Иннокентий, — усладительно беседовать с ним было не только инокам, но и мирянам и странникам. Не робел он никогда перед лицом княжеским, дары богатых не могли улестить его, и сильным мира сего он повелевал неукоснительно соблюдать законы и заповеди Божии. С простыми людьми так же, как и с великими, беседовал и братьями их называл. И никто после беседы с ним никогда не уходил от него неутешенным».
Учениками преподобного Пафнутия были многие выдающиеся церковные деятели средневековой России — преподобный Иосиф Волоцкий, основатель Иосифо-Волоколамского монастыря, писатель и публицист, один из наиболее почитаемых русских святых; его брат Вассиан Санин, архимандрит Ростовский, списатель Жития святого Пафнутия; старцы Иннокентий, Исайя и другие. Непосредственное нравственное влияние Пафнутия испытал и прославленный иконописец Дионисий, однажды нарушивший запрет боровского игумена и из-за этого жестоко заболевший.
Две черты, прежде всего, отличают характер преподобного. Во-первых, это рачительность хозяина. Пафнутий неустанно заботится о монастыре, о монастырском хозяйстве. Он и сам работает не покладая рук, с усердием исполняя самые тяжелые монастырские послушания: рубит лес, носит дрова, копает землю, занимается плетением рыболовных сетей. Юный Иосиф Санин, придя в монастырь, застает игумена за рубкой дров в лесу, а рассказ о кончине преподобного начинается с того, что игумен указывает своему ученику Иннокентию, как именно следует поправить прорванную запруду в монастырском пруду. Эта рачительность станет отличительной особенностью русских монастырей более позднего времени.
Другая черта Пафнутия Боровского — его строгость, даже суровость, прежде всего, по отношению к власть предержащим. Он и ученикам своим внушал благоговейный страх, хотя как раз для братии всегда находил слово утешения. Старец Досифей Топорков, племянник Иосифа Волоцкого, записал впоследствии некоторые рассказы преподобного Пафнутия о давно прошедших временах — например, о море в Москве в 1327 году или о великом московском князе Иване Даниловиче Калите. Великий старец обладал способностью по лицу человека узнавать скрытые душевные страсти и помыслы, а потому ничто не могло укрыться от его взора. Преподобный Иосиф Волоцкий вспоминал о своем учителе, что он, когда нужно, бывал милостив и снисходителен, но подчас бывал суров и гневен. Князь Юрий Васильевич Дмитровский, бывший духовным сыном преподобного Пафнутия, рассказывал, что когда он шел на исповедь к преподобному, его охватывал такой трепет, что подчас подгибались колени. Игумен мог отослать даже очень богатый дар, принесенный в монастырь от князя или боярина, если тот чем-то вызвал его неудовольствие, мог не принять навестившего его властителя, не делая исключения даже для великого князя. Но при всем том он вызывал такое уважение у сильных мира сего, что обильные дары от бояр и князей щедро текли в его обитель. Покровителем Боровского монастыря был сам великий князь Иван III, «государь всея Руси».
Преподобный Пафнутий дожил до глубокой старости. Ему исполнилось 83 года, из которых 63 года он посвятил иноческим подвигам. Святой старец предвидел свою смерть за неделю. О его последних днях подробно рассказал его ученик Иннокентий, написавший «Сказание о смерти преподобного Пафнутия Боровского» — одно из лучших произведений древнерусской агиографической литературы.
Последние недели жизни старец посвятил исключительно молитве. Земные дела уже не могли занимать его. Когда он, вместе со своим учеником Иннокентием, видит непорядок в запруде, устроенной им же при монастыре, он дает поручения Иннокентию: «Я же не могу этим заниматься, потому что ждет меня другое, неотложное дело». И это кажется удивительным Иннокентию, привыкшему к ежечасному вниманию святого ко всем необходимым в монастыре работам. Князю Михаилу Андреевичу Верейскому, постоянному милостиннику Боровского монастыря, он спешит передать, чтобы тот не приезжал в обитель, как было уговорено ранее, «ибо приспели мне иные заботы». Несмотря на тяготы болезни преподобный выходит в церковь на святую литургию; он с трудом опирается руками на свой посох, приклонив голову, но отказывается сесть. В тот день по окончании вечерни священник начал читать панихиду, как было заведено в монастыре. Братия хотели увести игумена, но тот решил остаться: «Я должен более других слушать, потому что мне это нужнее всего, впредь уже не смогу слушать». Старец исповедался и причастился Святых Тайн; все это время он проводил в жестоком посте и молитве.
Прослышав о болезни преподобного, в монастырь спешат посланцы от князей — от князя Михаила Верейского, от самого государя Ивана III, от митрополита Геронтия. Старец отказывается принять их и даже не распечатывает присланную великим князем грамоту: «Уже ничего не хочу от мира сего: и почестей не желаю, и ничто не страшит меня в мире этом», — говорит он Иннокентию. Тот пытается уговорить преподобного ответить хотя бы великому князю, ибо опасается его гнева. «Истинно говорю вам, — отвечает святой, — если не прогневаете Единого, ничего не причинит вам гнев человеческий. Если же Господа прогневаете, никто вам помочь не сможет». В монастырь приносят дары — от тверских князей, от великой княгини Софьи Палеолог, жены Ивана, от многих бояр и даже от простых людей, но старец повелевает ничего не принимать, но отсылать обратно.
Иннокентий просит своего учителя дать завет монастырю: как гать после его смерти и кому быть игуменом. После долгого молчания старец дал ответ, который дословно приводит Иннокентий в своем Сказании: «Блюдите сами себя, братья, если чин церковный и монастырские порядки хотите сохранить: церковного пения никогда не оставляйте; свечи возжигайте; священников держите честно, как и я, не лишайте их положенного им; пусть не оскудевают божественные службы — ведь ими все держится; трапезную от странников не затворяйте; о милостыни пекитесь, просящего с пустыми руками не отпускайте; бесед с приходящими мирянами избегайте; в рукоделье трудитесь; храните сердце свое с неизменным усердием от лукавых помыслов; после повечерницы в разговоры друг с другом не вступайте — пусть каждый в своей келье безмолвствует; от общей молитвы ни по какой причине, кроме болезни, не уклоняйтесь; весь устав монастырский и правило церковное блюдите со смирением и покорностью, и молчаливостью, и, попросту сказать, поступайте так, как видите меня поступающим. Если всем этим, заповеданным мной, не будете пренебрегать — не лишит Господь места сего всех благостей своих. Но знаю я, что по отшествии моем в монастыре будет смутьянов много, чувствую — душу мою смутят и среди братии раздор поднимут. Но Пречистая усмирит их, и бурю отвратит, и дому Своему и живущим в нем успокоение подаст».
Преподобный Пафнутий скончался 1 мая 1477 года, в четверг, за час до захода солнца. На следующий день братия похоронили его, как он и завещал, без мирян. Горе всех иноков обители преподобного было так велико, что никто не мог вымолвить ни слова от рыдания и даже пропеть полагавшиеся погребальные песни. Лишь после того, как тело было предано земле, о смерти святого дали знать в город, в котором давно уже все находились в тревожном ожидании. Все пришли в движение: в течение всего дня народ приходил в монастырь, чтобы поклониться фобу святого. Местное празднование преподобному Пафнутию было установлено в 1531 году. Его особо почитали в великокняжеской семье, он сделался как бы фамильным святым московских князей.
Царь Иван Грозный считался рожденным по молитвам святого Пафнутия (его отец, Василий III, долго не имел детей и объезжал разные монастыри, ближние и дальние, надеясь на заступничество их святых покровителей). Сам Иван Грозный называл имя Пафнутия Боровского в ряду величайших московских святых — Сергия Радонежского и Кирилла Белозерского. Общецерковное прославление святого было установлено на соборе 1547 года.
Церковь празднует память преподобного Пафнутия Боровского в день его кончины 1 (14) мая.

пафнутий боровский житие

Поделиться

Игумен одной обители, находившейся неподалеку от города Бо́ровск, тяжело заболел. 30 лет до того был он заботливым отцом для братии, но теперь решился оставить настоятельство и принять великую схиму – высшую степень монашества. В тишине и покаянии он собирался провести остаток дней. Однако, неожиданно выздоровев, по велению самой Богородицы он поселился на другом берегу реки и основал новую обитель в честь Рождества Пречистой. Звали этого монаха Пафнутий.
Монастырь очень быстро стал новым центром духовной жизни. Сюда стекался простой народ, приезжали бояре и князья, и все просили игумена о совете и о молитве. И ко всем – независимо от звания, богатства и положения – он относился с любовью. И всем говорил правду.
Однажды некий гордый человек пришел за благословением святого и надменно спрашивал у братии, где найти старца. Он не знал преподобного в лицо и, случайно встретив, толкнул и стал грубо говорить.

Гордый человек:
— Эй, ты! Покажи мне, где здесь Пафнутий!
Преподобный Пафнутий:
— Постой, успокойся, что ты? Мне кажется, тобой овладел лукавый и гордый дух.
Гордый человек:
— Да тебе ли указывать мне?! Кто ты такой?! (вдруг меняет интонацию, догадывается, немного пугается) Так ты и есть Пафнутий?
Преподобный Пафнутий:
— Да, это я.

Горделивый человек был в смятении. Он вскочил на коня и поскакал прочь, то злясь на старца, то стыдясь своей грубости:

Гордый человек:
— О, не таким оказался тот, кого считал я великим… Да разве даст он мне теперь благословение? А нужно ли оно мне? Это просто нищий монах. Нет же, это чудотворец и святой. Что делать мне? Я так грешен, что даже у старца не будет для меня теперь теплого слова…

Вскоре к старцу прибежали люди и стали рассказывать о неком человеке, который прямо на лошади заехал в монастырский пруд и не хочет выходить, говоря, что здесь собирается утопиться. Старец вздохнул и начал молиться Богородице, прося у нее милости к несчастному. Через некоторое время тот человек, растрепанный и мокрый, но уже спокойный, вновь пришел к Пафнутию.

Гордый человек:
— Отче, дай припаду к твоим ногам. Прости меня, прости! Никогда еще не было мне так легко, так спокойно на душе! Благодарю тебя, отче Пафнутий!

Преподобный Пафнутий:
— Не меня благодари, дитя, благодари Пречистую, она избавила тебя от гордыни и уныния, съедавших тебя изнутри. Богородица здесь хозяйка. Все лишь ее молитвами.

Немало еще чудес было явлено святым. По его молитвам появлялась у голодных пища, разрешались безвыходные ситуации, исцелялись больные.
Знаменитый иконописец Дионисий пришел делать росписи в монастырском соборе, но не мог начать – у него сильно болели ноги. Пафнутий благословил его, и когда тот взялся за работу, болезнь отступила.
Жизнь старца была проста и строга. У него были самая бедная келья и облачение, он мало ел и много постился, из общих работ выполнял самые тяжелые – носил камни, рубил дрова, копал огород, и в то же время он всегда первым приходил на молитву.
Последнюю неделю жизни святой провел в посте и молитве, выходя из кельи только ради церковной службы, и благодарил Бога за данные ему перед смертью шесть дней покаяния без суеты.
Также он велел, чтобы на похоронах не было никого из мирских. Братия тихо и почти тайно похоронила его. А когда стала распространяться весть о кончине старца, потянулся народ к обители святого, поклониться могиле его и попросить о небесном заступничестве.
Сейчас мощи преподобного покоятся в соборе Рождества Богородицы основанного им Свято-Пафнутьевского Бо́ровского монастыря. И по сей день, обращаясь к святому Пафнутию, многие верующие получают от Бога помощь и поддержку в добрых своих делах.

Биография

Парфений родился в селе Кудинове, около Боровска, был внуком крестившегося татарского баскака Мартина. Родители мальчика, Иоанн и Фотиния, были людьми благочестивыми.

Клейма с гробницы Пафнутия

В 1414 году Парфений принял постриг с именем Пафнутий в Покровском монастыре на Высоком и впоследствии находился в послушании у Никиты Серпуховского — ученика преподобного Сергия Радонежского. Сам Пафнутий впоследствии стал учителем и наставником для другого известного церковного деятеля — Иосифа Волоцкого.

В 1444 году Пафнутием был основан монастырь у Боровска, при впадении реки Истерьмы в Протву.

Более 63 лет длился монашеский подвиг Пафнутия. О его жизни сохранилось два литературных документа, написанных его учениками: «Житие преподобного Пафнутия Боровского» Вассиана Санина, епископа Ростовского, и «Сказание о кончине преподобного Пафнутия Боровского» старца Иннокентия.

Канонизирован Макарьевским собором в 1547 году. Память святого Пафнутия Боровского совершается в православной церкви 1 (14) мая.

13 октября 2016 г. в Боровске, недалеко от храма Покрова Пресвятой Богородицы на Высоком, Пафнутию Боровскому установлен бронзовый памятник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *