Я волк

Притча о топоре и верёвке

Умирая, богатый один человек
Завещал всё богатство своё, лишь тому
Кто без страха войдёт, в его каменный склеп
И оставшись, пробудет ночку одну
Услыхал о завете таком, дровосек
Согласился легко, на такой уговор
Что терять, если беден, увы, человек
Всё «богатство», верёвка да старый топор
Час настал, в склеп впустили его на ночлег
И сжимая топор, он спустился к гробу
О богатстве, всё думал бедняк — дровосек
Что получит, без капли труда, по утру
Ровно в полночь, со свитою божьих гонцов
Ангел смерти явился по душу купца
И увидел живого, среди мертвецов
Дровосек онемел, пред слугою Творца
И решил Азраиль у живого спросить
За топор и верёвку, добром ли нажил
Дровосек и не знал, что ему говорить
Страх пред Богом, беднягу, заворожил
За имущество спрос, продолжался всю ночь
Дровосек за двенадцать часов поседел
Ведь с такого допроса, не скрыться уж прочь
На спасенье, петух на рассвете пропел
Склеп покинул бедняк, отпустили его
Но не стал дровосек, за богатством бежать;
— если я за топор свой, ответить не смог,
как же мне за богатство потом отвечать!?…

И вдруг вижу, из осинника кто-то выходит и приближается к нашему кругу. Бабушка задала ему три вопроса (простите, нельзя их называть) и отпустила. Потом залила водой, в которой варила венки, костер. Мы поели и стали собираться домой. «Баб, – решилась я все же спросить, – кто это был?» «Это? Костя Безродный», – ответила она.

Я сама не была у него на похоронах, но в деревне и в школе говорили, что нашли его убитым и изувеченным. Родителей у него не было, тетка за полгода перед его гибелью умерла. Костя был из тех, кто всему был рад. Его так и называли – Чурачок. Не дурачок, а вроде как ласково – Чурачок. Видно, кто-то решил, что ему тетка добра много оставила. Убили с пытками, отняли у него душу за барахло. Видно, бабушка ждала ночи под Троицу, чтобы узнать, что произошло и кто виноват. (Нас с ней в деревне на тот момент не было: уезжали мы с ней на три месяца.)

Шли мы назад, а она мне и говорит: «А чего ты дома есть не стала, а когда я начала работать, про еду думала? Не про пряники нужно думать, когда учу, а про дело». Вижу – сердится, считала мои мысли. И я, чтобы загладить вину, стала спрашивать – вроде небезразлична мне работа. А она любила, когда я проявляла любознательность.

– Баб, что ты с ним сделаешь, с тем, кто убил Костю?

– Не с ним, а с ними. Посмотрю в душу, есть ли раскаяние, а там решу.

И решила.

Раньше заговор-оберег от «убивцев», как бабушка называла таких нелюдей, назывался «Чтобы душу не увели», то есть насильно не забрали, не убили. Читают его в последний день любого месяца, называя имена всех тех людей, которых желаете защитить. Слова обережного заговора такие:

Сталь ты крепкая, затупись, Веревка ссученная, перервись, Камень, от руки отвались, Богородица, заступись, Кто придет за душой, отступись. Надеваю я кандалы святые, Остры ножи, будьте тупые. Захлестни, Матерь Божья, им ноженьки, Заступись и помилуй нас, Боженька. Господи Вседержитель мой, В самый тяжкий час Ты побудь со мной. Ныне и присно и во веки веков. Аминь. Господи, сохрани и оборони Твоих рабов (имена). Аминь.

Отнятый сон

Мне вспоминается один случай. Пришли к моей бабушке люди из сельсовета – мужчина и женщина – и давай ей всякие вопросы задавать да уму-разуму учить. Сразу стало понятно, что так просто они не отстанут. А я-то знала, как бабушка уставала в последнее время: у нее было сразу несколько очень тяжелых больных. Все время бабушка проводила в молитвах и постах и совсем измучилась, а эти молодые люди прекрасно видели, что ей плохо, но все равно не уходили. «Как не стыдно, у нас какой век уже, а вы все живете в доисторическом веке. Обвешались иконками. Какой пример молодежи подаете? Люди к вам отовсюду ездят», – все повторяли и повторяли они. Особенно усердствовала женщина.

Бабушка слушала-слушала, а потом спокойно ответила, что сама никого не зовет, но и гнать не гонит, ведь Господь велел любить ближнего своего, она и следует этой заповеди. Да и как можно отказать человеку, который на коленях умоляет спасти его от смерти и тяжкой болезни.

На это женщина ей возразила:

– Чепуха все, не верю, мы сами творцы своей судьбы. И не могут на мою судьбу повлиять какие-то там потусторонние силы и безграмотные сельские старухи. Главное, жить правильно и честно, тогда и спать будешь хорошо.

– Ну, коль так, – сказала бабушка, – сегодня у нас понедельник, а в пятницу приди ко мне, детка, и расскажи, как спала, так ли уж ладно и спокойно.

Когда люди из сельсовета наконец-то ушли, я спросила бабушку:

– Бабуль, что ты хочешь сделать?

– Сон заберу, поучу ее немножко, хотя она и не виновата – так ее воспитали.

Через несколько дней к нам прибежала та молодая женщина из сельсовета и пожаловалась, что не может заснуть вот уже несколько дней. Правда, она была уверена, что к колдовству ее беда не имеет никакого отношения, а бабушка ей это просто внушила.

– Ладно, иди, – вздохнула бабушка, – спать будешь. Что толку тебе объяснять? Не поймешь. Только запомни: будешь мешать мне помогать людям, и я бороться с тобой стану по-своему. А если ты про меня где писать будешь или говорить, тут же я тебе и отвечу, как бы далеко ты ни была от меня. А теперь иди с Богом, иди.

Думаю, теперь вы понимаете, мои дорогие читатели и ученики, что бывают способы, с помощью которых можно отнять сон. И естественно, знахари знают, как отчитать эту беду.

Прежде всего необходимо поставить на порченого человека оберег. Заговорные слова читают над водой, которой затем умывают несчастного перед иконами.

Господи Боже мой, Святой Архангел Михаил с Тобой, А с ним шестикрылый херувим. Как они все сильны, Так и мои слова заговора крепки. Тридевяти ключами сон открываю, На восковую печать закрываю — Не подойдет вор ко сну раба Божьего (имя). Аминь. Как на ночь цветы закрываются, На сон люди обряжаются: Заря вечерняя, ночь темна, Господом Богом сила сна дана, – Так раб Божий (имя) пусть спит, Ангел его сон сторожит И вся моя молитва. Аминь. Кто раба Божьего (имя) сон захочет забрать, Тому вперед сон мой придется взять, А мой сон хранит (имя покойного кровного родственника). Аминь.

После этого хорошо читать молитвы на сон грядущий. Таких молитв очень много, обращены они к Господу нашему, Пресвятой Богородице, Ангелу-хранителю человека и всевозможным святым. Вот одна из этих молитв, обращенная к Господу:

Ненавидящих и обидящих нас прости, Господи Человеколюбче. Благотворящим благосотвори. Братиям и сродникам нашим даруй яже ко спасению прощения и жизнь вечную. В немощех сущия посети и исцеление даруй. Иже на мори управи. Путешествующим спутешествуй. Служащим и милующим нас грехов оставление даруй. Заповедавших нам недостойным молитися о них помилуй по велицей Твоей милости. Помяни, Господи, прежде усопших отец и братий наших и упокой их, идеже присещает свет лица Твоего. Помяни, Господи, братий наших плененных и избави я от всякаго обстояния. Помяни, Господи, плодоносящих и доброделающих во святых Твоих церквах и даждь им яже ко спасению прощения и жизнь вечную. Помяни, Господи, и нас смиренных и грешных и недостойных раб Твоих, и просвети наш ум светом разума Твоего, и настави нас на стезю заповедей Твоих, молитвами Пречистыя Владычицы нашея Богородицы и Присно-девы Марии и всех Твоих святых, яко благословен еси во веки веков. Аминь.

Смерть седьмого ребенка

Женщину эту звали Марья, я хорошо помню ее темно-синий сарафан и белые, как лен, волосы. Рассказывая о своей беде, она не плакала, и только по ее безумным глазам можно было понять, как она страдает. Все ее дети умирали, не дожив до двух лет, и, когда она родила седьмого ребенка, муж сказал Марье: «Если и этот ребенок умрет, я тебя прогоню. Мне нужен наследник, сын, а у тебя, видимо, проклятое чрево». Марья не помнит, чтобы ее кто-нибудь проклинал, но ее дети, действительно, умирали за два, за три месяца до своего двухлетия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *